Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КИРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 декабря 2010 г. по делу N 33-4069

 

Судья Рылова И.Н.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Кировского областного суда в составе председательствующего Ворончихина В.В.,

судей Погудиной Т.С., Кирсановой В.А.,

при секретаре Ш.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Кирове 21 декабря 2010 г. дело по жалобе на решение Богородского районного суда от 9 ноября 2010 года,

 

установила:

 

К. обратилась в суд с иском к Отделу Пенсионного фонда РФ в Богородском районе о признании права на назначение досрочной трудовой пенсии.

В обоснование требований (основания которых окончательно сформулировала в судебном заседании) истица указала, что она 17 июня 2009 г. обратилась к ответчику с заявлением о назначении досрочной трудовой пенсии по старости в связи с педагогической деятельностью.

Решением комиссии ответчика от 22.06.2009 г. было отказано в назначении истице пенсии в связи с отсутствием специального педагогического стажа работы и необоснованно исключены периоды: с 03.10.1983 г. по 31.10.1983 г., с 4.03.1993 г. по 27.03.1993 г., с 05.12.2005 г. по 23.12.2005 г.- нахождения на курсах повышения квалификации; с 14.06.1990 г. по 30.09.1990 г. - нахождения в отпуске по уходу за ребенком до трех лет; с 01.04.1995 г. по 31.10.1999 г., с 01.11.1999 г. по 01.09.2002 г. в качестве воспитателя в МОУ Караульская средняя общеобразовательная школа и далее в том же качестве в этой школе по 29 мая 2008 года, в т.ч. с ведением преподавательской работы без занятия штатной должности учителя.

Решением суда от 9 ноября 2010 года постановлено о признании права на досрочную трудовую пенсию по старости и назначении ее с 29 августа 2009 года с возложением на ГУ - Отдел Пенсионного фонда РФ в Богородском районе обязанности зачесть в специальный стаж К. периодов нахождения на курсах повышения квалификации с 03 по 31 октября 1983 г., с 14 по 27 марта 1993 г., с 05 по 23 декабря 2005 г., периода нахождения в отпуске по уходу за ребенком от 1,5 до 3 лет с 14.06.1990 г. по 30.09.1990 г., периода работы в должности воспитателя в МОУ Караульская средняя общеобразовательная школа с 01.04.1995 г. по 31.10.1999 г. и с 01.11.1999 г. по 01.09.2000 г., периодов работы в должности воспитатель и учитель в МОУ Караульская средняя общеобразовательная школа с 20.03.2003 г. по 07.06.2004 г. и в МОУ ООШ с. Караул с 08.06.2004 г. по 09.06.2004 г., с 10.06.2004 г. по 21.11.2004 г., и с 01.09.2007 г. по 29.05.2008 г., периода работы в должности воспитатель в МОУ ООШ с. Караул с 01.09.2006 г. по 31.08.2007 г. Кроме того, постановлено о взыскании 200 рублей с ответчика в пользу истицы в возмещение судебных расходов.

В кассационной жалобе ставится вопрос об отмене решения суда и указано на ошибочность включения в специальный стаж истицы периодов работы в должности воспитатель и учитель в МОУ Караульская средняя общеобразовательная школа с 20.03.2003 г. по 07.06.2004 г., в МОУ ООШ с. Караул с 08.06.2004 г. по 09.06.2004 г., с 10.06.2004 г. по 21.11.2004 г., с 01.09.2007 г. по 29.05.2008 г. и с 01.09.2006 г. по 31.08.2007 г. в должности воспитатель в МОУ ООШ с. Караул, а также с назначением пенсии с 29.08.2009 г. Кассатор указал на несоответствие этих выводов суда требованиям закона. По мнению кассатора, судом неправильно определены значимые по делу обстоятельства и приняты во внимание недопустимые доказательства.

Заслушав доклад судьи Ворончихина В.В., объяснения представителя кассатора, поддержавшей доводы жалобы, и возражения истицы, проверив материалы дела, учитывая требования ч. 1 ст. 347 ГПК РФ, судебная коллегия не усматривает оснований к пересмотру решения суда.

Из материалов дела, в т.ч. исследованных в судебном заседании выписки из приказа N 117 от 20.03.2003 г., должностной инструкции учителя, письменных трудовых договоров, тарификационных списков учителей и других работников Караульской средней школы на 20.03.2003 года, работников МОУ СОШ с. Караул по состоянию на 01.04.2003 г., на 1 сентября 2003 г., на 01.09.2004 г., на 01.09.2007 г., на 01.02.2008 г., выписки из приказа N 135 /8 от 01.09.2007 г. следует, что истица в указанные периоды времени действительно работала учителем в сельской школе.

Согласно п. 4 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществляющим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей, в соответствии с подпунктом 19 пункта 1 статьи 27 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", утвержденных Постановлением Правительства РФ от 29.10.2002 г. N 781, периоды выполнявшейся до 01 сентября 2000 года работы в должностях в учреждениях, указанных в Списке, засчитываются в стаж работы независимо от условия выполнения в эти периоды нормы рабочего времени (педагогической или учебной нагрузки), а начиная с 01 сентября 2000 г. - при условии выполнения (суммарно по основному и другим местам работы) нормы рабочего времени (педагогической или учебной нагрузки), установленной за ставку заработной платы (должностной оклад), за исключением случаев, определенных настоящими Правилами.

Пунктом 6 указанных Правил предусмотрено, что работа в должности учителя расположенных в сельской местности общеобразовательных школ всех наименований (за исключением вечерних (сменных) и открытых (сменных) общеобразовательных школ) включается в стаж работы независимо от объема выполняемой учебной нагрузки.

Из материалов дела, в т.ч. тарификационных списков школы до сентября 2006 года, следует, что в этот период времени в образовательном учреждении имелось 1,5 ставки воспитателя. Действительно, приказом N 90 от 29 августа 2006 года сокращено 0, 5 ставки воспитателя с 1 сентября 2006 года. Объяснения истицы и представителя школы о том, что К. в указанный период работала на полной ставке воспитателя подтверждены штатными расписаниями на 01.09.06 г. и на 01.10.2006 г., которыми установлена одна ставка воспитателя дошкольной группы (отделения); выпиской из приказа N 92 от 01.09.2006 г. по МОУ ООШ с. Караул об учебной нагрузке педагогов школы на 2006 - 2007 учебный год, согласно которому К. установлена одна ставка воспитателя дошкольной группы; расчетными ведомостями по зарплате за период с сентября 2006 года по август 2007 года о начислении заработной платы исходя из полной ставки воспитателя.

Согласно записям трудовой книжки 30 мая 2008 года истица назначена на должность учителя указанной школы и продолжает работать в настоящее время в этой должности. Указанные обстоятельства подтверждены справками работодателя о работе истицы, ее учебной нагрузке и заработной плате, в т.ч. за период с июня по декабрь 2009 года, тарификационным списком на 1 сентября 2009 года (л.д. 35 - 37, 88 - 89).

Каких-либо оснований не доверять указанным доказательствам, считать их не допустимыми у суда не имелось.

Из материалов дела следует, что истица обращалась к ответчику с письменным заявлением о назначении пенсии 17 июня 2009 года. Согласно исковому заявлению истица просила о назначении пенсии с 27 августа 2009 года. Однако в судебном заседании было установлено, что необходимый стаж истица приобрела 29 августа 2009 года.

В соответствии с ч. 1 ст. 19 Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" трудовая пенсия (часть трудовой пенсии по старости) назначается со дня обращения за указанной пенсией (за указанной частью трудовой пенсии по старости), за исключением случаев, предусмотренных пунктами 4 и 4.1 настоящей статьи, но во всех случаях не ранее чем со дня возникновения права на указанную пенсию (указанную часть трудовой пенсии по старости).

Исходя из содержания указанной нормы следует сделать вывод, что она содержит 2 условия для назначения пенсии: обращение гражданина с соответствующим заявлением в пенсионный орган и возникновение у этого гражданина права на указанную пенсию (указанную часть трудовой пенсии по старости). Кроме того, следует признать, что по смыслу этой нормы данные юридические факты могут не совпадать во времени. Каких-либо пресекательных сроков для обращения за судебной защитой пенсионных прав положения действующего законодательства не предусматривают.

Поскольку это не противоречит указанной выше норме, при разрешении спора о праве истицы, возникновение которого ответчик не признает вообще, суд был вправе определить срок назначения выплаты пенсии, не совпадающий с датой обращения К. с заявлением в пенсионный орган и обусловленный днем возникновения этого права.

В связи с изложенным, оснований для удовлетворения жалобы не усматривается.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Богородского районного суда от 9 ноября 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь