Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 декабря 2010 г. по делу N 33-9878/10

 

Судья: Железнов Д.С.

 

21 декабря 2010 года Судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда

в составе председательствующего: Погорелко О.В.

и судей: Гориной Л.Н., Крашенинниковой М.В.

при секретаре: Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Крашенинниковой М.В.

с участием представителя истца по доверенности С., представителя Управления социальной защиты населения Сормовского района г. Н. Новгорода по доверенности Р.О.

дело по кассационной жалобе руководителя Территориального органа Министерства социальной политики Нижегородской области УСЗН Сормовского района г. Н. Новгорода - Б.

на решение Нижегородского районного суда г. Нижнего Новгорода от 13 сентября 2010 года по иску М.С. к Министерству социальной политики Нижегородской области, Территориальному органу Министерства социальной политики Нижегородской области - Управлению социальной защиты населения Сормовского района о выплатах возмещения вреда в связи с потерей кормильца,

 

установила:

 

М.С. обратилась в суд с иском к ответчикам о выплатах возмещения вреда в связи с потерей кормильца, указав, что является вдовой умершего вследствие лучевой болезни 25 августа 2001 года инвалида-чернобыльца М.В. При жизни в пользу М.В. выплачивалось ежемесячное возмещение вреда здоровью в период с 01.04.1999 по, с 01.01.2001 по, с 15.02.2001 по день смерти - руб. Размер ежемесячного возмещения вреда здоровью, получаемого мужем, был незаконно ограничен максимальным размером суммы возмещения руб. в соответствии с Федеральным законом "О федеральном бюджете Фонда социального страхования РФ". Решением Сормовского районного суда от 25 августа 2003 года был установлен факт нахождения М.С. на иждивении у мужа и взыскано с УСЗН возмещение вреда в связи с потерей кормильца по руб. ежемесячно, начиная с 01.09.2003 г. пожизненно с последующей индексацией пропорционально росту величины прожиточного минимума в Нижегородской области, сумма задолженности за период с 11.02.2002 по 31.08.2003 в сумме. При этом истец также полагает, что к спорным правоотношениям по возмещению вреда в связи со смертью кормильца в настоящее время подлежат применению положения гл. 59 ГК РФ о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина (ст. ст. 1086, 1088, 1091 ГК РФ), полагает, что размер ежемесячной выплаты, которую получает в настоящее время, не соответствует закону и просит суд произвести расчет суммы возмещения вреда в связи с потерей кормильца, исходя из заработка (дохода) своего мужа, который тот должен был получать. М.С. просила взыскать с ответчиков солидарно ежемесячно по руб. в счет возмещения вреда в связи с потерей кормильца пожизненно, начиная с 1 сентября 2010 года, с последующей индексацией, а также сумму задолженности по указанным выплатам за период с 11.02.2002 г. по 31.08.2010 г. в размере.

Представители ответчиков Министерства социальной политики Нижегородской области по доверенности - Р.Д. и территориального органа Министерства социальной политики Нижегородской области Управления социальной защиты населения Сормовского района г. Н. Новгорода по доверенности - Р.О. с иском не согласились.

Решением суда от 13 сентября 2010 года постановлено в заявленных требованиях к Министерству социальной политики Нижегородской области М.С. отказать; исковые требования М.С. к Территориальному органу Министерства социальной политики Нижегородской области - Управлению социальной защиты населения Сормовского района удовлетворить, взыскать с данного ответчика в пользу истца:

- сумму ежемесячного платежа возмещения вреда в связи с потерей кормильца по, начиная с 1 сентября 2010 года пожизненно, с последующей индексацией в соответствии с действующим законодательством РФ;

- сумму задолженности по ежемесячным платежам возмещения вреда здоровью в связи с потерей кормильца за период с 1 августа 2007 года по 31 августа 2010 года в размере.

С Территориального органа Министерства социальной политики Нижегородской области - Управления социальной защиты населения Сормовского района в пользу М.С. взысканы расходы по оплате нотариальных услуг в размере рублей.

В кассационной жалобе руководителя Территориального органа Министерства социальной политики Нижегородской области УСЗН Сормовского района г. Н. Новгорода - Б. поставлен вопрос об отмене решения суда как незаконного и необоснованного. Указано на необоснованность вывода суда о том, что М.С. имеет право на исчисление выплат возмещения вреда в связи с потерей кормильца на основании Закона Российской Федерации от 15 мая 1991 года N 1244-1 "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" исходя из заработка умершего инвалида-чернобыльца, поскольку истец не получала возмещения вреда в связи с потерей кормильца до вступления в силу Федерального закона N 5-ФЗ от 12 февраля 2001 года "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС"; определение размера возмещения вреда в связи с потерей кормильца М.С. исходя из заработка умершего инвалида-чернобыльца противоречит действующему на момент обращения за выплатой законодательству.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав пояснения явившихся по делу лиц, судебная коллегия находит состоявшееся судебное постановление подлежащим отмене в связи с допущенными судом первой инстанции нарушениями норм материального и процессуального права, выразившихся в следующем.

В соответствии со ст. 347 ГПК РФ суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

На основании ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

Согласно п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 19.12.2003 г. N 23 "О судебном решении" решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

В пункте 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 июня 2008 г. N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" дано разъяснение о том, что при определении закона и иного нормативного правового акта, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установлении правоотношений сторон следует иметь в виду, что они должны определяться исходя из совокупности данных: предмета и основания иска, возражений ответчика относительно иска, иных обстоятельств, имеющих юридическое значение для правильного разрешения дела.

Удовлетворяя заявленные требования истца в отношении одного из ответчиков, суд первой инстанции исходил из того, что М.С. неправомерно была лишена ответчиком возможности получения возмещения вреда в связи с потерей кормильца исходя из заработка ее умершего 25.08.2001 г. мужа - инвалида-чернобыльца, указав также в обоснование своих выводов положения гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина (гл. 59 ГК РФ).

Однако суд первой инстанции не принял во внимание следующие юридически значимые для правильного разрешения данного спора обстоятельства.

Согласно законоположений пункта 25 части 1 и части 2 ст. 14 Закона Российской Федерации от 15.05.1991 N 1244-1 "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" (далее - базовый Закон) (в редакции Федерального закона от 12.02.2001 N 5-ФЗ), возмещение вреда гражданам, ставшим инвалидами вследствие чернобыльской катастрофы, а в случае их смерти - нетрудоспособным членам семьи, находившимся на их иждивении, производится в твердых суммах в зависимости от группы инвалидности (инвалидам I группы - 5000 рублей, инвалидам II группы - 2500 рублей, инвалидам III группы - 1000 рублей), а не исходя из заработка.

Избрав подход к определению размера возмещения вреда на основе степени утраты здоровья, законодатель установил также право лиц, ранее получавших возмещение вреда, причиненного здоровью катастрофой на Чернобыльской АЭС, осуществить выбор - получать ежемесячную денежную компенсацию в твердых суммах или компенсацию, которую они получали ранее, исчисленную исходя из заработка, дохода, денежного довольствия (части первая и вторая статьи 2 Федерального закона от 12 февраля 2001 года).

Из пункта 25 части первой, части второй статьи 14 базового Закона в редакции от 12 февраля 2001 года в их нормативном единстве с частями первой и второй статьи 2 Федерального закона от 12 февраля 2001 года следует, что право выбора - получать возмещение вреда в твердых суммах или в размере, который исчисляется из заработка, не предоставляется инвалидам - чернобыльцам, а в случае их смерти - нетрудоспособным членам семьи, находившимся на их иждивении, впервые обратившимся за возмещением вреда после вступления в силу Федерального закона от 12 февраля 2001 года (вступил в силу 12.02.2001 г.).

Как указал Конституционный Суд РФ в своем постановлении от 19.06.2002 N 11-П "По делу о проверке конституционности ряда положений Закона Российской Федерации от 18 июня 1992 года "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" (в редакциях от 24 ноября 1995 года и от 12 февраля 2001 года), Федеральных законов от 12 февраля 2001 года "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", от 19 июня 2000 года "О минимальном размере оплаты труда" и от 7 августа 2000 года "О порядке установления размеров стипендий и социальных выплат в Российской Федерации" в связи с запросами Верховного Суда Российской Федерации и Октябрьского районного суда города Краснодара, жалобами граждан и общественных организаций чернобыльцев" - данное положение как основанное на признании права законодателя на введение нового способа определения размера возмещения вреда здоровью исходя из принципов справедливости, равенства всех перед законом и вытекающего из этого равенства ценности жизни и здоровья всех граждан, пострадавших от чернобыльской катастрофы, не противоречит Конституции Российской Федерации (п. 3.3).

При этом Конституционный Суд РФ указал, что конституционный принцип равенства не препятствует установлению различий в правовом статусе лиц, принадлежащих к разным по условиям и роду деятельности категориям, что применимо и к возможности введения законодателем специальных правил исчисления размеров возмещения вреда членам семей, потерявших кормильца из числа инвалидов - чернобыльцев (п. 6.2).

Из материалов дела следует, что исковые требования М.С. о возмещении вреда в связи со смертью кормильца уже были предметом судебного разбирательства в 2003 году.

А именно, М.С. обращалась с иском к органу социальной защиты населения, уполномоченному согласно п. 3 ст. 125 ГК РФ выступать от имени казны Российской Федерации по обязательствам, вытекающим из причинения вреда жизни и здоровью в результате катастрофы на ЧАЭС - Управлению социальной защиты населения администрации Сормовского района г. Н. Новгорода о возмещении вреда в связи со смертью кормильца в размере части заработка умершего мужа инвалида-чернобыльца. Сормовским районным судом г. Н. Новгорода 25.08.2003 г. был разрешен правовой спор между сторонами (решение суда вступило в законную силу 04.09.2003 г.) и в пользу М.С. в счет возмещения вреда в связи с потерей кормильца ежемесячно с 01.09.2003 г. пожизненно взыскано по руб. с последующей индексацией (л.д. 7-9).

Как установлено указанным решением суда, М.С. не обращалась за возмещением вреда в связи с потерей кормильца до вступления в силу Федерального закона от 12.02.2001 N 5-ФЗ, дата ее обращения - 11.02.2002 г.

При этом предметом обсуждения Сормовского районного суда г. Н. Новгорода в 2003 году являлись доводы стороны истца о необходимости соблюдения при определении размера возмещения вреда права выбора М.С. - получать возмещение вреда в твердых суммах или в размере, который исчисляется из заработка. Данные доводы были отклонены судом за необоснованностью, размер возмещения определен исходя из твердой денежной суммы - 2500 рублей, соответствующей группе инвалидности умершего мужа истца.

Следовательно, в настоящее время М.С. является получателем ежемесячной денежной суммы в возмещение вреда члену семьи, потерявшему кормильца из числа инвалидов-чернобыльцев, исчисленной судом исходя из положений пункта 25 части 1 и части 2 ст. 14 базового Закона в редакции Федерального закона от 12.02.2001 N 5-ФЗ, действующей на момент ее обращения за назначением выплат.

Согласно частям 1 и 2 статьи 6 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" вступившие в законную силу акты федеральных судов, мировых судей и судов субъектов Российской Федерации обязательны для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации; неисполнение постановления суда, а равно иное проявление неуважения к суду влекут ответственность, предусмотренную федеральным законом.

Эти требования, основанные на положениях статей 1 (часть 1), 2, 10, 18, 46 (часть 1) и 118 Конституции Российской Федерации, корреспондируют статье 2 Международного пакта о гражданских и политических правах, провозгласившего обязанность государства обеспечить любому лицу, права и свободы которого нарушены, эффективные средства правовой защиты, а также пункту 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в его интерпретации Европейским Судом по правам человека, который в ряде своих решений указывал, что право на судебную защиту стало бы иллюзорным, если бы правовая система государства позволяла, чтобы окончательное, обязательное судебное решение оставалось недействующим в ущерб одной из сторон; исполнение же решения, вынесенного любым судом, должно рассматриваться как неотъемлемая часть "суда" (Постановления от 19 марта 1997 года по делу "Хорнсби (Hornsby) против Греции", от 7 мая 2002 года по делу "Бурдов против России" и др.).

Таким образом, указанным решением Сормовского районного суда г. Н. Новгорода от 25.08.2003 г. установлено, что в связи с переходом в феврале 2001 года на новый порядок исчисления выплаты ответчиком не были нарушены права истца (ст. 61 ГПК РФ).

Настоящее решение Нижегородского районного суда г. Н. Новгорода от 13.09.2010 г. в части отказа в удовлетворении иска М.С. к Министерству социальной политики Нижегородской области сторонами не оспаривается.

Следовательно, вывод суда первой инстанции о том, что в связи с переходом в феврале 2001 года на новый порядок исчисления выплаты ответчиком были нарушены права истца, необоснован.

Суд первой инстанции в нарушение ст. 67 ГПК РФ не дал оценки указанным обстоятельствам, в то время как они были предметом возражений представителей ответчиков.

Кроме того, судебная коллегия полагает необоснованным вывод суда первой инстанции о наличии правовых оснований для применения к спорным правоотношениям между органом социальной защиты населения, и М.С. норм гражданского законодательства о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина § 2 гл. 59 ГК РФ.

Отношения, возникающие при возмещении государством вреда гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, имеют конституционно-правовую природу и не могут отождествляться с какими-либо обязательными социальными выплатами, что обусловливает необходимость максимально возможного использования государством имеющихся средств для обеспечения достаточности такого возмещения.

Как указал в своем постановлении N 18-П от 01.12.1997 г. Конституционный Суд РФ, это порождает особый характер отношений между гражданином и государством, заключающийся в том, что государство принимает на себя обязанность возмещения такого вреда, который, исходя из его масштабов и числа пострадавших, не может быть возмещен в порядке, установленном гражданским, административным, уголовным и другим отраслевым законодательством.

Законодателем определен порядок обеспечения названного права граждан на возмещение причиненного вреда путем принятия специальных законодательных актов, в частности, Закона Российской Федерации от 15.05.1991 N 1244-1 "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", установившего признанный государством уровень возмещения вреда.

Предусмотренные базовым Законом процедуры назначения и определения размера компенсационных выплат не требуют от гражданина доказывания наличия и объема причиненного его здоровью вреда, который подлежит возмещению, что отличается от правил возмещения вреда, установленных гл. 59 ГК РФ.

В рамках законодательно урегулированного специального порядка М.С. получает предусмотренную для данной категории лиц выплату в полном объеме в соответствии с установленным государством уровнем возмещения вреда.

Поскольку оснований для признания осуществляемой истцу выплаты незаконной не имеется, остальные исковые требования истца, как производные от указанных, удовлетворению также не подлежат, а выводы суда первой инстанции не могут быть признаны правильными.

С учетом приведенных выше обстоятельств и норм права, решение суда постановленное по данному делу в части удовлетворения иска М.С. не может быть признано законным и в силу ст. ст. 362 - 363 ГПК РФ подлежит отмене.

Суд кассационной инстанции считает возможным принять по данному делу в отмененной части новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение, поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела, могут быть установлены на основании имеющихся доказательств (абз. 4 ст. 361 ГПК РФ), а именно полагает, что оснований для удовлетворения иска М.С. о выплатах возмещения вреда в связи с потерей кормильца не имеется.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Нижегородского районного суда г. Нижнего Новгорода от 13 сентября 2010 года в части удовлетворения иска М.С. отменить и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять в указанной части новое решение, которым отказать М.С. в удовлетворении иска к Территориальному органу Министерства социальной политики Нижегородской области Управлению социальной защиты населения Сормовского района города Нижнего Новгорода о взыскании ежемесячно по руб. в счет возмещения вреда в связи с потерей кормильца пожизненно, начиная с 1 сентября 2010 года, с последующей индексацией, а также суммы задолженности по указанным выплатам за период с 11.02.2002 г. по 31.08.2010 г. в размере, судебных расходов по оплате нотариальных услуг в размере руб.

В остальной части решение суда оставить без изменения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь