Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 декабря 2010 г. N 33-17396

 

Судья: Венедиктова Е.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Белисовой О.В.

судей Вашкиной Л.И., Смышляевой И.Ю.

при секретаре П.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-2425/10 по кассационной жалобе Б.А. на решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 18 октября 2010 года по иску С. к Е., Г., Б.А. о применении последствий недействительности ничтожной сделки, истребовании имущества из чужого незаконного владения, признании права собственности в порядке наследования.

Заслушав доклад судьи Белисовой О.В., объяснения С., ее представителя адвоката Караглицкой А.В.,

судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

С. обратилась в суд с иском, уточнив заявленные требования в окончательном виде просила применить последствия недействительности ничтожной сделки - договора купли-продажи квартиры <...> от 17 ноября 2009 года, заключенного в простой письменной форме от имени ее отца Б.Ю.А. и Е., а также доверенности, выданной 17 ноября 2009 года от имени Б.Ю.А. для регистрации указанного договора в ФРС, истребовав из незаконного владения Б.А. указанную квартиру.

В обоснование заявленных требований указано, что спорная квартира <...> принадлежала на праве собственности отцу истицы - Б.Ю.А., умершему 30 сентября 2009 года, наследником которого является она - истица С. При обращении в УФРС по Санкт-Петербургу и Ленинградской области с целью оформления наследства, а затем в правоохранительные органы, истица узнала, что собственником квартиры является Г. на основании договора купли-продажи от 17 ноября 2009 года, заключенного после смерти ее отца. С., ссылаясь на положения ст. 302 ГК РФ, полагает, что квартира выбыла из владения ее отца Б.Ю.А. путем совершения мошеннических действий, в связи с чем должна быть истребована у Б.А. как добросовестного приобретателя в ее пользу.

Решением Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга 18 октября 2010 года исковые требования С. удовлетворены частично. Указанным решением применены последствия недействительности ничтожной сделки договора купли-продажи квартиры <...>, заключенного 17 ноября 2009 года между Б.Ю.А. и Е., зарегистрированного на основании доверенности от 17 ноября 2009 года, выданной 17 ноября 2009 года от имени Б.Ю.А. для регистрации указанного договора в УФРС по СПб и ЛО, истребовать у Б.А. в пользу С. указанную квартиру, аннулировать регистрационные записи, выполненные УФРС по СПб о регистрации права собственности на спорную квартиру за Е., Г., Б.А., а также отменены меры по обеспечению иска, примененные на основании определения суда от 15 марта 2010 года в виде наложения ареста на квартиру N <...>, находящуюся по адресу: <...>.

В удовлетворении остальной части требований о признании права собственности на квартиру С. отказано со ссылкой на то обстоятельство, что она не лишена права совершить соответствующие действия во внесудебном порядке.

В кассационной жалобе ответчик Б.А. просит отменить решение суда, полагая его неправильным, незаконным и необоснованным.

С. решение суда в части отказа ей в удовлетворении исковых требований не обжалует.

Ответчики, надлежаще извещенные о времени и месте судебного разбирательства по указанным ими адресам места жительства, в заседание судебной коллегии не явились, доказательств наличия уважительных причин неявки в суд не представили. Согласно п. 2 ст. 354 ГПК РФ неявка лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием к разбирательству дела в суде кассационной инстанции.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав объяснения истца и ее представителя, не усматривает оснований к отмене решения, постановленного судом в соответствии с требованиями норм материального и процессуального права.

В ходе судебного разбирательства судом установлено, что Б.Ю.А., который являлся отцом истицы, принадлежала на праве собственности трехкомнатная квартира <...> на основании свидетельства о праве на наследство по закону от 26 августа 2002 года.

30 сентября 2009 года Б.Ю.А. умер, что подтверждается свидетельством о смерти, материалами проверки следственного комитета при прокуратуре РФ, записью акта о смерти N <...> от 13 октября 2009 года.

Наследником первой очереди после скончавшегося Б.Ю.А. является его дочь С. в силу положений ст. 1142 ГК РФ, в состав наследства входит спорная квартира.

17 ноября 2009 года между Б.Ю.А. и Е. был оформлен договор купли-продажи вышеуказанной спорной квартиры, зарегистрированный в УФРС на основании доверенности, выданной Б.Ю.А. для регистрации договора.

04 декабря 2009 года Е. продал жилое помещение Г. на основании договора купли-продажи N <...> от 04 декабря 2009 года.

04 февраля 2010 года между Г. и Б.А. был заключен договор купли-продажи спорной квартиры, в соответствии с которым Б. является собственником кв. <...>.

Согласно ст. 301 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Когда по возмездному договору имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе обратиться в суд в порядке статьи 302 ГК Российской Федерации с иском об истребовании имущества из незаконного владения лица, приобретшего это имущество (виндикационный иск).

Согласно разъяснениям Конституционного Суда РФ, указанным в Постановлении от 21 апреля 2003 года N 6-П, защита прав лица, считающего себя собственником имущества, подлежит защите путем удовлетворения виндикационного иска, если для этого имеются предусмотренные ст. 302 ГК РФ основания, которые дают право истребовать имущество и у добросовестного приобретателя (безвозмездность приобретения имущества добросовестным приобретателем, выбытие имущества из владения помимо его воли и др.).

Согласно положениям ст. ст. 56, 59, 67 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне их надлежит доказывать, принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела, оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Право оценки доказательств принадлежит суду первой инстанции.

Разрешая спор, суд на основе представленных доказательств и объяснений сторон пришел к верному и обоснованному выводу о том, что спорная квартира выбыла из владения Б.Ю.А. и истицы, как наследника первой очереди помимо их воли в результате незаконных действий посторонних лиц, поскольку Б.Ю.А., скончавшийся 30 сентября 2009 года, фактически не мог принимать участия в заключении договора купли-продажи 17 ноября 2009 года, таким образом квартиру не отчуждал и такого намерения не имел.

Следует учесть, что суд правомерно отказал в назначении судебной почерковедческой экспертизы в отношении выполнения подписи Б.Ю.А. или иным лицом при том, что свидетельство о его смерти не оспорено и в установленном законом порядке недействительным не признано. При указанных обстоятельствах для правильного рассмотрения по существу заявленных требований о применении последствий недействительности ничтожной сделки также не имеют правового значения последствия оформления доверенности от имени Б.Ю.А. на регистрацию являющегося ничтожным договора купли-продажи квартиры.

Рассматривая исковые требования, судом первой инстанции также установлен факт добросовестности приобретателя Б.А., что подтверждается материалами дела и не оспаривалось как самим Б.А., так и истицей.

При вынесении решения суд правомерно исходил из того обстоятельства, что Б.Ю.А. в силу отсутствия у него правоспособности на момент совершения сделки, не мог заключить 17 ноября 2009 года договор купли-продажи с Е. и пришел к правильному выводу о том, что данная сделка в силу положений ст. 168 ГК РФ является ничтожной, а все последующие сделки недействительными.

Удовлетворяя исковые требования в части применения последствий недействительности ничтожной сделки в виде истребования имущества из чужого незаконного владения, суд руководствуясь положениями ст. 301, 302 ГК РФ, исходил из вышеперечисленных обстоятельств и пришел к правильному выводу о правомерности заявленных С. требований в указанной части.

Такой вывод основан на правильном толковании норм материального закона, подлежащего применению.

В части требований о признании права собственности истицы на спорную квартиру судом правильно определены обстоятельства дела, правильно применен материальный закон. Стороны не оспаривают решение суда в этой части, поэтому судебная коллегия считает, что в этой части решение отмене не подлежит.

Таким образом, судебная коллегия считает, что обжалуемое решение, постановленное в соответствии с установленными в суде обстоятельствами и требованиями закона, подлежит оставлению без изменения, а кассационная жалоба, в которой Б.А. излагает позицию, высказанную им в суде первой инстанции, доводы которой сводятся к несогласию с выводами суда и оценкой представленных по делу доказательств, исследованных судом и получивших его оценку по правилам ст. 67 ГПК РФ, подлежит оставлению без удовлетворения, поскольку не содержит предусмотренных ст. 362 ГПК РФ оснований для отмены решения суда первой инстанции.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 18 октября 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь