Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 декабря 2010 г. по делу N 33-3062/2010

 

Судья: Долгова Л.П.

Докладчик: Степанова В.В.

22 декабря 2010 года судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного суда в составе:

председательствующего: Степановой В.В.

судей: Тельных Г.А. и Михалевой О.В.

при секретаре: Г.Д.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Липецке гражданское дело по кассационной жалобе ответчика ОАО "С" на решение Советского районного суда г. Липецка от 17 ноября 2010 года, которым постановлено:

Признать абзац 2 п.п. 3.1 статьи 3 кредитного договора <...>, заключенного между М.О., М.М. и "А" в лице заведующего ДО <...>, недействительным.

Взыскать с ОАО "С" (ранее "А") в пользу М.О. и М.М. денежную сумму в размере 55 039 руб. 60 коп.

Взыскать с ОАО "С" государственную пошлину в доход местного бюджета в сумме 1851 руб. 19 коп.

В остальной части в удовлетворении иска М.О. и М.М. отказать.

Заслушав доклад судьи Степановой В.В., судебная коллегия

 

установила:

 

М.О. и М.М. обратились в суд с иском к ОАО "С" о признании недействительным условиям кредитного договора и взыскании 55 039 руб. 60 коп. - суммы уплаченной за ведение ссудного счета, ссылаясь на то, что 05.02.2008 г. между ними и ответчиком был заключен кредитный договор, по которому им был предоставлен кредит и была установлена комиссия за ведение ссудного счета в размере 55 039 руб. 60 коп. Полагая, что включение в кредитный договор условий об оплате комиссии за обслуживание ссудного счета является незаконным, просили взыскать с ответчика 55 039 руб. 60 коп. Одновременно истцы просили суд взыскать проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 05.02.2008 г. по день вынесения решения суда.

Представитель ответчика ОАО "С" по доверенности П.А. в судебном заседании исковые требования не признал, пояснив, что при заключении кредитного договора истцы были свободны в своем волеизъявлении, согласились на условие договора об уплате тарифа за обслуживание ссудного счета. Утверждал, что законом не запрещено установление на договорных началах с заемщиком условий о комиссионных платежах за оказываемые банком услуги, связанные с выдачей кредита. Одновременно указывал, что истцами пропущен срок исковой давности - один год - для обращения в суд.

Суд постановил решение, которым удовлетворил исковые требования истцов в части взыскания суммы уплаченной за ведение ссудного счета в размере 55 039 руб. 60 коп., в удовлетворении остальной части требований отказал.

В кассационной жалобе ответчик просит решение суда отменить, постановить новое решение, которым в иске М.О. и М.М. отказать, ссылаясь на нарушение судом норм материального и процессуального закона.

Выслушав представителя ответчика П.А., проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия оснований для отмены решения суда не находит.

В соответствии с п. 1 ст. 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация обязуется предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты за нее.

Из Положения "О правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации" (утвержденного Банком России 26.03.2007 г. N 302-П) следует, что условием предоставления и погашения кредита (кредиторская обязанность банка) является открытие и ведение банком ссудного счета. Ссудные счета не являются банковскими счетами и используются для отражения в балансе банка образования и погашения ссудной задолженности, то есть операций по предоставлению заемщикам и возврату ими денежных средств (кредитов) в соответствии с заключенными кредитными договорами. Таким образом, действия банка по открытию и ведению ссудного счета нельзя квалифицировать как самостоятельную банковскую услугу. Взимание комиссий за открытие, ведение ссудного счета нормами Гражданского кодекса РФ, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации не предусмотрено. Действия банка по взиманию платы за открытие и ведение ссудного счета нарушают права заемщика.

Частью девятой ст. 30 ФЗ от 02.12.1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности", введенной в действие Федеральным законом от 08.04.2008 г. N 46-ФЗ, предусмотрено, что кредитная организация обязана определять в кредитном договоре полную стоимость кредита, предоставляемого заемщику - физическому лицу. В расчет полной стоимости кредита должны включаться платежи заемщика - физического лица по кредиту, связанные с заключением и исполнением кредитного договора. Полная стоимость кредита рассчитывается кредитной организацией в порядке" установленном Банком России.

На основании статьи 30 ФЗ "О банках и банковской деятельности", Банк России указанием от 13.05.2008 г. N 2008-У "О порядке расчета и доведения до заемщика - физического лица полном стоимости кредита" определил полную стоимость процента годовых, в расчет которой включены, в том числе, и комиссии за открытие и ведение (обслуживание) счетов заемщика, однако правомерность их взимания этим указанием не определяются.

В соответствии со ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В силу ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возместить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Как установлено судом и подтверждается материалами дела, 05.02.2008 года между истцами М.О. и М.М. и "А" заключен кредитный договор, по условиям которого истцы получили кредит на участие в долевом строительстве объекта недвижимости в сумме 1 965 700 руб. под 12% годовых на срок до 05.01.2033 г.

Пунктом 3.1 статьи 3 данного договора предусмотрено, что кредитор открывает заемщику ссудный счет <...>, за обслуживание которого заемщик уплачивает кредитору единовременный платеж (тариф) в размере 55 039 руб. 60 коп. не позднее даты выдачи кредита. При этом п. 3.2 статьи 3 договора предусмотрено, что выдача кредита производится единовременно по заявлению заемщика после уплаты заемщиком тарифа.

Факт уплаты истцами 55 039 руб. 60 коп. в счет платы за операции по ссудному счету подтверждается квитанцией N 3874447 от 05.02.2008 г.

Признавая недействительными оспариваемые истцами условия п. 3.1 заключенного договора кредитования и взыскивая указанную сумму в их пользу, суд первой инстанции правомерно исходил из анализа положений действующего законодательства и установленных по делу обстоятельств.

Так, действиями, которые обязан совершить банк для создания условий предоставления и погашения кредита (кредиторская обязанность банка), являются открытие и ведение ссудного счета, поскольку такой порядок учета ссудной задолженности предусмотрен специальным банковским законодательством, в частности, Положением о правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории РФ. Соответственно, ведение ссудного счета является обязанностью банка, но не перед заемщиком, а перед Банком России.

Следовательно, возложение обязанности по оплате открытия и ведения ссудного счета на заемщика (потребителя услуги), противоречит закону, а взысканная в силу п. 3.1 кредитного договора сумма является, как правильно признал суд, неосновательным обогащением.

Поэтому обоснованно взыскал с ответчика в пользу истцов 55039 рублей.

Доводы кассатора об отсутствии какого-либо запрета на взимание банком тарифа за обслуживание ссудного счета, и законности его установления исходя из положений ст. 29, 30 ФЗ "О банках и банковской деятельности" и положений гражданского законодательства о договоре комиссии, не являются основанием для отмены решения суда, поскольку основаны на ошибочном толковании положений действующего законодательства.

Ссылка кассатора "А" на необходимость применения по данному требованию годичного срока исковой давности, также основанием для отмены решения суда не является.

Поскольку оспариваемые условия договора кредитования не соответствовали требованиям закона, то в силу ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года и его течение начинается со дня начала исполнения сделки. Договор кредитования между истцами и ответчиком заключен 05.02.2008 года и его исполнение началось с этой же даты, а исковое заявление поступило в суд 22.10.2010 года, то есть в пределах установленного трехлетнего срока давности.

Не может быть принята во внимание и ссылка кассационной жалобы на судебную практику других судов Российской Федерации, в соответствии с которой, срок исковой давности по аналогичным требованиям составляет один год, так как российское законодательство не предусматривает применения состоявшихся по аналогичным делам решений судов в качестве источника права, а соответственно не свидетельствует о незаконности постановленного судом решения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 361 - 367 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Советского районного суда г. Липецка от 17 ноября 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу ответчика ОАО "С" - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь