Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 декабря 2010 г. по делу N 33-39647

 

ф/с Балашов Д.Н.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Журавлевой Т.Г.

и судей Лемагиной И.Б. и Салтыковой Л.В.,

при секретаре К.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Лемагиной И.Б.

гражданское дело по кассационной жалобе Б.Э., Б.В. и их представителя М. на решение Люблинского районного суда г. Москвы от 29 сентября 2010 г., которым постановлено:

В удовлетворении иска Б.Э., Б.В. к Т.Г., Т.П. в лице ее законного представителя Т.Г. о признании недействительными свидетельств о праве на наследство, признании недействительным договора раздела наследственного имущества, признании наследников принявшими наследство, признании права собственности в порядке наследования отказать;

 

установила:

 

Б.Э., Б.В. обратились в суд с иском к Т.И., Т.П. о признании наследников принявшими наследство, признании права собственности в порядке наследования, указывая, что наследодателем является их дочь Т.Т., умершая 04.10.2005 г.; на момент открытия наследства они не знали о том, что их дочь является собственником долей в квартирах в связи с этим они не обратились к нотариусу с заявлением о принятии наследства, однако они фактически приняли наследство в виде личных вещей наследодателя. Т.И., принимая наследство, скрыл от нотариуса факт существования наследников Б-х, чем лишил их соответствующих долей в праве собственности на квартиры, входящие в состав наследства.

В процессе рассмотрения спора истцы уточнили исковые требования; просили признать недействительными свидетельства о праве на наследство по закону к имуществу умершей Т.Т., выданные Т.И. и Т.П. на спорные квартиры; договор раздела наследственного имущества от 19.06.2006 г., удостоверенный нотариусом г. Москвы Заграем И.Л.; свидетельства о праве на наследство по закону к имуществу умершего Т.И., выданные Т.П. и Т.Г., на квартиры определить в порядке наследования их доли в праве собственности на вышеуказанные квартиры; признать за каждым из них право собственности на 1/8 долю в праве собственности на квартиру; на 1/40 долю в праве собственности на квартиру; взыскать с Т.Г. судебные расходы в размере 3200 руб.

В связи со смертью ответчика Т.И. определением суда от 26.04.2010 г. к участию в деле в качестве правопреемников были привлечены его наследники - мать Т.Г., дочь Т.П. в лице ее законного представителя Т.Г.

В судебном заседании представитель истцов Б.Э., Б.В. исковые требования поддержал. Ответчик Т.Г. и ее представители исковые требования не признали.

Судом постановлено указанное решение, об отмене которого в кассационной жалобе просят Б.Э., Б.В. и их представитель по доверенностям М.

Проверив материалы дела, выслушав истца Б.Э., представителя Б.Э., Б.В. по доверенностям М., ответчика Т.Г., представителей ответчика Т.Г. по доверенностям Г., С., обсудив доводы кассационной жалобы, учитывая надлежащее извещение Б.В., других участвующих в деле лиц, судебная коллегия считает возможным рассмотреть жалобу в данном судебном заседании, не находит оснований к отмене решения суда, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями действующего законодательства.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд правомерно руководствовался ст. 196 ГК РФ об общем сроке исковой давности; ст. 200 ГК РФ о начале течения срока исковой давности; ст. 1111 ГК РФ об основаниях наследования; ст. 1112 ГК РФ, где установлен состав наследуемого имущества; ст. 1113 ГК РФ об открытии наследства; ст. 1142 ГК РФ о наследниках первой очереди; ст. 1152 ГК РФ о принятии наследства; ст. 1153 ГК РФ о способах принятия наследства; ст. 1154 ГК РФ о сроке принятия наследства; ст. 1155 ГК РФ о принятии наследства по истечении установленного срока.

При разрешении заявленных требований суд установил, что умершая 04.10.2005 г. Т.Т. являлась собственником 1/10 доли в праве общей собственности на квартиру находилась в общей совместной собственности наследодателя Т.Т. и ее несовершеннолетней дочери Т.П. Из копии наследственного дела N 427/2006(28376) к имуществу умершей Т.Т. усматривается, что наследование осуществлялось по закону. Наследниками умершей Т.Т. являлись дочь Т.П., муж Т.И., мать Б.В. и отец Б.Э. 01.03.2006 г. Т.И., действуя в своих интересах и интересах несовершеннолетней Т.П., принял наследство, подав нотариусу г. Москвы З. заявление о принятии наследства. 03.05.2006 г. по месту открытия наследства Т.И. и Т.П. было выдано свидетельство о праве на наследство по закону на 1/20 долю в праве общей собственности на квартиру по; свидетельство о праве на наследство по закону на 1/4 долю в праве общей собственности на квартиру. 19.06.2006 г. между Т.И. и Т.П. в лице ее представителя Т.О. был заключен договор раздела наследственного имущества. По условиям данного договора в собственность Т.И. перешли 1/10 доля в праве общей собственности на квартиру; 1/8 доля в праве собственности на квартиру; в собственность Т.П. перешли 3/8 доли в праве общей собственности на квартиру; договор был удостоверен нотариусом г. Москвы З., зарегистрирован в реестре N 3-4767. Согласно выписки из ЕГРП от 18.06.2009 г., собственником квартиры является Т.И.; квартира находится в общей долевой собственности: Т.П. - 7/8 долей, Т.И. - 1/8 доля. Из материалов дела усматривается, что 12.04.2010 г. Т.Г. и Т.П. нотариусом г. Москвы З. выданы свидетельства о праве на наследство по закону к имуществу умершего Т.И. в виде квартиры; 1/8 доли в праве собственности на квартиру.

Оценивая имеющиеся в материалах дела доказательства в их совокупности, судебная коллегия соглашается с выводами суда о том, что истцами не представлено доказательств принятия наследства после смерти их дочери Т.Т. в установленном законном порядке. При рассмотрении данного спора не подтвердился факт несения за счет истцов расходов на содержание наследственного имущества. Не было представлено суду и достоверных доказательств проживания истцов Б-х в после смерти наследодателя. Также судебная коллегия соглашается с выводом суда о пропуске истцами срока исковой давности для обращения в суд с настоящим иском, поскольку судом установлено, что 04.10.2005 г. истцам стало известно о смерти дочери, открытии наследства, тогда как в суд с иском они обратились только 24.04.2009 г.; уважительных причин пропуска срока исковой давности для обращения в суд с данным иском истцами представлено не было.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что суд с достаточной полнотой исследовал представленные по делу доказательства в их совокупности и пришел к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Доводы кассационной жалобы не могут служить основанием к отмене решения суда, поскольку судебная коллегия считает, что суд представленным сторонами доказательствам дал надлежащую правовую оценку, нормы действующего законодательства применил верно. Ссылки кассаторов на то, что Т.И. скрыл факт наличия других наследников по закону 1-й очереди; они фактически приняли наследство, получив украшение дочери и принадлежащего ей попугая; судом были нарушены их процессуальные права; не применен закон, подлежащий применению; дана неверная оценка показаниям свидетелей; о том, что не допускается отказ от обязательной доли в наследуемом имуществе; в рассматриваемом споре не применим срок исковой давности, не признаны судом основанием к отмене состоявшегося решения, поскольку они направлены на иную оценку представленных доказательств, выводов суда, но не опровергают их. Судом было установлено, что 04.10.2005 г. истцам стало известно о смерти дочери, открытии наследства, однако в суд они обратились только 24.04.2009 г., что безусловно свидетельствует о пропуске срока исковой давности для обращения в суд с данным иском. Из показаний допрошенных свидетелей суд установил, что истцам было известно обо всем имуществе, входящем в наследственную массу после смерти наследодателя Т.Т. Показаниям допрошенных свидетелей в мотивировочной части решения дана надлежащая оценка в совокупности с другими доказательствами по делу. Достоверных доказательств фактического принятия наследства после смерти дочери истцами суду не представлено. Из квитанций об оплате коммунальных услуг спорной квартиры суд не установил, что данные расходы оплачивались истцами. Фотография наследодателя с женским украшением также не признана доказательством фактического принятия истцами наследства после смерти дочери. В заседании судебной коллегии было установлено, что данное украшение после смерти наследодателя было передано ее сестре. Также судебная коллегия считает противоречивыми утверждения истцов об оплате коммунальных услуг за спорную квартиру и отсутствием сведений о том, что она находилась в ее собственности, т.к. в квитанциях об оплате ЖКУ указывается, что квартира находится в собственности. В материалах дела отсутствуют сведения об обращениях истцов с заявлениями об открытии наследства в установленные законом сроки и порядке. Из установленных судом по делу обстоятельств видно, что в случае обращения истцов для открытия наследства в установленный законом срок указанные Т.И. сведения не повлияли бы на раздел наследственной массы между наследниками.

Судебная коллегия считает, что суд первой инстанции правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела; спор разрешил в соответствии с материальным и процессуальным законом. В связи с этим судебная коллегия не находит оснований к отмене постановленного судом решения. Процессуальных нарушений, которые могут служить основанием к отмене решения суда, судебная коллегия также не усматривает.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Люблинского районного суда г. Москвы от 29 сентября 2010 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Б.Э., Б.В., их представителя М. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь