Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 декабря 2010 г. по делу N 33-40052

 

Судья: Мусимович М.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Строгонова М.В.,

судей Снегиревой Е.Н., Суминой Л.Н.,

с участием прокурора Любимовой И.Б.,

при секретаре Ч., заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Суминой Л.Н. дело по кассационной жалобе истца И. на решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 09 августа 2010 года, которым постановлено:

в удовлетворении исковых требований И. к Федеральному Агентству лесного хозяйства, ФГУ "Центрлес" о восстановлении на работе, признании незаконным приказа об увольнении, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда отказать,

 

установила:

 

И. обратился в суд с иском к Федеральному Агентству лесного хозяйства, и с учетом уточнений иска, полагал необходимым признать действия ответчика по его увольнению в порядке п. 2 ст. 77 ТК РФ, незаконными в связи с тем, что с ним заключен трудовой договор на неопределенный срок, восстановить его на работе в должности Директора федерального государственного учреждения "Центрлес", признать незаконным приказ Руководителя Федерального агентства лесного хозяйства N 72-к от 01.03.2010 года; взыскать в счет возмещения среднего заработка за время вынужденного прогула в размере 406 461,00 рублей, 100 000,00 рублей компенсации морального вреда, расходы на оказание услуг юридического характера в размере 4 500,00 рублей.

В ходе судебного разбирательства судом по ходатайству стороны ответчика (л.д. 52) в качестве соответчика к участию в деле было привлечено ФГУ "Центрлес" (л.д. 53).

В судебном заседании истец и его представитель по доверенности С. уточненные исковые требования поддержали в полном объеме.

Представители ответчика Федерального Агентства лесного хозяйства по доверенностям М., Л. в суде просили в удовлетворении заявленных исковых требований отказать в полном объеме по доводам, изложенным в возражениях на иск (л.д. 46 - 49). Кроме того, заявили о пропуске истцом срока обращения в суд по требованиям о восстановлении на работе (л.д. 48).

Представитель ответчика ФГУ "Центрлес" Б., действующий на основании доверенности (л.д. 56), также просил суд в иске истцу отказать в связи с пропуском истцом срока для обращения в суд.

Судебная коллегия, обсудив вопрос о возможности рассмотрения дела в отсутствие не явившегося представителя ответчика ФГУ "Центрлес", извещенного о дне слушания дела надлежащим образом, изучив материалы дела, заслушав объяснения истца И., представителя ответчика Федерального Агентства лесного хозяйства по доверенности Л., заключение прокурора Любимовой И.Б., полагавшей решение суда подлежащим отмене, в связи с неправильным выводом суда о пропуске истцом срока исковой давности, обсудив доводы кассационной жалобы, нашла решение суда первой инстанции по настоящему делу подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.

Разрешая спор, суд первой инстанции правильно установил имеющие значение для дела фактические обстоятельства, правомерно применил положения действующего законодательства, регулирующие спорные отношения.

Согласно п. 7.3 Устава ФГУ "Центрлес", директор Учреждения назначается на должность и освобождается от занимаемой должности руководителем Рослесхоза (л.д. 22 - 29).

Как следует из материалов дела и установлено судом, 26.10.2009 между И. и ответчиком был заключен трудовой договор N 33 (л.д. 10), целью которого являлось регулирование отношений между Рослесхозом (ответчиком) и Работником (истцом), связанные с исполнением последним обязанностей директора федерального государственного учреждения "Центрлес".

В ходе рассмотрения настоящего спора по существу в суде первой инстанции нашел подтверждение тот факт, что 01.03.2010 г. ответчик по телефону уведомил истца о расторжении с ним трудового договора и предстоящем увольнении по основаниям, предусмотренным пунктом 2 ст. 77 ТК РФ, что сторонами не оспаривалось.

01.03.2010 года на основании приказа Руководителя Федерального агентства лесного хозяйства N 72-к истец освобожден от исполнения обязанностей директора ФГУ "Центрлес" по п. 2 ст. 77 ТК РФ с 04.03.2010 года, с чем ознакомлен 02.03.2010 года. Кроме того, одновременно с этим, самим истцом был издан приказ N 05-02/02 от 04.03.2010 о сложении с себя полномочий директора ФГУ "Центрлес" 04.03.2010 на основании п. 2 ст. 77 ТК РФ.

Обсуждая доводы истца о незаконности расторжения с ним трудового договора по пункту 2 ст. 77 ТК РФ, в связи с истечением срока трудового договора, суд первой инстанции обоснованно согласился с ними, поскольку в силу ст. 59 ТК РФ, срочный трудовой договор заключается на определенный срок, который должен быть оговорен в трудовом договоре, либо на определенный вид работы, либо с определенной категорией сотрудников, тогда как в трудовом договоре, заключенном сторонами, не указан ни определенный вид работы, ни срок, на который истец принимается на работу.

Ссылки стороны ответчика на то, что с истцом был заключен срочный трудовой договор в соответствии с требованиями ст. 275 ТК РФ, предусматривающей, что трудовой договор с руководителем организации заключается на срок, установленный учредительными документами организации или соглашением сторон верно судом отклонены как несостоятельные, так как Устав ФГУ "Центрлес" не содержит положений о сроке, на который назначается генеральный директор, а из положений Трудового договора не усматривается, что стороны заключили соглашение о назначении истца директором на какой- то определенный срок.

Доводы ответчика о том, что факт издания истцом приказа о сложении с себя полномочий генерального директора в связи с истечением срока трудового договора является доказательством срочности заключенного между сторонами трудового договора правильно судом не положены в основу решения, так как соглашение о сроке трудового договора должно быть достигнуто сторонами в момент подписания трудового договора, а не в момент его расторжения.

При таких обстоятельствах, суд пришел к правильному выводу о том, что расторжение трудового договора с истцом по п. 2 ст. 77 ТК РФ является незаконным, а увольнение истца по истечению срока трудового договора - неправомерным.

В силу положений ст. 392 ТК РФ, работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

Рассматривая заявление стороны ответчика о применении срока исковой давности и применении последствий пропуска срока для обращения в суд, суд первой инстанции справедливо обратил внимание на то, что сроки, предусмотренные Трудовым законодательством применяются и в случае, если они не установлены другими Федеральными Законами, в том числе Федеральным законом Российской Федерации от 27.07.2004 года N 79 "О государственной гражданской службе", поскольку нормы трудового права, содержащиеся в иных федеральных законах, должны соответствовать настоящему Кодексу; в случае противоречий между Трудовым кодексом и иным федеральным законом, содержащим нормы трудового права, применяется Трудовой кодекс.

При этом, судом надлежаще учтено то обстоятельство, что о нарушении своих трудовых прав истец узнал 04 марта 2010 года, когда сам издал приказ N 05-02/02 от 04.03.2010 о сложении полномочий директора ФГУ "Центрлес" (л.д. 65), а в суд с настоящим иском обратился только 27 мая 2010 года (л.д. 2), то есть по истечении 2, 5 месяцев.

Из заявления о восстановлении срока для обращения в суд (л.д. 39), из представленных копий листков нетрудоспособности и из объяснений истца в ходе судебного разбирательства усматривается, что он в период с 09.03.2010 года по 07.05.2010 года включительно был временно нетрудоспособен (л.д. 40 - 41), вместе с тем, каких-либо оправдательных документов или доказательств уважительности причин невозможности обращения в суд с иском с 08 мая по 27 мая 2010 года им представлено не было.

Обсуждая вопрос об уважительности причин пропуска срока для обращения в суд, судом первой инстанции верно отмечено, что 24 мая 2010 года истец обращался в Пушкинский районный суд с иском о выплате ему выходного пособия в связи с расторжением трудового договора (л.д. 66 - 67), что истцом не опровергалось в судебном заседании, более того, он подтвердил тот факт, что имеется решение Пушкинского городского суда по его требованиям; однако на момент обращения в Пушкинский городской суд с указанным иском незаконность увольнения и неправомерность расторжения с ними трудового договора им не оспаривались. Более того, заявляя требования о неправильном начислении ему выходного пособия, истец подтверждал тем самым правомерность своего увольнения.

Признавая причину пропуска срока обращения в суд неуважительной и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что истцом не приведено обстоятельств уважительности причин пропуска срока для обращения в суд, а судом таких обстоятельств, исходя из приведенных выше данных относительно времени обращения истцом за защитой своих нарушенных прав, не установлено.

Такой вывод суда, по мнению судебной коллегии, является правильным, поскольку доказательств тяжелой болезни, вследствие которой истец не мог за период с 04 марта 2010 года по 09 марта 2010 года (до своей болезни), а затем после своего выздоровления с 08 мая 2010 года по 27 мая 2010 года обратиться в суд за защитой своих нарушенных прав в разумные кратчайшие сроки, также как и доказательств того, что в силу состояния своего здоровья был лишен возможности направить иск по почте лично или заключить соглашение с представителем об оформлении искового заявления о восстановлении на работе и предъявлении его в суд, истцовой стороной на всем протяжении судебного разбирательства представлено не было.

При этом, судебная коллегия обращает внимание на разъяснения п. 5 Постановления Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 года о том, что в качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора. Пропущенный по уважительным причинам срок исковой давности может быть восстановлен судом в исключительных случаях, если его пропуск связан с личностью истца (тяжелая болезнь, неграмотность, длительная командировка, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи). Уважительные причины должны иметь место в пределах срока исковой давности, если он составляет менее 6 месяцев.

Исходя из изложенного, обстоятельства пропуска срока обращения в суд И. на 2, 5 месяца нельзя признать исключительным случаем.

Доводы кассационной жалобы И. были предметом исследования судом, направлены на иную оценку норм материального и процессуального права и обстоятельств, установленных и исследованных судом в соответствии с правилами статей 12, 56 и 67 ГПК РФ, а потому не могут служить поводом к отмене данного решения.

Суд первой инстанции с достаточной полнотой исследовал все обстоятельства дела, дал надлежащую оценку представленным доказательствам, выводы суда не противоречат материалам дела, юридически значимые обстоятельства по делу судом установлены правильно, нормы материального права судом применены верно, нарушений норм процессуального права, в том числе на которые имеются ссылки в кассационной жалобе, не допущено. Следовательно, оснований для отмены решения суда не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 09 августа 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь