Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 января 2011 г. N 33-21/2010

 

Судья Каримова Н.Ю.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Пучинина Д.А.

судей Вологдиной Т.И., Нюхтилиной А.В.

при секретаре К.Н.А.

рассмотрела в судебном заседании 12 января 2011 года дело по кассационной жалобе И.Н.Г., И.Н.В. на решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 08 октября 2010 года по иску К.Н.В. к И.Н.Г., И.Н.В., Б. о признании сделок недействительными, включении имущества в наследственную массу, признании права собственности.

Заслушав доклад судьи Пучинина Д.А., объяснения лиц, участвующих в деле, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

К.Н.В. обратился в Невский районный суд Санкт-Петербурга с иском к И.Н.Г., И.Н.В. о признании сделки недействительной, в обоснование иска, указывая на то, что он (истец) является наследником по закону первой очереди К.В., умершей 03 мая 2008 года, и ему при оформлении наследственных прав стало известно, что перед смертью К.В. (мать истца) подарила принадлежавшую ей квартиру <...>, ответчикам, полагал, что в момент заключения договора дарения К.В. в силу характера имевшихся у нее заболеваний не могла понимать значение своих действий и правильно руководить ими.

Решением Невского районного суда Санкт-Петербурга от 10 ноября 2009 г. в иске К.Н.В. отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 09 февраля 2009 г. решение суда от 10 ноября 2009 г. отменено, дело направлено на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела, после уточнения исковых требований, К.Н.В., предъявив требования также к Б., просил признать недействительным завещание, составленное К.В. 18 марта 2008 года на имя И.Н.Г. и И.Н.В., признать недействительной доверенность, выданную К.В. на имя Г. и Б. 18 марта 2008 года, признать недействительным договор дарения квартиры от 28 апреля 2008 года, заключенный между К.В. в лице представителя Б., с одной стороны, и И.Н.В., И.Н.Г., с другой стороны, включить квартиру <...> в наследственную массу после смерти К.В., признать за К.Н.В. право собственности на указанную квартиру в порядке наследования по закону.

В обоснование заявленных требований истец указал, что оспариваемый им договор дарения квартиры был заключен К.В. в лице ее представителя Б., действовавшего на основании доверенности от 18 марта 2008 г., кроме того, ему (истцу) стало известно о наличии завещания К.В. на имя И.Н.В. и И.Н.Г. от 18 марта 2008 г., полагает, что на момент составления завещания и доверенности К.В. в силу характера имевшихся у нее заболеваний не могла понимать значение своих действий и правильно руководить ими.

Решением Невского районного суда Санкт-Петербурга от 08 октября 2010 г. исковые требования удовлетворены.

В кассационной жалобе И.Н.Г., И.Н.В. просят решение суда от 08 октября 2010 г. отменить, считая его неправильным.

Выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Как следует из материалов дела отдельная 3-комнатная квартира <...> принадлежала К.В. на праве собственности.

Из материалов дела усматривается, что 18 марта 2008 года К.В. составлено завещание, удостоверенное нотариусом Ж., согласно которому К.В. завещала И.Н.В. и И.Н.Г. все свое имущество по <...> доли каждому.

Также 18 марта 2008 года нотариусом Ж. была удостоверена доверенность К.В. на имя Г. и Б. с правом распоряжения указанной выше квартирой.

28 апреля 2008 года между К.В. в лице представителя Б. был заключен договор дарения квартиры <...>, в соответствии с которым И.Н.В. и И.Н.Г. приобрели указанную квартиру в собственность в равных долях.

03 мая 2008 года К.В. умерла.

23 сентября 2008 года К.Н.В. обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства после смерти К.В., иные лица с заявлением о принятии наследства не обращались.

Оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, в том числе показания свидетелей, заключение судебно-медицинской экспертизы от 05 мая 2009 года, согласно которому на момент заключения договора дарения К.В. не могла понимать значение своих действий и руководить ими, заключение судебно-медицинской экспертизы от 27 июля 2010 года, согласно которому на момент выдачи доверенности и составления завещания (18 марта 2008 года) К.В. не могла понимать значение своих действий и руководить ими, суд первой инстанции пришел к выводу об удовлетворении заявленных исковых требований.

Судебная коллегия полагает, что указанный вывод суда является законным и обоснованным исходя из следующего.

В соответствии с п. 1 ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Судом первой инстанции дана надлежащая оценка показаниям всех допрошенных свидетелей, в том числе врачей-психиатров, осматривавших К.В., обоснованно не приняты в качестве доказательств показания свидетелей Сн., С. и Н., поскольку указанные лица не обладают необходимыми познаниями в области психиатрии и не могли установить наличие либо отсутствие психического заболевания на момент совершения К.В. юридически значимых действий.

Принимая во внимание, что договор дарения спорной квартиры является недействительным в связи с недействительностью доверенности, на основании которой он был заключен от имени К.В., спорная квартира подлежит включению в наследственную массу.

Судом первой инстанции установлено, что К.Н.В. является наследником по закону первой очереди после смерти матери (ст. 1142 ГК РФ), и в установленный законом срок (ст. 1154 ГК РФ) принял наследство, а завещание на имя И.Н.Г. и И.Н.В. является недействительным, в связи с чем, суд обоснованно признал за истцом право собственности на спорную квартиру в порядке наследования.

Ответчиками при рассмотрении дела было сделано заявление о пропуске истцом срока исковой давности по исковым требованиям о признании доверенности от 18 марта 2008 года и завещания от 18 марта 2008 года недействительными.

Рассматривая вопрос о восстановлении срока исковой давности, суд первой инстанции обоснованно принял во внимание то обстоятельство, что требование о защите нарушенного права путем подачи искового заявления в суд об оспаривании договора дарения от 28 апреля 2008 года было подано истцом в установленный срок, при первоначальном рассмотрении дела судом первой инстанции обстоятельства, подлежащие доказыванию, не определялись, судом истцу не разъяснялись, что установлено определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 09 февраля 2010 года.

Принимая во внимание, что истец К.Н.В. не имеет юридического образования, за помощью к представителю не обращался, а суд на стадии подготовки дела к судебному разбирательству не выполнил требования ГПК РФ, судебная коллегия полагает обоснованным вывод суда о восстановлении срока исковой давности в порядке ст. 205 ГК РФ.

Доводы кассационной жалобы о том, что о нарушении своего права К.Н.В. узнал более, чем за один год до предъявления исковых требований об оспаривании завещания и доверенности, судебная коллегия полагает подлежащими отклонению, поскольку истец изначально предпринимал меры для защиты нарушенного права, целью которых являлось признание права собственности на квартиру в порядке наследования по закону.

В кассационной жалобе ответчики ссылаются также на то обстоятельство, что в заключении судебной экспертизы от 05 мая 2009 года указано, что оно составлено на основании допроса подэкспертной, однако экспертиза являлась посмертной, на момент ее проведения К.В. не было в живых.

Судебная коллегия полагает, что указанная техническая ошибка не может поставить под сомнение заключение экспертизы в целом, с учетом того обстоятельства, что вывод судебной экспертизы от 05 мая 2009 года не опровергается экспертным заключением от 27 июля 2010 года.

Доводы жалобы о несогласии с выводами экспертов судебная коллегия полагает подлежащими отклонению, поскольку каких-либо оснований не доверять заключениям комиссии судебно-психиатрических экспертов у суда первой инстанции оснований не имелось.

Довод кассационной жалобы о том, что в медицинской карте ГУЗ "Городская Александровская больница" согласие К.В. на проведение психиатрического обследования подписано не К.В., а другим лицом, не может быть принят во внимание, так как само по себе отсутствие письменного согласия на освидетельствование не может являться основанием для сомнения в состоянии здоровья К.В. (указанном в медицинской карте) на момент ее обследования врачом-психиатром.

Судебная коллегия полагает, что при разрешении спора судом первой инстанции правильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, правильно применены нормы материального и процессуального права, выводы суда соответствуют установленным по делу обстоятельствам.

Доводы кассационной жалобы по существу направлены на иное толкование действующего законодательства и переоценку доказательств, и не могут служить основанием к отмене постановленного по делу решения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 08 октября 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь