Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 января 2011 г. по делу N 33-57/11

 

Судья: Касимов Р.Г.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего - судьи Копотева И.Л.,

судей Мельниковой Г.Ю., Полушкина А.В.,

с участием прокурора Борзенковой Т.А.,

при секретаре М.А.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Ижевске 12 января 2011 года гражданское дело по исковому заявлению С.Ф.А. к муниципальному учреждению <...> о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда,

по кассационной жалобе муниципального учреждения <...> и кассационному представлению помощника прокурора Балезинского района Удмуртской Республики на решение Балезинского районного суда Удмуртской Республики от 25 ноября 2010 года, которым исковые требования С.Ф.А. удовлетворены частично.

С.Ф.А. восстановлен в должности диспетчера социального дома в деревне <...> муниципального учреждения <...> с 18 октября 2010 года.

С муниципального учреждения <...> в пользу С.Ф.А. взысканы: средняя заработная плата за время вынужденного прогула за период с 18 октября 2010 года по 25 ноября 2010 года в размере <...>; компенсация морального вреда в размере 1 000 рублей; расходы на оплату услуг представителя в размере 3 000 рублей.

В удовлетворении остальной части иска отказано.

Заслушав доклад судьи Мельниковой Г.Ю., заключение прокурора Борзенковой Т.А., полагавшей, что решение суда в части восстановления истца на работе законно, частично поддержавшей доводы кассационного представления, Судебная коллегия

 

установила:

 

С.Ф.А. обратился в суд с иском к муниципальному учреждению <...> с требованиями о восстановлении на работе в должности диспетчера, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула за период с 16 октября по 30 ноября 2010 года в размере <...>, компенсации морального вреда в размере 5 000 рублей, расходов на оплату услуг представителя.

Исковые требования мотивированы тем, что с 15 января 2008 истец работал диспетчером в специализированном жилом доме в дер. <...> муниципального учреждения <...> (далее - МУ <...>). 18 октября 2010 года истец был уволен за прогул. Увольнение истец считает незаконным, на работу 15 октября 2010 года истец не вышел с разрешения непосредственного начальника. В результате незаконного увольнения истцу причинен моральный вред.

В судебном заседании истец и его представитель С.О.Р. исковые требования поддержали. Истец пояснил, что подмена диспетчеров - не единичный случай, в учреждении подобное практикуется. Ф.И.О. 1 на подмену был согласен, заведующий специализированным жилым домом не возражал. Ранее к дисциплинарной ответственности истец не привлекался.

В судебном заседании представители ответчика - Ч.Л.И. и В.Л.П. исковые требования не признали, пояснили, что 15 октября 2010 года истец отсутствовал на работе, вместо истца работал находившийся в отпуске диспетчер Ф.И.О. 1. Отсутствие на работе с директором согласовано не было, заведующий специализированным жилым домом не имеет права подписывать заявления работников и издавать приказы, в том числе об отзыве работников из отпуска.

Судом было постановлено вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе ответчик просит решение суда отменить, ссылаясь на следующие доводы: истцом нарушен порядок предоставления отгула, свидетель Ф.И.О. 2 не смог точно назвать дату написания истцом заявления, о котором работодатель узнал только в суде; 15 октября 2010 года истец отказался от написания объяснений, 19 октября 2010 года истец вел себя агрессивно, устроил скандал. Кроме того, кассатор указывает, что судом первой инстанции завышен размер суммы расходов на оплату услуг представителя, взысканной в пользу истца.

В кассационном представлении помощник прокурора Балезинского района УР просит решение изменить, ссылаясь на допущенные судом нарушения норм процессуального права, в частности указывая, что судом не разрешен вопрос о распределении судебных расходов.

В возражениях на кассационную жалобу истец указывает на несогласие с содержащимися в ней доводами, а также с выводом суда о совершении им 15 октября 2010 года прогула.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда первой инстанции.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, С.Ф.А. с 15 января 2008 года был принят на работу к ответчику на должность диспетчера. На основании приказа от 18 октября 2010 года истец уволен с работы за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей - прогул 15 октября 2010 года - на основании подп. "а" п. 6 ст. 81 Трудового кодекса РФ.

Суд первой инстанции, удовлетворяя исковые требования и восстанавливая истца в прежней должности, пришел к выводу, что ответчик произвел увольнение как крайнюю меру дисциплинарной ответственности без учета принципов юридической и дисциплинарной ответственности, таких как справедливость, равенство, соразмерность, законность, вина и гуманизм.

По мнению Судебной коллегии, данный вывод суда является правильным и обоснованным. Исходя из того, что истцом оспаривалось увольнение, произведенное по инициативе работодателя, в силу требований ч. 5 ст. 192 Трудового кодекса РФ суд правомерно указал на то, что работодателю необходимо было представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и то, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, предшествующее поведение работника, его отношение к труду.

Вышеуказанный вывод суда согласуется с правовой позицией Верховного Суда РФ, изложенный в пункте 53 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ", в котором указано: если при рассмотрении дела о восстановлении на работе суд придет к выводу, что проступок действительно имел место, но увольнение произведено без учета вышеуказанных обстоятельств, иск может быть удовлетворен.

Исследуя вышеуказанные значимые обстоятельства, суд обоснованно указал в решении на то, что работодатель не представил суду доказательств того, что за совершенный проступок к истцу правомерно была применена мера ответственности в виде увольнения. При этом правомерно учтено, что в период работы у ответчика истец к дисциплинарной ответственности не привлекался, каких-либо нареканий не имел, 15 октября 2010 года истец отсутствовал на рабочем месте с ведома непосредственного руководителя, на период отсутствия обеспечил себе замену.

Суд первой инстанции, исходя из общих принципов юридической и дисциплинарной ответственности, оценил всю совокупность конкретных обстоятельств дела, в том числе проверил и оценил обстоятельства и мотивы отсутствия работника на работе, предшествующее поведение работника, его отношение к труду, и пришел к правильному выводу о необходимости восстановления истца в прежней должности.

Вывод суда о том, что 15 октября 2010 года истец совершил прогул, основан только на том, что, в силу положений устава МУ <...>, Правил внутреннего трудового распорядка учреждения, должностных инструкций директора учреждения, заведующего специальным жилым домом и диспетчера, издание приказов внутри учреждения и осуществление общего руководства учреждением относится к исключительным полномочиям директора.

По мнению Судебной коллегии, вывод суда о том, что 15 октября 2010 года истец совершил прогул, сделан ввиду неправильного применения норм материального права и не соответствует обстоятельствам дела.

Так, согласно ст. 81 Трудового кодекса РФ, прогулом признается отсутствие на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены) независимо от его (ее) продолжительности, а также в случае отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).

Из положений указанной нормы трудового права следует, что для установления наличия прогула необходимо помимо факта отсутствия работника на работе устанавливать также и причины, по которым работник отсутствовал. Прогулом является отсутствие на работе по неуважительным причинам.

В ходе рассмотрения дела истец не оспаривал, что 15 октября 2010 года являлся для истца рабочим днем и что в указанный день истец не работал. При этом истец утверждал, что отсутствовал на рабочем месте по уважительной причине - ввиду предоставления ему администрацией кратковременного отпуска без сохранения заработной платы (ст. 128 Трудового кодекса РФ), и указывал, что в учреждении практикуется "подмена" диспетчеров.

В доказательство данного утверждения истец ссылался на соответствующее заявление, поданное им на имя директора <...> от 14 октября 2010 года, полученное в указанный день разрешение от непосредственного руководителя - заведующего специализированным жилым домом, показания свидетелей Ф.И.О. 2 и Ф.И.О. 1, подтвердивших объяснения истца. В частности, свидетель Ф.И.О. 2 в суде подтвердил получение от истца названного заявления о замене дежурства истца, дачу согласия на замену диспетчеров. Кроме того, данный свидетель показал, что забыл передать указанное заявление истца непосредственно директору учреждения. В табеле учета рабочего времени указано, что 15 октября 2010 года истец находился в административном отпуске.

Совокупностью перечисленных доказательств подтверждается, что у истца отсутствовал умысел на нарушение трудовой дисциплины, истец полагал, что принял все необходимые меры для получения разрешения на кратковременный отпуск без содержания. Ответчик не представил суду доказательств, опровергающих утверждение истца о том, что в учреждении практикуется установленный по настоящему делу порядок изменения графика дежурств, а именно с разрешения от непосредственного руководителя диспетчеров - заведующего специализированным жилым домом.

Следовательно, отсутствие истца на рабочем месте 15 октября 2010 года нельзя признать самовольным уходом в кратковременный отпуск без содержания, а соответственно, и отсутствием на работе без уважительных причин. В связи с изложенным вывод суда о том, что 15 октября 2010 года истец совершил прогул, подлежит исключению из мотивировочной части решения, что не влечет изменения либо отмены решения по существу.

Довод кассационной жалобы о том, что судом завышена сумма взысканных с ответчика понесенных истцом расходов на оплату услуг представителя, является необоснованным. Истец в данной части просил компенсировать расходы в размере 10 000 рублей, представив договор об оказании юридической помощи и квитанции об оплате услуг представителя на заявленную сумму.

Согласно ч. 1 ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

По мнению Судебной коллегии, взысканная с ответчика денежная сумма в возмещение расходов на оплату услуг представителя - 3 000 рублей - с учетом категории и сложности дела, требований разумности является адекватной проделанной представителем работы.

Оценивая доводы кассационного представления, Коллегия приходит к следующим выводам.

В вводной части решения суда, как того требует ч. 2 ст. 198 Гражданского процессуального кодекса РФ, действительно должны быть указаны состав суда, секретарь судебного заседания, стороны, другие лица, участвующие в деле, их представители. Обжалуемое решение в вводной части указания на лиц, принимавших участие в рассмотрении дела, не содержит, что, по сути, является нарушением процессуальных требований к содержанию решения.

Согласно ч. 3 ст. 198 Гражданского процессуального кодекса РФ описательная часть решения суда должна содержать указание на требование истца, возражения ответчика и объяснения других лиц, участвующих в деле. Обжалуемое решение заключение прокурора в описательной части не содержит. В то же время, принимая решение, суд указал, что заключение прокурора было заслушано. Действующее гражданское процессуальное законодательство не содержит указание на то, в какой именно форме и в каком объеме объяснения участвующих в деле лиц должны отражаться в решении.

Согласно ч. 2 ст. 362 Гражданского процессуального кодекса РФ правильное по существу решение суда первой инстанции не может быть отменено по одним только формальным соображениям.

Вышеуказанные нарушения норм процессуального права на результат рассмотрения дела не повлияли, а потому не могут являться основанием для изменения либо отмены решения суда первой инстанции.

Заслуживает внимания довод прокурора о том, что судом не разрешен вопрос о судебных расходах. Так, в соответствии со ст. 103 Гражданского процессуального кодекса РФ, государственная пошлина, от уплаты которой истец был освобожден, взыскивается с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований. Истец освобожден от уплаты государственной пошлины на основании п. 1 ч. 1 ст. 333.36 Налогового кодекса РФ - подача иска с требованием, вытекающим из трудовых правоотношений.

В соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 333.17 Налогового кодекса РФ организации признаются плательщиками государственной пошлины в случае, если они выступают ответчиками в судах общей юрисдикции и если при этом решение суда принято не в их пользу и истец освобожден от уплаты государственной пошлины.

Согласно п. 19 ч. 1 ст. 333.36 Налогового кодекса РФ от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции, освобождаются государственные органы, органы местного самоуправления, выступающие по делам в качестве истцов или ответчиков.

Ответчик - МУ <...> государственным органом или органом местного самоуправления не является, функциями данных органов ответчик не наделен. Из содержания п.п. 1.4, 1.5, 2.2 устава учреждения следует, что ответчик является самостоятельным юридическим лицом, имеющим право осуществлять приносящую доход деятельность.

Истцом было заявлено три исковых требования, два из которых - о восстановлении на работе и о компенсации морального вреда - являются неимущественными, а третье - о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула - является имущественным требованием, подлежащим оценке.

Следовательно, исходя из требований ч. 1 ст. 333.19 и п. 1 ч. 1 ст. 333.20 Налогового кодекса РФ, с учетом того, что исковые требования удовлетворены частично, с ответчика в доход муниципального образования "Балезинский район" подлежит взысканию государственная пошлина в размере 800 рублей.

Руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

решение Балезинского районного суда Удмуртской Республики от 25 ноября 2010 года оставить по существу без изменений, исключив из мотивировочной части решения вывод о совершении С.Ф.А. прогула и дополнив резолютивную часть решения следующим абзацем:

"Взыскать с муниципального учреждения <...> в доход муниципального образования "Балезинский район" государственную пошлину в размере 800 рублей".

Кассационную жалобу муниципального учреждения <...> оставить без удовлетворения, кассационное представление помощника прокурора Балезинского района Удмуртской Республики - частично удовлетворить.

 

Председательствующий судья

И.Л.КОПОТЕВ

 

Судьи

Г.Ю.МЕЛЬНИКОВА

А.В.ПОЛУШКИН

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь