Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КАЛИНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 января 2011 г. по делу N 33-7/2011

 

Судья: Вераксич И.Н.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Калининградского областного суда в составе:

председательствующего: Михальчик С.А.

судей: Агуреевой С.А., Кулешовой Е.А.

при секретаре: П.

рассмотрела в открытом судебном заседании 12 января 2011 года дело по кассационной жалобе представителя Б. И.

на решение Гвардейского районного суда Калининградской области от 11 ноября 2010 года, которым Б. отказано в иске о восстановлении срока для принятия наследства, о признании недействительным свидетельства о праве на наследство, договора дарения квартиры и признании права собственности на 1/2 долю квартиры 2 по.

Заслушав доклад судьи Агуреевой С.А., объяснения представителя Б. по доверенности И., поддержавшего доводы кассационной жалобы, возражения представителя К.Л. по ордеру адвоката Турчина А.Ю., полагавшего доводы жалобы необоснованными, судебная коллегия

 

установила:

 

Б. обратилась в суд с иском к сестре К.Л. о восстановлении срока для принятия наследства, открывшегося после смерти матери З., умершей 4 сентября 2008 года, в виде квартиры N 2 по, о признании принявшей наследство, о признании недействительным свидетельства о праве на наследство на 1/2 долю указанной квартиры, о признании права собственности на 1/2 долю в данной квартире в порядке наследования.

В суде истица дополнила исковые требования, обратилась в суд с иском к К.А. и просит признать недействительным договор дарения указанной квартиры, заключенный 20 октября 2010 года, признать недействительным свидетельство о государственной регистрации права от 30 октября 2010 года.

Требования обоснованы тем, что о смерти матери ей стало известно недавно, ответчица К.Л. скрыла от нее эту информацию и не сообщила нотариусу о наличии второго наследника по закону. 22 мая 2009 года К.Л. получила нотариально удостоверенное свидетельство о праве на наследство по закону, в том числе на спорную квартиру, и распорядилась ею, подарив 20 октября 2009 года дочери К.А. 30 октября 2010 года К.А. получено свидетельство о государственной регистрации права собственности на данное недвижимое имущество.

Не зная о смерти матери и в связи с тяжелым заболеванием, истица не смогла в установленный законом срок принять наследство.

Ответчики исковые требования не признали.

Судом принято изложенное выше решение.

В кассационной жалобе представитель Б. И. просит отменить решение суда, указывая, что суд неправильно оценил показания свидетелей, не дано правильной оценки тому обстоятельству, что при обращении к нотариусу К.Л. не указала о наличии иных наследников. Не принято во внимание, что истица проживает в другом регионе, страдает тяжелым заболеванием.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции согласно ч. 1 ст. 347 ГПК РФ исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе, не находит оснований для отмены решения, постановленного в соответствии с установленными обстоятельствами и требованиями закона.

Согласно п. 1 ст. 1154 ГК РФ наследство может быть принято в течение шести месяцев со дня открытия наследства.

В силу п. 1 ст. 1155 ГК РФ по заявлению наследника, пропустившего срок, установленный для принятия наследства (статья 1154), суд может восстановить этот срок и признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам и при условии, что наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали.

Судом установлено и подтверждено материалами дела, что после смерти наследодателя З., наступившей 4 сентября 2008 года, открылось наследство в виде квартиры N 2 по.

Наследниками первой очереди по закону являлись дочери наследодателя: К.Л. и Б.

К.Л. приняла наследство, обратившись к нотариусу по месту открытия наследства в установленный п. 1 ст. 1154 ГК РФ срок с заявлением о принятии наследства, в том числе вышеуказанной квартиры.

Б. в срок, установленный ст. 1154 ГК РФ для принятия наследства, каких-либо действий, свидетельствующих о принятии наследства одним из указанных в ст. 1153 ГК РФ способов, не совершила. В обоснование иска истица сослалась на то, что она не знала об открытии наследства, а также на то, что пропустила этот срок по другим уважительным причинам.

Разрешая спор и отказывая в иске, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что отсутствуют основания для восстановления установленного законом срока принятия наследства и признания истицы принявшей наследство, так как Б. знала об открытии наследства и отсутствуют уважительные причины пропуска этого срока.

Ссылаясь на то, что о смерти матери ей стало известно недавно, Б. не доказала это обстоятельство, хотя в силу ч. 1 ст. 56 ГПК РФ обязанность доказать это обстоятельство законом возложена на нее. Также не представлено истицей доказательств, отвечающих требованиям закона об их относимости и допустимости, опровергающих доказательства, принятые судом в качестве обоснования вывод о том, что истица знала об открытии наследства 4 сентября 2008 года.

Выводы суда, изложенные в решении, основаны на анализе действующего законодательства и материалах дела, и оснований для признания их неправильными не имеется.

Не соглашаясь с доводом истицы, что срок принятия наследства пропущен ею по причине тяжелого заболевания, суд первой инстанции обоснованно сослался на то, что обращение Б. в медицинское учреждение по поводу заболевания имело место после истечения срока принятия наследства, почти через год после смерти наследодателя - 17 июля 2009 года.

Кроме того, по смыслу ст. 1155 ГК РФ данное обстоятельство могло иметь правовое значение при условии, если наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали. Между тем, как усматривается из материалов дела, данный срок, являющийся пресекательным, истицей пропущен, так как с августа 2009 года до обращения в суд с иском в сентябре 2010 года Б. на стационарном лечении не находилась, а нахождение под наблюдением терапевта по месту жительства и на амбулаторном лечении не препятствовало истице обратиться в суд в течение шести месяцев с исковым заявлением.

Принимая во внимание изложенное, то обстоятельство, что при подаче нотариусу заявления о выдаче свидетельства о принятии наследства К.Л. не указала Б. как наследника по закону, само по себе не является основанием для восстановления срока принятия наследства.

Учитывая изложенные обстоятельства, доводы кассационной жалобы не могут служить поводом для отмены решения суда, поскольку фактически направлены на переоценку собранных по делу доказательств, которым суд дал надлежащую оценку при рассмотрении дела.

Решение суда вынесено с соблюдением норм материального и процессуального права, выводы суда соответствуют обстоятельствам дела, в связи с чем решение является законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам, содержащимся в кассационной жалобе, не имеется.

Руководствуясь ст. 361 (абзац 2) ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Гвардейского районного суда Калининградской области от 11 ноября 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь