Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КОМИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 12 января 2011 г. N 44а-2/2011

 

Заместитель председателя Верховного суда Республики Коми Боковикова Н.В.,

рассмотрев в порядке надзора жалобу Р. на постановление мирового судьи Катаевского судебного участка от 16 июля 2010 года и решение судьи Сыктывкарского городского суда от 11 ноября 2010 года

по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 КоАП РФ, в отношении Р.

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи Катаевского судебного участка Р. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на один год и шесть месяцев.

Решением судьи Сыктывкарского городского суда постановление мирового судьи оставлено без изменения.

В надзорной жалобе Р. просит состоявшиеся судебные акты отменить. В обоснование жалобы Р. ссылается на то, что его вина в совершении правонарушения не доказана. Также полагает, что должностными лицами ГИБДД нарушена процедура освидетельствования на состояние алкогольного опьянения. Считает, что протокол об административном правонарушении составлен с нарушением требований Закона, показания свидетелей Г., А. и рапорт инспектора Ш. являются недопустимыми доказательствами, поскольку свидетели Г. и А. заинтересованы в исходе дела, а рапорт не зарегистрирован в КУСП. Указывает на нарушение процессуальных норм при производстве по делу в части нарушения срока направления копии постановления.

Проверив материалы истребованного дела, изучив доводы жалобы, прихожу к выводу об отсутствии оснований для ее удовлетворения.

В соответствии с ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ административным правонарушением признается управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения.

В силу пункта 2.7 Правил дорожного движения Российской Федерации водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного).

Как усматривается из дела, Р. 4.05.2010 г. в 9 час. 20 мин. возле <...>, управлял транспортным средством <...>, находясь в состоянии алкогольного опьянения.

Указанные обстоятельства подтверждаются собранными по делу доказательствами, в том числе протоколом об административном правонарушении, протоколом об отстранении от управления транспортными средствами, актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, рапортом инспектора Ш., письменными объяснениями понятых Т., И., другими материалами дела.

Все доказательства собраны с соблюдением требований Закона и получили оценку в соответствии с требованиями статьи 26.11 КоАП РФ.

Действия Р. правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

По изложенным выше мотивам довод в жалобе о том, что в действиях Р. отсутствует вина в совершении правонарушения, является несостоятельным.

Довод в жалобе на нарушение порядка освидетельствования на состояние алкогольного опьянения опровергается материалами дела.

Так, согласно материалам дела, основанием полагать, что 4.05.2010 года водитель Р. находился в состоянии опьянения, явилось наличие у него запаха алкоголя изо рта, резкое изменение окраски кожных покровов лица, что согласуется с пунктом 3 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 г. N 475.

При освидетельствовании Р. на состояние алкогольного опьянения, проведенного в соответствии с требованиями раздела II Правил и в присутствии 2 понятых, у Р. установлено наличие этилового спирта в концентрации 0,214 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха. С результатами освидетельствования Р. согласился, о чем свидетельствует его личная подпись в акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.

Довод в жалобе о том, что освидетельствование на состояние алкогольного опьянения проведено прибором, не внесенным в перечень основных технических средств, используемых в деятельности ГИБДД, не ставит под сомнение правильность его показаний. Прибор "Alcotector pro 100 combi" зарегистрирован в государственном реестре средств измерений под N 36100-07 и допущен к применению на территории РФ Федеральным агентством по техническому регулированию и метрологии.

Довод Р. о том, что рапорт ИДПС Ш. подлежал регистрации в КУСП, не может быть принят во внимание.

В силу п. 16 Инструкции о порядке приема, регистрации и разрешения в ОВД заявлений, сообщений и иной информации о происшествиях, утвержденной приказом МВД РФ N 985 от 1.12.2005 г. (действовавшей на день совершения правонарушения) в КУСП подлежат регистрации сведения, требующие проверки для обнаружения возможных признаков преступления или административного правонарушения.

В рассматриваемом случае, какой-либо проверки для обнаружения признаков административного правонарушения, в действиях Р. не требовалось.

Указание в жалобе на то, что показания свидетелей А., Г. являются недопустимыми доказательствами, поскольку данные свидетели, являясь должностными лицами ГИБДД, заинтересованы в исходе дела, является необоснованным.

Нормы КоАП РФ не препятствуют допросу должностных лиц являвшихся свидетелями совершения события содержащего признаки административного правонарушения. Должностные лица в силу заинтересованности не могут быть участниками в производстве по делу лишь в качестве понятых.

Вместе с тем, правовое положение свидетеля и понятого при производстве по делу об административном правонарушении имеет существенное различие. Последний удостоверяет факт совершения в его присутствии процессуальных действий, их содержание и результаты, а не сообщает сведения известные ему по обстоятельствам дела.

Таким образом, допрос в качестве свидетелей вышеназванных должностных лиц не противоречит положениям КоАП РФ.

Ссылка в жалобе на то, что протокол об административном правонарушении составлен с нарушением требования закона, несостоятельна.

Как следует из дела, протокол составлен в соответствии с требованиями ст. 28.2 КоАП РФ.

Указание в жалобе на нарушение срока направления копии постановления, установленного ч. 2 ст. 29.11 КоАП РФ, не может повлечь отмену правильного постановления и решения, поскольку данный срок не является пресекательным. Позднее направление копии постановления не повлекло нарушение прав Р. в части реализации возможности его обжалования в суд вышестоящей инстанции.

Таким образом, нарушений процессуальных норм при производстве по делу об административном правонарушении, влекущих отмену постановления и решения, не установлено.

Наказание назначено в пределах санкции ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, с учетом характера и обстоятельств правонарушения, личности виновного, полномочным лицом, в установленный ст. 4.5 КоАП РФ срок.

С учетом изложенного, обжалуемый судебный акт является обоснованным и законным, а оснований для его отмены не имеется.

Руководствуясь статьей 30.17 КоАП РФ

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи Катаевского судебного участка от 16 июля 2010 года и решение судьи Сыктывкарского городского суда от 11 ноября 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 КоАП РФ, в отношении Р. оставить без изменения, жалобу Р. - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Заместитель председателя

Верховного суда

Республики Коми

Н.В.БОКОВИКОВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь