Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 12 января 2011 г. по делу N 4а-3532/10

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу К. на постановление и.о. мирового судьи судебного участка N 423 Тверского района г. Москвы от 23 июля 2010 года и решение судьи Тверского районного суда г. Москвы от 17 августа 2010 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением и.о. мирового судьи судебного участка N 423 Тверского района г. Москвы от 23 июля 2010 года К. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 20.2 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере 500 (Пятьсот) рублей.

Решением судьи Тверского районного суда г. Москвы от 17 августа 2010 года указанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, а жалоба К. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе К. просит об отмене названных судебных решений и прекращении производства по делу в связи с отсутствием события административного правонарушения, ссылаясь на то, что протокол об административном правонарушении не соответствует форме, установленной Приказом начальника ГУВД г. Москвы от 28 апреля 2006 года N 261, которым не предусмотрено изложение обстоятельств правонарушения в отдельном приложении, как это имело место в данном случае и, более того, указанное приложение составлено заранее; при рассмотрении дела нарушен принцип презумпции невиновности, закрепленный в ст. 1.5 КоАП РФ и ст. 49 Конституции РФ, поскольку вывод о его виновности основан только на показаниях и рапорте сотрудника милиции, а также протоколе об административном правонарушении; показания сотрудника милиции Б. противоречивы, непоследовательны, а, кроме того, в силу осуществления служебных полномочий он может быть заинтересован в исходе дела.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу состоявшиеся по делу судебные решения законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что К. нарушил установленный Федеральным законом от 19.06.2004 N 54-ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" порядок проведения митинга, а именно, 31 мая 2010 года в 19 часов 50 минут по адресу: г. <...>, <...> площадь, д. <...> в составе группы граждан в количестве 500 человек с использованием транспарантов "Конституция РФ статья 31, граждане имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирования, 12.12.1993", "Защитим нашу демократическую Конституцию, свободу митингов, шествий от нелегитимной власти" принял участие в митинге без согласования с органами исполнительной власти субъекта Российской Федерации, выкрикивал лозунги "Свобода", "Да здравствует 31 статья Конституции", "Россия без Путина", "Позор", перегородил полосу движения проезжей части, мешал свободному проходу граждан. Указанные действия К. квалифицированы мировым судьей по ч. 2 ст. 20.2 КоАП РФ.

Факт совершения К. административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 20.2 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении и приложением к нему, в котором изложено существо нарушения; рапортом сотрудника милиции Б. и его показаниями, данными при рассмотрении дела мировым судьей; уведомлением о проведении 31 мая 2010 года с 18.00 до 19.00 часов митинга на <...> площади г. <...>; распоряжением заместителя префекта ЦАО г. Москвы от 07 мая 2010 года о проведении 29 - 31 мая 2010 года на <...> площади г. <...> молодежного спортивного фестиваля; письмом первого заместителя начальника Управления координации деятельности по обеспечению безопасности города Москвы N 4-19-9963/0, в котором организаторам публичного мероприятия предложено проведение митинга на набережной <...>, <...> площади или площади <...>; письмом первого заместителя начальника Управления координации деятельности по обеспечению безопасности города Москвы N 21-46-161/0, согласно которому информация о принятии или непринятии организаторами публичного мероприятия предложения об изменении места проведения публичного мероприятия в Правительство Москвы не поступала.

При таких обстоятельствах вывод мирового судьи о наличии в действиях К. административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 20.2 КоАП РФ, является правильным. Порядок проведения собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований регламентирован главой 2 (Порядок организации и проведения публичного мероприятия) Федерального закона от 19 июня 2004 года N 54-ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях". Исходя из содержания правовых норм, приведенных в главе 2 указанного Федерального закона, порядок проведения публичного мероприятия предусматривает, в частности, соблюдение условий его проведения, указанных в уведомлении о проведении публичного мероприятия или измененных в результате согласования с органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органом местного самоуправления, а также обеспечение общественного порядка и безопасности. В силу названного Федерального закона орган власти имеет возможность вносить обоснованное предложение об изменении места и (или) времени проведения публичного мероприятия, а также предложения об устранении организатором публичного мероприятия несоответствия указанных в уведомлении целей, форм и иных условий проведения публичного мероприятия требованиям означенного Федерального закона. Наличие у органа власти возможности вносить такое предложение порождает в свою очередь обязанность организатора публичного мероприятия ответить на это предложение. В случае непринятия предложения органа власти Закон предписывает организатору отказаться от его проведения, что прямо следует из положений, согласно которым организатор публичного мероприятия не вправе проводить его, если с органом власти не было согласовано изменение по их мотивированному предложению места и (или) времени проведения публичного мероприятия.

Из материалов дела следует, что организаторы публичного мероприятия не сообщили о принятии или непринятии предложения об изменении места проведения публичного мероприятия, изложенного в письме первого заместителя начальника Управления координации деятельности по обеспечению безопасности города Москвы N 4-19-9963/0, в котором организаторам публичного мероприятия предложено проведение митинга на набережной <...>, <...> площади или площади <...>. При таких обстоятельствах и с учетом перечисленных выше положений правовых норм законных оснований для проведения митинга по вышеуказанному адресу не имелось. Между тем, данное обстоятельство К. было проигнорировано, он принял участие в митинге по вышеуказанному адресу, а, кроме того, за пределами времени, обозначенного в уведомлении о проведении публичного мероприятия (согласно протоколу об административном правонарушении в 19 часов 50 минут), которое было заявлено с 18.00 до 19.00 часов.

Таким образом, установленный порядок проведения публичного мероприятия был нарушен, что образует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 20.2 КоАП РФ.

В надзорной жалобе К. указывает, что протокол об административном правонарушении не соответствует форме, установленной Приказом начальника ГУВД г. Москвы от 28 апреля 2006 года N 261, которым не предусмотрено изложение обстоятельств правонарушения в отдельном приложении, как это имело место в данном случае. Данное утверждение не влечет признание протокола об административном правонарушении недопустимым доказательством по делу, поскольку данный документ отвечает требованиям, предъявляемым к такому виду доказательств положениями ст. 28.2 КоАП РФ, которые не содержат запрет на изложение существа нарушения в приложении к протоколу. Указанное приложение содержит сведения, имеющие значение для правильного разрешения дела, с его содержанием К. ознакомлен, копию получил. Протокол об административном правонарушении также соответствует требованиям ст. 26.2 КоАП РФ, а потому обоснованно признан судебными инстанциями имеющим доказательственную силу.

Ссылка К. на то, что приложение к протоколу об административном правонарушении составлено заранее, не может быть принята во внимание, поскольку каких-либо объективных данных, которые могли бы свидетельствовать о ее обоснованности, в материалах дела не имеется и заявителем в надзорной жалобе не приведено.

Довод К. о том, что при рассмотрении дела нарушен принцип презумпции невиновности, закрепленный в ст. 1.5 КоАП РФ и ст. 49 Конституции РФ, поскольку вывод о его виновности основан только на показаниях и рапорте сотрудника милиции, а также протоколе об административном правонарушении, не соответствует действительности. Из материалов дела видно, что к выводу о виновности К. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 20.2 КоАП РФ, как мировой судья, так и судья районного суда, пришли на основании всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, всесторонне, полно и объективно исследованных в рамках судебного разбирательства. Принцип презумпции невиновности судебными инстанциями не нарушен, бремя доказывания распределено правильно.

По утверждению К., показания сотрудника милиции Б. противоречивы, непоследовательны, а, кроме того, в силу осуществления служебных полномочий он может быть заинтересован в исходе дела. С данным утверждением согласиться нельзя, поскольку каких-либо противоречий в показаниях сотрудника милиции Б., приведенных в постановлении мирового судьи, не усматривается, а поводов полагать, что эти показания изложены не в том, содержании, в котором они были даны указанным лицом в ходе судебного заседания, нет. Утверждение заявителя о заинтересованности сотрудника милиции Б. в исходе дела ничем объективно не подтверждено, он был вызван мировым судьей и допрошен в судебном заседании в качестве свидетеля с соблюдением процессуальных требований КоАП РФ для выяснения обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела. То обстоятельство, что Б. является работником органов внутренних дел, не может являться поводом к тому, чтобы не доверять его показаниям, которые в соответствии положениями закона подлежат оценке, наравне с другими доказательствами по делу. Данные требования закона как мировым судьей, так и судьей районного суда, выполнены.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения. Административное наказание в виде административного штрафа назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.5, 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 2 ст. 20.2 КоАП РФ. Срок давности и порядок привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление и.о. мирового судьи судебного участка N 423 Тверского района г. Москвы от 23 июля 2010 года и решение судьи Тверского районного суда г. Москвы от 17 августа 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 20.2 КоАП РФ, в отношении К. оставить без изменения, надзорную жалобу К. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь