Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 января 2011 г. по делу N 33-208/11

 

Судья: Голубева О.Н.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе председательствующего: Погорелко О.В.

и судей: Крашенинниковой М.В. и Пятовой Н.Л.,

при секретаре Ф.З.

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Погорелко О.В.

с участием И.

дело по кассационной жалобе представителя ГУ УПФ РФ в Советском районе г. Н. Новгорода - Ф.Е.

на решение Нижегородского районного суда г. Н. Новгорода от 13 октября 2010 года

по иску И. к ГУ Управление пенсионного фонда РФ в Советском районе о назначении пенсии по старости,

 

установила:

 

И. обратилась в суд с иском к ГУ УПФ РФ в Советском районе города Н. Новгорода о назначении пенсии по старости в порядке пп. 7 п. 1 ст. 10 Федерального закона от 15.12.2001 N 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации", указав, что решением комиссии по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав от 10.09.2009 года N истцу отказано в назначении пенсии по старости. Отказывая в назначении пенсии по старости, ответчик указал, что город отсутствует в перечне населенных пунктов, относящихся к территории радиоактивного загрязнения вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, в паспорте истца указана регистрация по месту жительства в городе Н. Новгороде с 31.03.1978 года, удостоверение гражданина, проживавшего в зоне усиленного радиоэкологического контроля, выдано без указания сроков проживания. Истец считает данное решение незаконным и необоснованным, поскольку на территории города проживала с 1982 года по 2003 - 2004 год, после чего вернулась в г. Н. Новгород. С 1982 года по 1996 год истец работала в войсковой части на территории города, затем состояла в центре занятости, а с 1999 года по 2003 год работала на предприятии "", которое также находилось на территории города. Таким образом, с 26.04.1986 года истец постоянно проживала и работала в зоне аварии Чернобыльской АЭС. Истец просила признать решение комиссии по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав ГУ УПФ РФ в Советском районе г. Н. Новгорода от 10.09.2009 года N об отказе в назначении пенсии по старости незаконным; признать за ней право на пенсию по старости; обязать ответчика назначить пенсию по старости с момента наступления права - по достижении 52 лет, то есть с 01.09.2009 года.

Представитель ответчика по доверенности Ф.Е. в судебном заседании исковые требования не признала.

Решением суда от 13 октября 2010 года исковые требования И. удовлетворены - признано незаконным решение ГУ УПФ РФ в Советском г. Н. Новгорода об отказе в назначении И. пенсии по старости; на ГУ УПФ РФ в Советском районе г. Н. Новгорода возложена обязанность назначить И. досрочную трудовую пенсию по старости с 01.09.2009 года.

В кассационной жалобе представителя ГУ УПФ РФ в Советском районе г. Н. Новгорода - Ф.Е. поставлен вопрос об отмене судебного решения как незаконного и необоснованного, постановленного с нарушением норм материального права.

В соответствии со ст. 347 ГПК РФ суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции, исходя из доводов, изложенных в кассационных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав истицу, судебная коллегия приходит к следующему.

Разрешая заявленные И. требования, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что оснований для отказа в признании за истцом права на пенсию по государственному пенсионному обеспечению - пенсию по старости - у ответчика не имелось, в связи с чем, правомерно возложил на ГУ УПФ РФ в Советском районе г. Н. Новгорода обязанность по назначению И. данного вида пенсионного обеспечения с уменьшением возраста выхода на пенсию по старости, предусмотренного Федеральным законом "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" с учетом факта и продолжительности проживания И. в соответствующей зоне радиоактивного загрязнения на территории Украины (ранее - Украинской ССР) в порядке, предусмотренном Законом Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС".

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационной жалобы по следующим основаниям.

Конституция Российской Федерации, гарантируя каждому в соответствии с целями социального государства (статья 7, часть 1) социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (статья 39, часть 1), относит определение условий и порядка реализации права на социальное обеспечение, в том числе установление видов пенсий, оснований приобретения права на них отдельными категориями граждан, правил их исчисления, к компетенции законодателя (статья 39, часть 2).

Конкретизируя данные конституционные положения, федеральный законодатель, в свою очередь, гарантировал гражданам, пострадавшим вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, возмещение вреда за риск вследствие проживания и работы на территории, подвергшейся радиоактивному загрязнению, превышающему допустимые уровни в результате чернобыльской катастрофы (статья 3 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС"), в частности путем назначения пенсий по старости с уменьшением возраста выхода на пенсию. Эта мера - наряду с мерами социальной поддержки, направленными на возмещение вреда здоровью, - в определенной степени носит компенсаторный характер и должна неукоснительно обеспечиваться всем, кому она предназначена.

А именно, частью первой статьи 13 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" к гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие чернобыльской катастрофы, отнесены, в том числе, граждане, граждане, постоянно проживающие (работающие) на территории зоны проживания с льготным социально-экономическим статусом (пункт 8).

Пенсионное обеспечение указанных категорий граждан регулируется разделом IV "Пенсионное обеспечение граждан, пострадавших от чернобыльской катастрофы" названного Закона, а также Федеральным законом от 15.12.2001 N 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации", в силу ст. 5 которого, одним из видов пенсий по государственному пенсионному обеспечению является пенсия по старости, которая назначается гражданам, пострадавшим в результате радиационных или техногенных катастроф.

Согласно пп. 7 п. 1, п. 2 ст. 10 Федерального закона от 15.12.2001 N 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации", устанавливающей условия назначения пенсий гражданам, пострадавшим в результате радиационных или техногенных катастроф, и членам их семей, пенсия по старости гражданам, постоянно проживающим в зоне проживания с льготным социально-экономическим статусом, назначается при наличии трудового стажа не менее 5 лет с уменьшением возраста выхода на пенсию по старости, предусмотренного Федеральным законом "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", в зависимости от факта и продолжительности проживания или работы в соответствующей зоне радиоактивного загрязнения в порядке, предусмотренном Законом Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС".

Как указал Конституционный Суд РФ в своем определении от 11.07.2006 N 403-О, положения пункта 2 данной статьи во взаимосвязи с положениями статей 33, 34 и пунктами 7 и 8 части первой статьи 13 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего нормативно-правового регулирования не лишают граждан права на досрочное назначение трудовой пенсии по старости с учетом периодов проживания в каждой зоне радиоактивного загрязнения - независимо от места проживания на момент обращения за назначением пенсии.

Статья 34 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" предусматривает, что гражданам, указанным в пункте 8 части первой статьи 13, уменьшение возраста выхода на пенсию предусмотрено на 1 год и дополнительно на 1 год за каждые 4 года проживания или работы, но не более чем на 3 года в общей сложности.

Согласно п. 5 ст. 10 Федерального закона от 15.12.2001 N 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации", зоны радиоактивного загрязнения, а также категории граждан, пострадавших в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, определяются в порядке, предусмотренном Законом Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС".

Согласно ст. 11 Закона РФ от 15.05.1991 N 1244-1 "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС". Зона проживания с льготным социально-экономическим статусом - часть территории Российской Федерации за пределами зоны отчуждения, зоны отселения и зоны проживания с правом на отселение с плотностью радиоактивного загрязнения почвы цезием-137 от 1 до 5 Ки/кв. км. В указанной зоне среднегодовая эффективная эквивалентная доза облучения населения не должна превышать 1 мЗв (0.1 бэр).

На территории Российской Федерации такие зоны в настоящее время определены постановлением Правительства РФ N 1582 от 18 декабря 1997 года. Город не значится в перечне населенных пунктов, относящихся к территории радиоактивного загрязнения вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, утвержденном указанным постановлением, поскольку находится на территории другого государства бывшего Союза ССР.

В силу ст. 49 указанного закона, гражданам, пострадавшим от катастрофы на Чернобыльской АЭС, и участникам ликвидации ее последствий, переселившимся с территорий Украины, Республики Беларусь и других государств на территорию Российской Федерации для постоянного проживания, гарантируются меры социальной поддержки, предусмотренные настоящим Законом.

Законодательством Украины предусмотрена выдача удостоверений установленного образца всем категориям граждан, пострадавшим от катастрофы на Чернобыльской АЭС, в том числе лицам, постоянно проживающим (работающим) на территории зоны усиленного радиоэкологического контроля, которая соответствует по уровню загрязнения почвы радионуклидами зоне проживания с льготным социально-экономическим статусом (Закон Украины "О статусе и социальной защите граждан, пострадавших вследствие Чернобыльской катастрофы" N 2001-XII от 19.12.1991 г.).

Из доказательств, имеющихся в материалах дела, видно, что И., 01 сентября 1957 года рождения (л.д. 15), с 26.04.1982 года по 24.06.2004 год проживала в городе Украинской Республики. С 1982 года по 1996 год И. работала в войсковой части N, которая располагалась на территории города.

Данные обстоятельства подтверждаются справкой исполнительного комитета городского Совета (л.д. 8), удостоверением, подтверждающим право И. на льготы и компенсации, установленные Законом Украины "О статусе и социальной защите граждан, пострадавших в результате Чернобыльской катастрофы" для лиц, которые проживают или постоянно работают на территории зоны усиленного радиоэкологического контроля (л.д. 9), трудовой книжкой И. (л.д. 13), архивной справкой о месте дислокации войсковой части (л.д. 65), а также показаниями свидетеля С.Т.Е., которая была допрошена по отдельному судебному поручению (л.д. 53 - 55).

Согласно справки УСЗН городского совета Киевской области, территория города Киевской области отнесена к зоне усиленного радиоэкологического контроля (идентична по своим характеристикам радиоактивного загрязнения почвы зоне проживания с льготным социально-экономическим статусом по законодательству Российской Федерации) в соответствии с приложением N 1 к постановлению Кабинета Министров Украины от 23 июля 1991 года N 106 (л.д. 66 - 67).

Решением комиссии по назначению и выплате пенсий ГУ - УПФ РФ в Советском районе от 10.09.2009 года N 36 И. отказано в назначении пенсии по старости из-за отсутствия права, т.к. отсутствует в перечне населенных пунктов, относящихся к территории радиоактивного загрязнения вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС (л.д. 37).

Разрешая заявленные И. требования, осуществляя казуальное толкование подлежащих применению норм права, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о том, что поскольку в отношении граждан, имеющих статус постоянно проживающих на территории зоны усиленного радиоэкологического контроля, переселившихся с территории Украины на постоянное место жительства в Российскую Федерацию, порядок обмена удостоверений и справок о проживании, выданных в соответствии с законодательством Украины, на документы российского образца отсутствует, в силу ст. 49 Закона РФ от 15.05.1991 N 1244-1 "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" во внимание могут быть приняты выданные уполномоченными органами Украины удостоверения о праве на льготы и компенсации и справки о постоянном проживании на загрязненной территории Украины, соответствующей уровню облучения населения и плотности загрязнения почвы радионуклидами зоне проживания с льготным социально-экономическим статусом в Российской Федерации.

В кассационной жалобе представителя ГУ УПФ РФ в Советском районе г. Н. Новгорода также не оспаривается возможность принятия в качестве доказательств проживания И. на загрязненной территории в результате аварии на Чернобыльской АЭС указанных документов, выданных в соответствии с законодательством Украины, ввиду отсутствия должного правового регулирования вопроса конвертации правоподтверждающих документов между странами бывшего СССР, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС.

При этом судом приведено аргументированное суждение о том, что совокупность представленных И. доказательств позволяет с достоверностью прийти к выводу о ее проживании в зоне с льготным социально-экономическим статусом более восьми лет, что свидетельствует о наличии у истца права на получение государственного пенсионного обеспечения в соответствии с пп. 7 п. 1 ст. 10 Федерального закона от 15.12.2001 N 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" в виде назначения пенсии по старости с уменьшением возраста выхода на пенсию на три года - до 52 лет, т.е. с 01.09.2009 года.

Судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции при разрешении данного спора тщательным образом были исследованы доказательства, представленные сторонами в обоснование своих требований и возражений. Выводы суда основаны на имеющихся в деле доказательствах. Оснований сомневаться в объективности оценки и исследования доказательств не имеется.

Довод кассационной жалобы о том, что представленные истцом документы вызывают сомнения в обоснованности их выдачи, не может быть положен в основу решения суда в силу принципа диспозитивности гражданского судопроизводства, поскольку ответчиком не представлено доказательств обратного, а решение основано на представленных сторонами доказательствах, исследованных и оцененных судом по правилам статей 67, 71 ГПК РФ с учетом правильного определения предмета доказывания и распределении бремени доказывания по смыслу статьи 56 ГПК РФ.

Изучение материалов дела не дает оснований признать состоятельными доводы кассационной жалобы для отмены решения суда. В решении суда отражены указанные ответчиками в подтверждение своей позиции доводы и судом дана оценка установленному в результате их проверки.

Ссылок на какие-либо новые факты, которые остались без внимания суда, в кассационной жалобе не содержится.

Вместе с тем, судебная коллегия полагает необходимым изменить решение суда в части указания в тексте решения наименования досрочной трудовой пенсии по старости, поскольку в данном случае спор между сторонами разрешался судом по поводу предусмотренной Федеральным законом от 15.12.2001 N 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" пенсии по старости, относящейся к государственному пенсионному обеспечению, а, следовательно, по тексту решения суда первой инстанции вместо "досрочной трудовой пенсии по старости" должна быть указана "пенсия по старости".

Кроме того, виду не отражения в резолютивной части решения суда выводов в части требований истца о признании права на пенсию по старости в соответствии с пп. 7 п. 1 ст. 10 Федерального закона от 15.12.2001 N 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" с 01.09.2009 года, суд кассационной инстанции полагает необходимым дополнить резолютивную часть решения указанием на удовлетворение указанных требований И.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Нижегородского районного суда г. Н. Новгорода от 13 октября 2010 года в части указания в решении суда досрочной трудовой пенсии по старости изменить, указав по тексту решения суда вместо досрочной трудовой пенсии по старости - пенсию по старости.

Дополнить резолютивную часть решения суда указанием на признание за И. права на пенсию по старости в соответствии с пп. 7 п. 1 ст. 10 Федерального закона от 15.12.2001 N 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" с 01.09.2009 года.

В остальной части решение суда оставить без изменения, а кассационную жалобу представителя ГУ УПФ РФ в Советском районе г. Н. Новгорода - Ф.Е. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь