Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 января 2011 г. по делу N 33-288/2011

 

Судья: Баженова Т.П.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе:

председательствующего судьи: Пряничниковой Е.В.

судей: Нижегородцевой И.Л., Таниной Н.А.

при секретаре судебного заседания: Г.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании по кассационной жалобе Г.С.,

на решение Нижегородского районного суда Нижнего Новгорода от 11 октября 2010 года

по иску Г.С. к ООО СОА "Ермак" об отмене приказа об увольнении с работы, о восстановлении на работе, взыскании средств за вынужденный прогул, внесении записи в трудовую книжку о периоде работы с 20 ноября 2009 года по 01 марта 2010 года, взыскании недоплаты за работу в ночное время, праздничные дни сверх установленной нормы, взыскании морального ущерба.

Заслушав доклад судьи областного суда Пряничниковой Е.В., выслушав объяснения Г.С., судебная коллегия

 

установила:

 

Истец обратился в суд с иском к ООО СОА "Ермак" об отмене приказа об увольнении с работы, о восстановлении на работе, взыскании средств за вынужденный прогул, внесении записи в трудовую книжку о периоде работы с 20 ноября 2009 года по 01 марта 2010 года, взыскании недоплаты за работу в ночное время, праздничные дни сверх установленной нормы, компенсации морального ущерба, указав следующее: с 20 ноября 2009 года истец трудоустроился в организацию ответчика ***. 29 июня 2010 года он был уволен с работы по п. п. "а" п. 6 ст. 81 ТК РФ за отсутствие на рабочем месте с 16 июня 2010 года по 29 июня 2010 года. Истец пояснил, что отсутствовал в данный период времени на работе по болезни, о чем по телефону сообщал в отдел кадров агентства. 13 июня 2010 года, будучи больным, он вышел на работу, но по указанию начальника отдела кадров был снят с дежурства, поскольку ошибочно его болезненное состояние приняли за алкогольное опьянение. Предвзятое отношение начальника отдела кадров к истцу он объясняет тем, что он отказывался выходить на работу по ее требованию вне графика. 16 июня 2010 года он не вышел на дежурство в ночь, так как был доставлен на машине скорой помощи в больницу. В больнице пробыл до утра следующего дня, и дальнейшее лечение проходил дома, без наблюдения врача. 28 июня 2010 года истец получил уведомление о явке в агентство. 29 июня 2010 года, чувствуя улучшение, он приехал в агентство, где его объяснения по причине невыхода на работу не были приняты, справку из больницы не восприняли, и он был уволен. Истец считает, что уволен он незаконно, так как не был на работе в связи с болезнью, т.е. по уважительной причине. Из трудовой книжки, которую истец получил при увольнении, он увидел, что в нее не внесен период его работы у ответчика с 20 ноября 2009 года по 01 марта 2010 года. На основании изложенного истец просил возложить на ответчика обязанность включить данный период его работы в трудовую книжку. Полагал, что указанные исковые требования подтверждаются такими документами как ксерокопия журнала приема-сдачи дежурств на объекте за эти месяцы, графики работы за ноябрь 2009 года и январь 2010 года, больничным листом, в котором указано место его работы "ООО Специализированное охранное агентство "Ермак". Кроме того, истец просит суд взыскать с ответчика задолженность по заработной плате, так как за время его работы ему выплачивался только оклад в размере 5000 рублей, не оплачивалась работа в ночное время с 22 часов до 06 часов, работа в праздничные дни. По его мнению, не выплачено ему за время работы за работу в ночное время и праздничные дни 26700 руб. В связи с нарушением ответчиком его трудовых прав, истец просил взыскать в его пользу моральный ущерб в размере 30000 рублей.

Представитель ответчика исковые требования истца не признал в полном объеме. Полагал, что за прогулы истец уволен законно, так как не был на работе с 16 июня по 29 июня 2010 года без уважительных причин, оправдательных документов работодателю не предоставил. Оплата работы истца производилась с учетом его работы по графику, оплачивалась ему работа в ночное время, в праздничные дни. Согласно трудовому договору, заявления истца о приеме на работу и приказа о приеме на работу он работал у ответчика с 1 марта 2010 года, поэтому неосновательны исковые требования истца о включении в его трудовую книжку записи о работе истца у ответчика с 20 ноября 2009 года. Предоставленные истцом документы, в обоснование данной части исковых требований, по мнению истца, не могут быть приняты во внимание, так как имеются только ксерокопии представленных истцом документов, они никем не заверены. В предоставленном истцом больничном листе за декабрь 2009 года его место работы указано ООО СОА "Ермак" со слов истца. Кроме того, представитель ответчика просил суд применить к рассматриваемому иску правила пропуска срока на обращение в суд. Уволен истец был из ООО СОА "Ермак" приказом от 29 июня 2010 года, об этом узнал 29 июня 2010 года, в суд с иском о восстановлении своих прав обратился 18 августа 2010 года, т.е. после истечения месячного срока на обращение в суд по данной категории дел. По иску о включении ему в трудовой стаж время работы с декабря 2009 года по 01 марта 2010 года также истцом пропущен срок обращения в суд, он составляет 3 месяца. Срок обращения в суд пропущен истцом и по взысканию заработной платы за ноябрь, декабрь 2009 года, январь февраль, март, апрель 2010 года.

Прокурор в суд не явился по неизвестным причинам, о дне слушания дела был извещен надлежащим образом.

Решением Нижегородского районного суда Нижнего Новгорода от 11 октября 2010 года постановлено: отказать Г.С. в иске к ООО СОА "Ермак" об отмене приказа об увольнении с работы, о восстановлении на работе, взыскании средств за вынужденный прогул, внесении записи в трудовую книжку о периоде работы *** в ООО СОА "Ермак" с 20 ноября 2009 года по 01 марта 2010 года, взыскании недоплаты за работу в ночное время, праздничные дни сверх установленной нормы с 20 ноября 2009 года по 29 июня 2010 года, взыскании морального ущерба.

В кассационной жалобе Г.С. поставлен вопрос об отмене решения Нижегородского районного суда Нижнего Новгорода от 11 октября 2010 года как незаконного, необоснованного, вынесенного с нарушением норм материального и процессуального права. В обоснование своих требований Г.С. указывает, что судом необоснованно применено последствия пропуска срока исковой давности, так как по заявленным исковым требованиям пропуск срока исковой давности не имел места. Заявитель также указывает, что фактически дело было рассмотрено, как при восстановленном сроке исковой давности. Кроме того, вынесением приказа об увольнении до истечения двухдневного срока для предоставления работником письменных объяснений, в порядке ст. 193 Трудового кодекса РФ, была нарушена процедура увольнения.

В кассационном представлении прокурора Нижегородского района г. Нижнего Новгорода поставлен вопрос об изменении решения суда путем дополнения мотивировочной части решения указанием на ч. 9 ст. 394 Трудового кодекса РФ. Однако до начала рассмотрения дела в суде кассационной инстанции кассационное представление прокурором Нижегородского района г. Нижнего Новгорода отозвано.

Законность решения суда первой инстанции проверена судебной коллегией по гражданским делам Нижегородского областного суда в порядке, установленном главой 40 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и объяснения Г.С., судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда первой инстанции.

Суд первой инстанции, руководствуясь ст. ст. 91, 96, 99, 135, 136, 152 - 154, 392 Трудового кодекса РФ, ст. ст. 56, 67 Гражданского процессуального кодекса РФ, пришел к правильному выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения исковых требований Г.С. к ООО СОА "Ермак" об отмене приказа об увольнении с работы, о восстановлении на работе, взыскании средств за вынужденный прогул, внесении записи в трудовую книжку о периоде работы с 20 ноября 2009 года по 01 марта 2010 года, взыскании недоплаты за работу в ночное время, праздничные дни сверх установленной нормы, взыскании морального ущерба, обосновав свое решение тем, что процедура увольнения Г.С. работодателем была соблюдена, и Г.С. обратился за защитой, по его мнению, нарушенного права за пределами срока, установленного законодателем для защиты трудовых прав.

Доводы кассационной жалобы не могут служить основанием к отмене решения суда первой инстанции.

Суд, исчислив срок исковой давности по правилам, установленным п. 1 ст. ст. 392 Трудового кодекса РФ, пришел к правильному выводу о пропуске установленных сроков исковой давности по заявленным требованиям о восстановлении на работе, о включении в трудовую книжку записи о работе истца у ответчика с ноября 2009 года, а также о взыскании недоплаты за работу в ночное время, праздничные дни сверх установленной нормы в марте и апреле 2010 года. Выводы суда подробно мотивированы в судебном решении и дополнительной аргументации не требуют.

Утверждение кассатора о том, что при разрешении вопроса о сроках для защиты нарушенного права суду следовало принять во внимание факт его обращения в трудовую инспекцию в качестве уважительной причины, объясняющей несвоевременное обращение в суд, не основательно. В силу ст. 382 Трудового кодекса РФ к органам, рассматриваемым индивидуальные трудовые споры, относятся комиссии по трудовым спорам и суды. Обстоятельств, которые объективно исключали бы для Г.С. возможность своевременного обращения за защитой трудовых прав в суд, им не сообщено. Обращение в Государственную инспекцию по труду с сообщением о нарушении трудовых прав, допущенных, по мнению Г.С., в отношении него работодателем, свидетельствует о его осведомленности об имеющихся у него правах, и не может рассматриваться в качестве уважительных причин пропуска срока для обращения в суд.

Пропуск срока на обращение в суд, о применении последствий чего заявлено стороной в споре, является достаточным основанием для отказа в удовлетворении иска. Однако, само по себе, это обстоятельство не препятствует суду в установлении иных обстоятельств, имеющих юридическое значение для дела.

Таким образом, рассмотрение судом настоящего дела по существу и указание в решение суда на отсутствие иных оснований для удовлетворения заявленного иска не свидетельствует о необоснованности применения последствий пропуска срока исковой давности.

Довод кассационной жалобы о нарушении процедуры увольнения, выразившемся в вынесении приказа об увольнении до истечения двухдневного срока для предоставления работником письменных объяснений, является необоснованным. Исходя из положений ст. 193 Трудового кодекса РФ, до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение, и если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт, при этом непредставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания. Как следует из акта от 29 июня 2010 года (л.д. 90), Г.С. отказался от дачи объяснений по факту отсутствия на рабочем месте более четырех часов с 14 июня 2010 года по 29 июня 2010 года. Г.С. был ознакомлен с указанным актом, что подтверждается его подписью в акте. Сам истец Г.С. при обращении в суд и рассмотрении дела в суде указывал, что его объяснения 29 июня 2010 года работодателем были не приняты. При таких обстоятельствах нельзя не согласиться с выводами суда о соблюдении работодателем в отношении Г.С. требований ст. 193 Трудового кодекса РФ, которая содержит ограничения по сроку составления работодателем акта об отсутствии объяснений работника, но не содержит каких-либо ограничений по сроку применения дисциплинарного взыскания при отказе работника от дачи объяснений. К тому же установленные судом причины отсутствия Г.С. на работе в период с 14 июня 2010 года по 29 июня 2010 года не могут свидетельствовать об их уважительности.

Является правильным и вывод суда о бездоказательности утверждений истца о наличии трудовых отношений между ним и ООО СОА "Ермак" с 20 ноября 2009 года по 01 марта 2010 года. Представленная в материалах дела ксерокопия журнала дежурства, не заверенная надлежащим образом (л.д. 9-46), не может служить тому доказательством, поскольку не отвечает требованиям допустимости. Иных доказательств этого истцом не представлено и ходатайств об оказании содействия в собирании и истребовании доказательств суду не заявлялось.

Удовлетворение требования о компенсации морального вреда, в силу ч. 1 ст. 273 и ч. 9 ст. 394 Трудового кодекса РФ, обусловлено установлением неправомерных действиями или бездействия со стороны работодателя.

Так как в ходе рассмотрения настоящего гражданского дела не было установлено совершения неправомерных действий работодателем, вывод суда об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований о компенсации морального вреда является законным.

Таким образом, доводы кассационной жалобы не могут служить основанием для отмены решения суда и подлежат отклонению как необоснованные.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 360, 361, 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда

 

определила:

 

решение Нижегородского районного суда г. Нижнего Новгорода от 11 октября 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу Г.С. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь