Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 января 2011 г. по делу N 33-426-2011

 

Судья Труженникова Т.И.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Мальцевой М.Е.,

судей Истоминой Т.А. и Яркова В.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании от 18 января 2011 года в г. Кудымкар Пермского края дело по кассационной жалобе филиала открытого акционерного общества <...> на решение Юрлинского районного суда Пермского края от 16 декабря 2010 года, которым постановлено:

Исковые требования Е. удовлетворить полностью.

Признать недействительным п. 2.1 кредитного договора N 722 от 07 июня 2007 года, а также п. 3.1 кредитного договора N 1111 от 03 апреля 2008 года, заключенных между открытым акционерным обществом <...> и Е., по установлению платы за обслуживание ссудных счетов.

Взыскать с открытого акционерного общества <...> в пользу Е. 5400 рублей, уплаченных за обслуживание ссудных счетов по вышеуказанным договорам; проценты по кредитам, уплаченные с денежных сумм за обслуживание ссудных счетов в сумме 2136 рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами в сумме 1168, 13 рублей, всего 8704, 13 рублей.

Взыскать с открытого акционерного общества <...> государственную пошлину в доход бюджета Юрлинского муниципального района в сумме 400 рублей.

Заслушав доклад судьи Мальцевой М.Е., судебная коллегия

 

установила:

 

Е. обратилась в суд с иском к филиалу ОАО <...> (далее по тексту банк) о признании ничтожными кредитных договоров, заключенных с банком, в части условий об уплате единовременных платежей за обслуживание ссудного счета, о взыскании сумм единовременных платежей, процентов начисленных на данные платежи и процентов за незаконное пользование чужими денежными средствами. Требования мотивированы тем, что взимание единовременных платежей банком незаконно, поскольку противоречит требованиям гражданского законодательства и Закону "О защите прав потребителей".

В судебном заседании истица требования поддержала по вышеизложенным основаниям.

Представитель ответчика С. иск не признал по основаниям, изложенным в письменных заявлениях, из которых следует, что заключенные с истицей кредитные договоры являются смешанными, и содержат элементы и кредитного договора и договора банковского счета, что соответствует положениям ст. 421 ГК РФ. К заключению оспариваемых договоров истицу никто не принуждал, условия договоров ей были известны. Включая в договор условие о взимании платы, банк действовал в соответствии с Законом "О банках и банковской деятельности" и банковскими нормативными актами. Условия кредитного договора не нарушают требований закона. Просит применить последствия истечения срока исковой давности, предусмотренные п. 2 ст. 199 ГК РФ.

Судом постановлено вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе представитель ответчика ОАО <...> К. с решением суда не согласна. Указывает на неправильное определение судом юридически значимых обстоятельств, неправильное применение норм материального права. Считает, что возникшие правоотношения регулируются нормами банковского законодательства, которые имеют приоритет перед другими ввиду того, что являются специальными применительно к данному делу. Полагает, что императивных норм, запрещающих взимание комиссии за ведение ссудного счета, федеральные законы не содержат. Банк с соблюдением общих принципов гражданского законодательства: равенства сторон, свободы договора, соответствия условий договора обязательным для сторон правилам, заключил договоры с истцом, в которых отсутствуют условия, ущемляющие права потребителя. Вывод суда о том, что истцом не пропущен срок исковой давности, противоречит требованиям ст. 166 ГК РФ, ст. 16 ФЗ "О защите прав потребителей". Просит решение суда отменить и принять новое решение об отказе в полном объеме заявленных требований.

В возражениях на кассационную жалобу истец не согласна с доводами жалобы, полагает, что нормы материального и процессуального права судом применены верно.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений, судебная коллегия находит решение суда подлежащим оставлению без изменения.

Из материалов дела следует, что сторонами 7 июня 2007 года заключен кредитный договор, по условиям которого банк обязался предоставить истице кредит в сумме 30 000 рублей на неотложные нужды на срок по 7 июня 2010 года под 16% годовых, истец же обязался вернуть кредит и уплатить проценты за его пользование в размере и сроки, предусмотренные условиями договора.

В разделе договора об условиях предоставления кредита предусмотрен пункт 2.1, согласно которому банк открывает истице ссудный счет, за обслуживание которого истец обязан уплатить единовременный платеж (тариф) в размере 900 рублей не позднее даты выдачи кредита.

3 апреля 2008 года между сторонами также заключен кредитный договор, по условиям которого банк обязался предоставить истице кредит на неотложные нужды в сумме 150 000 под 17% годовых на срок по 3 апреля 2013 года. Договор также предусматривает условие об открытии ссудного счета и взимание за его обслуживание единовременного платежа в размере 4500 рублей.

Суд пришел к правильному и обоснованному выводу о том, что действия банка по взиманию платежа за обслуживание ссудного счета нельзя квалифицировать как самостоятельную банковскую услугу, а, следовательно, включать в кредитный договор условия о взимании такого платежа с заемщика. Кроме того, единовременный платеж за обслуживание ссудного счета не может представлять собой и часть платы за предоставление и пользование денежными средствами (кредитом), так как плата за пользование кредитом заложена в размере процента за пользование кредитом, взимаемого Банком.

Указанные выводы суда соответствует положениям ст. 819 ГК РФ, ФЗ "О банках и банковской деятельности".

В силу изложенного, суд правомерно, на основании положений ст. 168 ГК РФ, п. 1 ст. 16 ФЗ "О защите прав потребителей", пришел к выводу о недействительности вышеуказанного условия в кредитных договорах по взиманию платежа за обслуживание ссудного счета.

Доводы жалобы выводов суда не опровергают, и основаны на неправильном толковании вышеназванных положений законодательства, а потому основанием к отмене решения суда не являются.

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами кассационной жалобы о пропуске истцом срока исковой давности.

Ответчик в жалобе утверждает, что в данном случае срок исковой давности составляет один год, предусмотренный для оспаривания оспоримой сделки, с чем судебная коллегия согласиться не может. Требования истицы основаны на том, что условия кредитных договоров не основаны на законе, что свидетельствует о его ничтожности, в силу чего применению подлежит срок давности в три года, исчисляемый с момента начала исполнения данного условия договора (ч. 1 ст. 181 ГК РФ).

Суд, анализируя доводы сторон об исковой давности, пришел к выводу, что срок давности истицей не пропущен и что, в соответствии со ст. 200 ГК РФ, он составляет три года, исчисляемых с момента предусмотренного договорами срока окончания исполнения обязательств должника Е.: по договору N 722 - 18 февраля 2008 года, а по договору N 1111 - 3 апреля 2013 года.

Указанные выводы суда первой инстанции о начале исчисления срока исковой давности ответчиком в жалобе не оспариваются, в связи с чем судебная коллегия, проверяя решение по доводам жалобы, не находит оснований к отмене или изменению решения в данной части.

В остальной части решение ответчиком также не оспаривается.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Юрлинского районного суда Пермского края от 16 декабря 2010 года по иску Е. к Открытому акционерному обществу <...> о признании недействительными кредитных договоров в части, взыскании сумм единовременных платежей, процентов за пользование чужими денежными средствами оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь