Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 января 2011 г. по делу N 33-453/2011

 

Судья Артемьев А.П.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе: председательствующего Константиновой О.В.,

судей Васильевой А.С.,

Романова Б.В.

при секретаре Жернаковой О.П. рассмотрела в открытом судебном заседании 18 января 2011 года гражданское дело по иску А. к УГИБДД ГУВД по Свердловской области о признании действий неправомерными, обязании совершить регистрацию автомобиля и взыскании убытков

по кассационным жалобам истца А. и представителя ответчика УГИБДД ГУВД по Свердловской области Ф. (по доверенности от 15 декабря 2009 года) на решение Ленинского районного суда г. Екатеринбурга Свердловской области от 21 сентября 2010 года.

Заслушав доклад судьи Константиновой О.В., объяснения представителя ответчика УГИБДД ГУВД по Свердловской области Р. (по доверенности от 07 июля 2010 года), поддержавшего доводы кассационной жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

А. обратился в суд с иском к УГИБДД ГУВД по Свердловской области о признании действий неправомерными, обязании совершить регистрацию автомобиля и взыскании убытков.

В обоснование исковых требований А. указал, что 28 марта 2009 года между ним и З. (покупатель) был заключен договор купли-продажи автомобиля ГАЗ-31100, <...>. В установленном законом порядке А. обратился в УГИБДД ГУВД по Свердловской области для снятия автомобиля с регистрационного учета. В этом истцу было отказано по мотиву отсутствия дублирующей таблички в подкапотном пространстве автомобиля, а документы на указанный автомобиль (паспорт транспортного средства, свидетельство о регистрации, государственные регистрационные номера автомобиля) у истца были изъяты. Возражения А. руководству МРЭО УГИБДД ГУВД по Свердловской области о том, что дублирующая табличка цела и установлена под капотом автомобиля истца, а сотрудник ГИБДД, сверявший агрегаты с данными технического паспорта, ее умышленно не увидел, не были приняты во внимание. Повторно никто осмотр автомобиля не производил. Истец обращался к руководству УГИБДД ГУВД по Свердловской области с просьбой разобраться в сложившейся ситуации, но получил ответ с разъяснениями требований приказа МВД России от 24 ноября 2008 года N 1001, которым утверждены "Правила регистрации автотранспортных средств и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного движения МВД Российской Федерации". Без регистрационных номеров и паспорта транспортного средства работники МРЭО ГИБДД ГУВД по Свердловской области передали истцу его автомобиль на ответственное хранение. На специализированных стоянках без номеров и документов автомобиль истца отказывались принять. За стоянку автомобиля в ООО <...> за период с 01 апреля 2009 года по 12 октября 2009 года истец уплатил <...> руб. По мнению истца, указанная сумма является убытками, поскольку он не имел намерения в дальнейшем пользоваться своим автомобилем. На основании изложенного истец просил суд признать неправомерными действия УГИБДД ГУВД по Свердловской области по отказу в регистрации указанного автомобиля ГАЗ-31100, обязать ответчика совершить регистрацию указанного автомобиля, взыскать с ответчика в пользу истца убытки в размере <...> руб., а также возместить судебные расходы на оплату услуг представителя в размере <...> руб. и по уплате госпошлины в размере <...> руб.

В судебном заседании истец А. и его представитель М. исковые требования поддержали.

Представитель ответчика УГИБДД ГУВД по Свердловской области Р. в судебном заседании исковые требования не признал, указав, что дублирующая табличка с указанием агрегатных сведений автомобиля истца в его подкапотном пространстве на момент осмотра сотрудником ГИБДД отсутствовала, в связи с чем действия ответчика являются правомерными.

Решением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 21 сентября 2010 года исковые требования А. удовлетворены частично, действия УГИБДД ГУВД по Свердловской области по отказу в регистрационных действиях транспортного средства признаны неправомерными, с УГИБДД ГУВД по Свердловской области в пользу А. взыскано в возмещение расходов по оплате услуг представителя <...> руб., в возмещение расходов по уплате госпошлины - <...> руб. В удовлетворении остальной части иска отказано.

С указанным решением суда не согласился представитель ответчика УГИБДД ГУВД по Свердловской области Ф., который в своей кассационной жалобе просит решение суда отменить и направить дело на новое рассмотрение в тот же суд. Автор кассационной жалобы указал, что суд первой инстанции при разрешении спора по существу не дал оценки доказательствам, представленным стороной ответчика, в частности, письменному объяснению истца, содержащему сведения о произведенном при ремонте автомобиля демонтаже маркировочной таблички. Осмотр автомобиля истца, произведенный 14 июля 2010 года, свидетельствует лишь о том, что маркировочная табличка находилась в подкапотном пространстве автомобиля истца только на момент данного осмотра, а не на момент сверки номерных агрегатов сотрудниками ГИБДД 30 марта 2009 года. Также суд первой инстанции необоснованно не принял в качестве доказательства письмо ООО "Объединенный инженерный центр" и показания специалиста Ж., данные в судебном заседании, относительно наличия признаков демонтажа маркировочной таблички. Автор жалобы оспаривает обоснованность взыскания с ответчика в пользу истца судебных расходов.

Также с указанным судебным решением не согласился истец А., который в своей кассационной жалобе просит решение суда изменить в части отказа в удовлетворении требований о взыскании расходов по хранению автомобиля и принять в этой части новое решение об удовлетворении указанных требований. Поскольку хранение автомобиля явилось для него вынужденным, так как он с 28 марта 2009 года не намеревался иметь его в собственности, то затраты по вынужденному хранению автомобиля должно нести виновное в этом лицо, а не собственник имущества.

 

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене в части удовлетворения исковых требований о признании действий ответчика неправомерными, взыскании с ответчика в пользу истца судебных расходов с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении указанных требований, в остальной части находит решение подлежащим оставлению без изменения.

Как усматривается из материалов дела, 28 марта 2009 года А. обратился в МРЭО УГИБДД ГУВД по Свердловской области с заявлением о снятии с регистрационного учета принадлежащего ему на праве собственности автомобиля ГАЗ-31100, <...> в связи с намерением продать указанный автомобиль З. (л. д. 14).

На указанное заявление был дан ответ УГИБДД ГУВД по Свердловской области, согласно которому указанный автомобиль не может быть снят с регистрационного учета, поскольку при проведении 30 марта 2009 года осмотра маркировочных обозначений номерных агрегатов указанного автомобиля был установлен факт отсутствия маркировочной таблички с маркировочными обозначениями идентификационного номера и шасси транспортного средства, которые в модели названного автомобиля указывались только на маркировочной табличке. В соответствии с п. 35.5 Административного регламента МВД Российской Федерации исполнения государственной функции по регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним, утвержденных приказом МВД Российской Федерации от 24 ноября 2008 года N 1001, при обнаружении отсутствия маркировочной таблички, содержание которой дублирует идентификационный номер и номер агрегатов, регистрационные действия производятся в установленном порядке на основании подлинности основных маркировочных обозначений транспортного средства. Поскольку подлинность основных маркировочных обозначений автомобиля истца установить не представлялось возможным без маркировочной таблички, в осуществлении регистрационных действий истцу было отказано (л. д. 32 - 33).

В ходе судебного заседания 14 июля 2010 года был осуществлен осмотр спорного автомобиля ГАЗ-31100, в результате которого было установлено, что маркировочная табличка в подкапотном пространстве указанного автомобиля присутствует, агрегатные номера на табличке и автомобиле совпадают с регистрационными сведениями.

Удовлетворяя исковые требования в части признания действий УГИБДД ГУВД по Свердловской области незаконными, суд первой инстанции, ссылаясь на результаты осмотра автомобиля 14 июля 2010 года, исходил из того, что маркировочная табличка в подкапотном пространстве указанного автомобиля присутствует, агрегатные номера на табличке и автомобиле совпадают с регистрационными сведениями, в связи с чем пришел к выводу о том, что действия ответчика по отказу в снятии с регистрационного учета автомобиля истца в связи с отсутствием маркировочной таблички являются неправомерными.

Однако судебная коллегия не может согласиться с данными выводами суда первой инстанции, находит их необоснованными.

Федеральный закон от 10 декабря 1995 года N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения", определяя правовые основы обеспечения безопасности дорожного движения на территории Российской Федерации, установил порядок регистрации транспортных средств.

Так, пунктом 3 ст. 15 Федерального закона "О безопасности дорожного движения" предусмотрено, что допуск транспортных средств, предназначенных для участия в дорожном движении на территории Российской Федерации, за исключением транспортных средств, участвующих в международном движении или ввозимых на территорию Российской Федерации на срок не более шести месяцев, осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации путем регистрации транспортных средств и выдачи соответствующих документов. Регистрация транспортных средств без документа, удостоверяющего его соответствие установленным требованиям безопасности дорожного движения, запрещается.

Из пункта 3 Правил регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденных Приказом МВД Российской Федерации от 24 ноября 2008 года N 1001, не подлежат регистрации в Госавтоинспекции и не принимаются к производству регистрационных действий в том числе транспортные средства при обнаружении признаков скрытия, изменения, уничтожения маркировки, нанесенной на транспортные средства организациями-изготовителями, либо подделки представленных документов, регистрационных знаков, несоответствия транспортных средств и номерных агрегатов сведениям, указанным в представленных документах, или регистрационным данным, а также при наличии сведений о нахождении транспортных средств, номерных агрегатов в розыске или представленных документов в числе утраченных (похищенных).

Подпунктом "з" п. 12 Положения о Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 15 июня 1998 года N 711, предусмотрено, что Государственная инспекция безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации для выполнения возложенных на нее обязанностей имеет право не допускать к участию в дорожном движении путем отказа в регистрации и выдаче соответствующих документов автомототранспортные средства, имеющие скрытые, поддельные, измененные номера узлов и агрегатов или государственные регистрационные знаки.

В соответствии с п. 35.5 Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации исполнения государственной функции по регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним, утвержденного Приказом МВД Российской Федерации от 24 ноября 2008 года N 1001, при обнаружении отсутствия маркировочной таблички изготовителя, содержание которой дублирует идентификационный номер и (или) номера агрегатов, или ее крепления способом, отличным от применяемого организацией - изготовителем транспортных средств, регистрационные действия производятся в установленном порядке на основании подлинности основных маркировочных обозначений транспортных средств.

В ходе судебного разбирательства сторонами не оспаривалось, что маркировочные обозначения в виде идентификационного номера и шасси транспортного средства, принадлежащего истцу, указаны только в маркировочной табличке. Следовательно, установить факт соответствия агрегатных номеров автомобиля с регистрационными сведениями возможно только по маркировочной табличке.

С учетом этого факт отсутствия или присутствия маркировочной таблички в подкапотном пространстве спорного автомобиля на момент подачи истцом заявления о снятии автомобиля с регистрационного учета является юридически значимым обстоятельством по делу.

Статьей 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Суд первой инстанции установил факт присутствия маркировочной таблички в подкапотном пространстве спорного автомобиля на основании осмотра автомобиля, произведенного 14 июля 2010 года, а также на основании заключения ООО "Независимая экспертиза" от 27 августа 2009 года.

Однако суд не учел, что осмотр спорного автомобиля и экспертное исследование ООО "Независимая экспертиза" на предмет наличия маркировочной таблички в автомобиле истца были произведены значительно позже проведения сотрудниками ГИБДД 30 марта 2009 года осмотра маркировочных обозначений номерных агрегатов автомобиля истца.

Таким образом, указанные доказательства в виде заключения ООО "Независимая экспертиза" от 27 августа 2009 года и результатов осмотра автомобиля, произведенного 14 июля 2010 года, не соответствуют требованиям относимости доказательств, поскольку не подтверждают факт наличия маркировочной таблички в автомобиле истца на момент проведения осмотра сотрудниками ГИБДД 30 марта 2009 года автомобиля истца.

Напротив, материалами дела (ответом УГИБДД ГУВД по Свердловской области от 06 мая 2009 года (л. д. 32 - 33), заключением служебной проверки (л. д. 58 - 63), рапортом об обнаружении признаков преступления в результате проведения коллегиального осмотра транспортного средства (л. д. 44)) подтверждается факт отсутствия маркировочной таблички в автомобиле истца на момент проведения осмотра автомобиля 30 марта 2009 года. Оснований не доверять сведениям, изложенным в указанных документах УГИБДД ГУВД по Свердловской области, у судебной коллегии не имеется. Указанные доказательства соответствуют требованиям относимости, допустимости и достоверности доказательств.

Однако суд первой инстанции не исследовал и не оценил указанные доказательства, представленные стороной ответчика, в нарушение положений ст. 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в обжалуемом судебном решении не изложил результаты оценки таких доказательств.

Вместе с тем, доказательств, опровергающих факт отсутствия маркировочной таблички в автомобиле истца на момент сверки номерных агрегатов, зафиксированный сотрудниками ГИБДД 30 марта 2009 года, материалы дела не содержат.

Доводы истца о том, что маркировочная табличка, содержащая идентификационный номер транспортного средства и номер шасси, закреплена по технологии завода-изготовителя и демонтажу не подвергалась, опровергаются материалами дела.

Так, в письменном объяснении от 30 марта 2009 года А. лично указал, что в 2008 году после ДТП производился ремонт передней части его автомобиля, вследствие чего маркировочная табличка была демонтирована (л. д. 51).

Из письма ООО "Объединенный инженерный центр" (группа ГАЗ), содержащего описание порядка маркировки автомобилей ГАЗ-3110 "Волга" <...>, следует, что маркировочная табличка в моторном отсеке автомобиля истца закреплена способом (заклепки), не соответствующим технологии завода-изготовителя (л. д. 150).

Кроме того, как следует из пояснений специалиста Ж., допрошенного в судебном заседании 14 июля 2010 года, признаки демонтажа маркировочной таблички в подкапотном пространстве автомобиля истца имеются, поскольку видны следы ремонта на маркируемой детали и заметно несоответствие элементов крепления. Крепление маркировочной таблички не является заводским (л. д. 138).

Таким образом, наличие таблички в моторном отсеке на момент осмотра автомобиля в ходе судебного разбирательства свидетельствует лишь о том, что она вновь была установлена после проведения сверки номерных агрегатов в МРЭО ГИБДД по Свердловской области.

Разрешая спор, суд первой инстанции в нарушение положений ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации произвел неверную оценку представленных в материалы дела доказательств, не указал в постановленном судебном решении доводы и мотивы, по которым отверг доказательства, представленные стороной ответчика, и принял во внимание доказательства стороны истца.

Учитывая изложенное, судебная коллегия находит установленным факт того, что на момент сверки номерных агрегатов сотрудниками ГИБДД 30 марта 2009 года маркировочная табличка, содержащая идентификационный номер транспортного средства и номер шасси, в подкапотном пространстве автомобиля истца отсутствовала. Поскольку отсутствие маркировочных обозначений на транспортном средстве в месте, предусмотренном организацией-изготовителем, является одним из признаков совершения преступления, в силу действующего законодательства Российской Федерации регистрационные действия сотрудниками ГИБДД не могли производиться до устранения сомнений в подлинности маркировочных обозначений транспортного средства, а регистрационные документы подлежали изъятию.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия не усматривает правовых оснований для удовлетворения требований о признании действий ответчика по отказу в совершении регистрационных действий, изъятию регистрационных знаков и паспорта транспортного средства неправомерными и для удовлетворения производных требований о взыскании с ответчика в пользу истца судебных расходов.

Доводы кассационной жалобы истца о том, что суд необоснованно отказал в удовлетворении требований о взыскании расходов по хранению автомобиля, судебная коллегия находит несостоятельными.

В соответствии со ст. 210 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором.

Поскольку истец является собственником автомобиля ГАЗ-31100, следовательно, именно истец обязан нести расходы, связанные с эксплуатацией своего автомобиля, в том числе и затраты по хранению данного автомобиля. В силу закона обязанность по возмещению указанных затрат не может быть возложена на ответчика.

Более того, истцом не было представлено доказательств наличия причинной связи между действиями ответчика и убытками в виде понесенных расходов по хранению автомобиля.

С учетом вышеизложенного, судебная коллегия приходит к выводу о том, что обжалуемое решение суда подлежит отмене в части удовлетворения исковых требований о признании действий ответчика неправомерными, взыскании с ответчика в пользу истца судебных расходов. В остальной части решение является законным и обоснованным, подлежащим оставлению без изменения.

В связи с тем, что фактические обстоятельства дела установлены, но выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела и нормы материального права применены судом неправильно, судебная коллегия считает возможным, при отмене решения суда в части удовлетворения исковых требований, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новое решение по делу об отказе в удовлетворении исковых требований о признании действий ответчика по отказу в совершении регистрационных действий, изъятию регистрационных знаков и паспорта транспортного средства, неправомерными.

Руководствуясь абз. 3 ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Ленинского районного суда г. Екатеринбурга Свердловской области от 21 сентября 2010 года отменить в части удовлетворения исковых требований о признании действий УГИБДД ГУВД по Свердловской области неправомерными и взыскании с УГИБДД ГУВД по Свердловской области в пользу А. судебных расходов, принять в данной части новое решение.

В удовлетворении исковых требований А. о признании действий УГИБДД ГУВД по Свердловской области по отказу в совершении регистрационных действий, изъятию регистрационных знаков и паспорта транспортного средства, о взыскании с УГИБДД ГУВД по Свердловской области в пользу А. расходов по оплате услуг представителя и по уплате государственной пошлины отказать.

В остальной части это же решение оставить без изменения, кассационную жалобу истца А. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

КОНСТАНТИНОВА О.В.

 

Судьи

ВАСИЛЬЕВА А.С.

РОМАНОВ Б.В.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь