Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 января 2011 г. по делу N 33-682

 

судья суда первой инстанции: А.С. Лопаткина

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе

председательствующего Л.А. Фроловой,

судей А.Н. Пономарева, Т.Д. Зыбелевой,

при секретаре М.,

с участием прокурора Д.В. Шаповалова,

рассмотрела в открытом судебном заседании

по докладу судьи А.Н. Пономарева

дело по кассационной жалобе Ж.

на решение Басманного районного суда г. Москвы от 6 октября 2010 года по делу по иску Ж. к Федеральной службе РФ по контролю за оборотом наркотических и психотропных веществ о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании денежного содержания за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, обязании заключить контракт о пребывании на службе в органах наркоконтроля, возмещении расходов на оплату услуг представителя,

которым в удовлетворении исковых требований отказано,

 

установила:

 

Ж. обратился в суд с указанным выше иском, уточненным в порядке ст. 39 ГПК РФ, к Федеральной службе РФ по контролю за оборотом наркотических и психотропных веществ, ссылаясь на незаконность своего увольнения с должности <...> Департамента ФСКН России по достижении предельного возраста пребывания на службе.

Требования мотивированы тем, что увольнение было произведено в период нетрудоспособности истца, при увольнении с ним не было проведено беседы о возможности дальнейшего прохождения службы, не предлагалась другая должность, предупреждение о предстоящем увольнении вручено менее чем за 4 месяца до увольнения, кроме того, истец не был направлен на военно-врачебную комиссию.

Решением Басманного районного суда г. Москвы от 6 октября 2010 года постановлено: в удовлетворении искового заявления Ж. к Федеральной службе РФ по контролю за оборотом наркотических и психотропных веществ о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании денежного содержания за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, обязании заключить контракт о пребывании на службе в органах наркоконтроля, возмещении расходов на оплату услуг представителя отказать.

В кассационной жалобе Ж. ставится вопрос об отмене решения.

В заседании судебной коллегии Ж. и его представитель Р., по доверенности от 7 октября 2010 года, доводы кассационной жалобы поддержали.

Представитель Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотических и психотропных веществ - Ш., по доверенности от 29 декабря 2010 года, просила решение суда оставить без изменения.

Проверив материалы дела, выслушав Ж. и его представителя, представителя Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотических и психотропных веществ, заключение прокурора Д.В. Шаповалова, полагавшего решение суда законным и обоснованным, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к следующему выводу.

В соответствии с п. 1, 2, 3, 4 ч. 1 ст. 362 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в кассационном порядке являются:

1) неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела;

2) недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела;

3) несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела;

4) нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного постановления в кассационном порядке по доводам кассационной жалобы, изученным по материалам дела, не имеется.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что Ж. работал в должности <...> Департамента ФСКН России на основании контракта от 12 мая 2008 года, заключенного до достижения предельного возраста пребывания на службе в органах наркоконтроля, то есть до 16 марта 2010 года, когда истец достиг возраста 50 лет.

На основании приказа N 185-лс от 28 мая 2010 года Ж. был уволен с занимаемой должности по пп. 2 п. 142 Положения о правоохранительной службе в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ (по достижении предельного возраста состояния на службе).

Разрешая спор по существу и отказывая в удовлетворении иска, суд руководствовался тем, что основания для увольнения истца имелись, порядок увольнения был соблюден ответчиком.

С указанными выводами судебная коллегия согласна, поскольку они основаны на установленных судом обстоятельствах и требованиях закона.

В соответствии с пп. 2 п. 142 Положения о правоохранительной службе в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ (по достижении предельного возраста состояния на службе) (утв. Указом Президента РФ от 5 июня 2003 г. N 613) (с изменениями) сотрудник может быть уволен со службы в органах наркоконтроля по достижении предельного возраста, установленного пунктом 147 настоящего Положения, который для полковников полиции установлен 50 лет.

Увольнение со службы в органах наркоконтроля сотрудников производится директором ФСКН России или начальником органа наркоконтроля, которому такое право предоставлено директором ФСКН России (п. 149 Положения).

Приказы об увольнении сотрудников со службы в органах наркоконтроля и исключении их из списка сотрудников соответствующего органа наркоконтроля объявляются им под расписку с вручением копий (выписок) этих приказов (п. 154 Положения).

Порядок организации работы по увольнению со службы в органах наркоконтроля сотрудников и исключению их из списка соответствующего органа наркоконтроля устанавливается директором ФСКН России (п. 158 Положения).

Согласно п. 3.1 раздела II Инструкции об организации работы по увольнению сотрудников со службы в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ (с изменениями от 9 июня 2009 г., 21 июня 2010 г.) сотрудники, у которых заканчивается срок действия контракта в связи с достижением ими предельного возраста или с которыми ранее продлевался контракт сверх предельного возраста, не позднее чем за четыре месяца до окончания срока действия их контракта предупреждаются соответствующим руководителем подразделения ФСКН России, начальником территориального органа, организации ФСКН России о предстоящем увольнении со службы в органах наркоконтроля.

Эти положения закона в отношении истца нарушены не были.

Из материалов дела усматривается, что Приказом директора ФСКН России от 27 сентября 2010 года в ранее изданный приказ об увольнении истца внесены изменения, согласно которым Ж. считается уволенным и исключенным из списков сотрудников органов наркоконтроля 9 июля 2010 года.

Данный приказ в установленном законом порядке не обжалован.

Основанием для его издания послужили представленные истцом после издания приказа об увольнении листки временной нетрудоспособности.

До издания приказа об увольнении, 26 ноября 2009 года, то есть в пределах установленного законом четырехмесячного срока до истечения контракта, Ж. был предупрежден о предстоящем увольнении.

16 февраля 2010 года с Ж. была проведена беседа, в ходе которой разъяснялся порядок увольнения, права и гарантии социальной защиты. В ходе беседы Ж. отказался от должности главного инспектора 2 отдела УСН 9 Департамента ФСКН России.

15 марта 2010 года был рассмотрен рапорт истца о возможности заключения с ним нового контракта. Начальником УСН 9 Департамента ФСКН России А. было дано заключение о нецелесообразности заключения контракта на новый срок, поскольку Ж. не смог сформировать в отделе здорового морально-психологического климата; отсутствие авторитета Ж. в коллективе и нарушение им этики служебных взаимоотношений с сотрудниками повлекли за собой конфликт 5 июля 2009 года с главным инспектором 2 отдела Р. и причинение последнему вреда здоровья.

Заключение начальника УСН 9 Департамента ФСКН России А., оформленное рапортом, согласовано с руководителем 9 Департамента ФСКН России, а затем с директором ФСКН России, которым в соответствии с пп. 26 п. 12 Положения о ФСКН России, утвержденного Указом Президента РФ от 28 июля 2004 года N 976, издан приказ от 19 мая 2010 года N 159-лс о непродлении Ж. срока службы.

При таком положении дел суд, установив, что порядок увольнения истца был соблюден, пришел к правильному выводу об отказе в удовлетворении иска.

Довод жалобы заявителя о том, что с ним мог быть продлен контракт, нельзя признать обоснованным, поскольку в соответствии с п. 3.1 раздела II Инструкции об организации работы по увольнению сотрудников со службы в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ (с изменениями от 9 июня 2009 г., 21 июня 2010 г.) продление срока пребывания на службе сверх предельного возраста, установленного пунктом 147 Положения (далее - предельный возраст), производится, как правило, в исключительных случаях в целях сохранения высокопрофессиональных кадров, при наличии потребности в специалистах определенного профиля.

Между тем, таких оснований по настоящему делу не имелось, доказательств обратного кассационная жалоба не содержит.

При этом из материалов дела усматривается, что рапорт истца о продлении срока контракта был рассмотрен в порядке, установленном п. 3.1 раздела II названной Инструкции.

Довод жалобы о том, что истец не прошел врачебно-военную комиссию перед увольнением, не свидетельствует о нарушении порядка увольнения.

Так, в соответствии с п. 3.1 раздела II упомянутой Инструкции сотрудники, изъявившие желание продолжать службу в органах наркоконтроля, по решению руководителя подразделения, начальника территориального органа или организации ФСКН России могут направляться на медицинское освидетельствование военно-врачебной комиссии (далее - ВВК) для определения категории годности к службе в органах наркоконтроля. Сотрудник, который на основании медицинского заключения ВВК признан ограниченно годным к военной службе (службе в органах наркоконтроля) или не годным к военной службе (службе в органах наркоконтроля), увольняется из органов наркоконтроля по достижении предельного возраста или по одному из оснований, предусмотренных пунктом 142 Положения. Сотрудники, которым приказом ФСКН России не продлен срок пребывания на службе сверх предельного возраста, увольняются со службы в органах наркоконтроля по достижении предельного возраста или по одному из оснований, предусмотренных пунктом 142 Положения.

С учетом изложенного направление истца на ВВК - право работодателя, которое может быть реализовано в случае, если имеются основания для продления срока контракта. Кроме того, заявитель не лишен был возможности пройти ВВК самостоятельно с тем, чтобы установить иные основания для своего увольнения. Однако таким правом истец не воспользовался.

В кассационной жалобе заявитель также ссылается на то, что подпись в акте о предстоящем увольнении, датированном 26 ноября 2009 года, ему не принадлежит, в связи с чем он просил назначить судебную почерковедческую экспертизу.

Между тем, в исковом заявлении сам истец признавал факт получения такого предупреждения 23 ноября 2009 года (л.д. 7), что одновременно опровергает и довод жалобы о несоблюдении четырехмесячного срока предупреждения.

Таким образом, правовых оснований для назначения по делу экспертизы у суда первой инстанции не имелось.

В заседании судебной коллегии Ж. пояснил, что о предстоящем увольнении он был уведомлен 3 декабря 2009 года, что также находится в пределах установленного законом четырехмесячного срока до увольнения, поскольку Приказом директора ФСКН России от 27 сентября 2010 года истец считается уволенным с 9 июля 2010 года.

При этом судебная коллегия принимает во внимание, что истец фактически не оспаривает Приказ директора ФСКН России от 27 сентября 2010 года, которым в ранее изданный приказ об увольнении внесены изменения с учетом его времени болезни, а также установленный судом первой инстанции факт о предоставлении листков нетрудоспособности истцом только в период рассмотрения настоящего дела в суде, свидетельствующее о злоупотреблении правом.

Не основан на законе и довод жалобы о том, что к участию в настоящем деле должен быть привлечен профсоюзный орган.

Доводы кассационной жалобы, направленные на оспаривание судебного решения в части, в которой он не соглашается с оценкой доказательств, в том числе показаний свидетелей, выводами суда о том, что с ним производилась беседа перед увольнением, заявляет о подложности документов, судебная коллегия не может признать состоятельными, поскольку отсутствуют правовые основания для иной оценки представленных сторонами и исследованных судом доказательств, приведенные выводы суда не противоречат материалам настоящего дела и Ж. не опровергнуты и потому не могут служить основанием к отмене этого решения.

Таким образом, разрешая спор, суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, дал им надлежащую правовую оценку и постановил законное и обоснованное решение. Выводы суда соответствуют обстоятельствам дела. Нарушений норм процессуального права, влекущих отмену решения, судом допущено не было.

Руководствуясь ст. 366, ст. 360, ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

 

определила:

 

решение Басманного районного суда г. Москвы от 6 октября 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь