Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 января 2011 г. по делу N 33-893

 

Судья суда первой инстанции: Егоров С.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе

председательствующего Федерякиной М.А.

судей Лукьянова И.Е., Пильгуна А.С.

при секретаре Я.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Лукьянова И.Е.

дело по кассационной жалобе К.

на решение Преображенского районного суда г. Москвы от 7 сентября 2010 г., которым постановлено:

Отказать К. в иске к ГУ - ГУ ПФР N 7 по г. Москве и Московской области о признании незаконным решения N 1450 от 20.10.2009 г. об отказе в назначении досрочной трудовой пенсии по старости в связи с вредными условиями труда, обязании назначить досрочную пенсию по старости,

 

установила:

 

Решением ГУ - Главного Управления ПФР N 7 по г. Москве и Московской области (далее - ГУ ПФР N 7) N 1450 от 20 октября 2009 г. К. было отказано в назначении досрочной трудовой пенсии по старости в связи с отсутствием требуемого стажа на работах с вредными условиями труда (л.д. 14 - 15).

Согласно указанному решению ГУ ПФР N 7 засчитал К. в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 27 ФЗ N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях по старости", 4 года 10 месяцев 0 дней, тогда как стаж необходимый для назначения пенсии должен был составлять не менее 5 лет. Расчет стажа исчислялся по фактически отработанному времени за период с 19.11.1996 г. по 31.12.2005 г., когда К. работал во ФГУП "ГосНИИОХТ" в должности электромонтера по ремонту и обслуживанию электрооборудования.

К. обратился в суд с иском к ГУ ПФР N 7 о признании незаконным решение N 1450 от 20.10.2009 г., считая неправильным расчет стажа, дающего право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости.

Как указал истец, фактически отработанное им время на работах с вредными условиями труда составило за период с 19.11.1996 г. по 31.12.2005 г. - 1.274 рабочий день. При переводе фактически отработанного времени в календарный период этот календарный период будет превышать 5 календарных лет, поскольку в среднем в одном календарном году имеется 254 рабочих дня (1.274 : 254 = 5,016).

Ответчик иск не признал, представил письменные возражения на иск, в которых указал, что фактически отработанное истцом время на работах с вредными условиями труда за спорный период составляет 4 года 10 месяцев 0 дней.

Судом было постановлено указанное выше решение, об отмене которого, как незаконного, в своей кассационной жалобе просит К., ссылаясь на то, что перерасчет фактически отработанного времени в календарные месяцы и годы был произведен судом неправильно.

В заседание судебной коллегии представитель ГУ ПФР N 7 не явился, о слушании дела ответчик извещен надлежащим образом. От представителя ГУ ПФР N 7 поступило письменное ходатайство о рассмотрении дела в ее отсутствие в связи с занятостью в другом судебном заседании. В этом же ходатайстве представитель ответчика просил решение суда оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Учитывая надлежащее извещение ответчика, ходатайство с просьбой рассмотреть дело в отсутствие представитель ответчика, судебная коллегия пришла к выводу о возможности рассмотрения дела в отсутствие представителя ответчика. При этом судебная коллегия учла и то, что представителем ответчика не были представлены доказательства, подтверждающие невозможность явки в настоящее судебное заседание по уважительным причинам.

Проверив материалы дела, выслушав К. и его представителя - адвоката Филимонову Г.С., обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что обжалуемое решение подлежит отмене по основаниям пп. 3, 4 п. 1 ст. 362 ГПК РФ, поскольку выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела, судом допущено нарушение норм материального права.

В соответствии с со ст. 7 ФЗ от 17.12.2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях", право на трудовую пенсию имеют мужчины, достигшие возраста 60 лет, и женщины, достигшие возраста 55 лет.

Трудовая пенсия по старости назначается при наличии не менее пяти лет страхового стажа.

В соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 27 и п. 2 ст. 27 этого ФЗ, трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего Федерального закона следующим лицам:

- мужчинам по достижении возраста 50 лет и женщинам по достижении возраста 45 лет, если они проработали соответственно не менее 10 и 7 лет 6 месяцев на подземных работах, работах с вредными условиями труда и в горячих цехах и имеют страховой стаж не менее 20 и 15 лет.

В случае, если указанные лица проработали на перечисленных работах не менее половины установленного выше срока и имеют требуемую продолжительность страхового стажа, трудовая пенсия им назначается с уменьшением возраста, установленного статьей 7 настоящего Федерального закона, на один год за каждый полный год такой работы - мужчинам и женщинам (пп. 1 п. 1).

Списки соответствующих работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых назначается трудовая пенсия по старости в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи, правила исчисления периодов работы (деятельности) и назначения указанной пенсии при необходимости утверждаются Правительством Российской Федерации (п. 2).

Из материалов дела усматривается, что К. родился 9 августа 1954 г. и, соответственно, возраста 55 лет достиг 9 августа 2009 г.

С заявлением о назначении ему досрочной трудовой пенсии по старости в связи с работой с вредными условиями труда истец обратился к ответчику 28 июля 2009 г. На момент обращения К. имел страховой стаж 35 лет 5 месяцев и 9 дней.

Решение по заявлению К. было принято 20 октября 2009 г., когда К. уже достиг возраста 55 лет.

В силу положений пп. 1 п. 1 ст. 27 ФЗ "О трудовых пенсиях", К. имеет право на назначение ему досрочной трудовой пенсии по старости с 55 лет при условии, что его стаж работы на работах с вредными условиями труда составляет не менее 5 лет, поскольку в этом случае, возраст, установленный с. 7 ФЗ "О трудовых пенсиях", снижается на 5 лет, т.е. до 55 лет.

Судом первой инстанции было установлено и это подтверждается материалами дела, что в период с 19 ноября 1996 г. по 31 декабря 2005 г. К. работал во ФГУП "ГосНИИОХТ" в должности электромонтера по ремонту и обслуживанию электрооборудования.

В период работы в указанной должности истец выполнял работы с вредными условиями труда. При этом занятость истца на работах с вредными условиями труда не была постоянной.

Количество отработанных полных рабочих дней по годам при пятидневной рабочей неделе составило:

- 1996 г. - 28 рабочих дней;

- 1997 г. - 162 рабочих дня;

- 1998 г. - 158 рабочих дней;

- 1999 г. - 127 рабочих дня;

- 2000 г. - 160 рабочих дня;

- 2001 г. - 164 рабочих дня;

- 2002 г. - 156 рабочих дня;

- 2003 г. - 102 рабочих дня;

- 2004 г. - 112 рабочих дня;

- 2005 г. - 105 рабочих дней.

Общее количество полных отработанных рабочих дней работы во вредных условиях труда за период работы в должности электромонтера по ремонту и обслуживанию электрооборудования составило - 1.274 рабочих дня.

Указанные обстоятельства подтверждены справкой ФГУП "ГосНИИОХТ" N 16 от 15 июня 2009 г. (л.д. 20), а также актом N 527 от 7 сентября 2009 г. о результатах документальной проверки, проведенной ГУ ПФР N 7 (л.д. 23 - 25). В Акте имеется ссылка на изученные ведомости учета рабочего времени во вредных условиях труда за проверяемый период помесячно (п. 11 Акта). Сведения, содержащиеся в ведомостях учета рабочего времени, совпадают со сведениями, содержащимися в справке N 16 от 15 июня 2009 г.

Постановлением Правительства РФ от 11 июля 2002 г. N 516 были утверждены Правила исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 и 28 ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (далее - Правила).

В соответствии с п. 6 Правил, периоды работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, которая выполнялась в режиме неполной рабочей недели, но полного рабочего дня в связи с сокращением объемов производства (за исключением работ, дающих право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии с пп. 13, 19 - 21 п. 1 ст. 27 ФЗ), а также периоды работ, определяемых Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации по согласованию с Пенсионным фондом Российской Федерации или предусмотренных списками, которые по условиям организации труда не могут выполняться постоянно, исчисляются по фактически отработанному времени.

В соответствии с п. 14 Разъяснений, утвержденных Постановлением Министерства труда Российской Федерации N 29 от 22 мая 1996 г., работники, занятые ремонтом оборудования непосредственно в производственных цехах, отделениях и на участках, профессии и должности которых предусмотрены Списками, пользуются правом на пенсию в связи с особыми условиями труда независимо от того, состоят они в штате производственных цехов, отделений, участков или в штате специализированных ремонтных цехов, участков, организаций.

Работникам специализированных ремонтных организаций, цехов и участков, постоянно полный рабочий день занятым на работах, дающих право на пенсию в связи с особыми условиями труда, специальный трудовой стаж исчисляется по общим правилам. Если же указанные работники постоянно на этих работах не заняты, то специальный трудовой стаж исчисляется им по фактически отработанному времени. При этом минимальной расчетной величиной может быть только рабочий день, в течение которого работник был занят в особых условиях труда.

Поскольку истец был занят ремонтом оборудования в цехах, работа в которых дает право на пенсию в связи с особыми условиями труда, но при этом не был постоянно занят на этих работах, то в силу вышеприведенных норм, трудовой стаж работы истца во вредных условиях труда должен исчисляться по фактически отработанному им времени.

Таким образом, для определения календарного периода работы истца во вредных условиях труда фактически отработанное им время - 1.274 рабочих дня должно быть преобразовано в календарные периоды.

Как следует из содержания оспариваемого истцом Решения ГУ ПФР N 7 от 20.10.2009 г. N 1450, фактически отработанное истцом время во вредных условиях труда было преобразовано ответчиком в календарный период, равный 4 годам 10 месяцам 0 дней.

Суд первой инстанции согласился с таким перерасчетом и пришел к выводу, что имеющийся у истца стаж работы во вредных условиях труда (менее 5 полных лет) является недостаточным для назначения ему досрочной трудовой пенсии по старости.

С выводами суда первой инстанции согласиться нельзя.

Порядок (механизм) преобразования фактически отработанного времени на работах со вредными условиями труда в календарные периоды законом или иными нормативными актами не установлен.

Порядок (механизм) перерасчета фактически отработанного истцом времени во вредных условиях труда в календарный период в оспариваемом истцом решении ГУ ПФР N 7 от 20.10.2009 г. N 1450 не приведен. Не приведен этот порядок (механизм) ни в Акте о результатах документальной проверки N 527 от 7 сентября 2009 г., ни в лицевом счете застрахованного лица, который велся ответчиком (л.д. 105 - 110).

В Акте документальной проверки работы истца в особых условиях труда N 527 от 7 сентября 2009 г., в лицевом счете застрахованного лица и в письменных возражения ответчика на иск содержатся выводы ответчика о календарных периодах работы истца во вредных условиях труда с разбивкой по годам.

Согласно этим документам ответчика, календарные периоды работы истца во вредных условиях труда с разбивкой по годам составляли:

- 1996 г. - 1 месяц 7 дней;

- 1997 г. - 7 месяцев 13 дней;

- 1998 г. - 7 месяцев 10 дней;

- 1999 г. - 5 месяцев 21 день;

- 2000 г. - 7 месяцев 05 дней;

- 2001 г. - 7 месяцев 16 дней;

- 2002 г. - 7 месяцев 08 дней;

- 2003 г. - 4 месяца 17 дней;

- 2004 г. - 5 месяцев 02 дня;

- 2005 г. - 4 месяца 40 дней.

Как следует из содержания возражений на иск, ответчик, осуществляя преобразование фактически отработанных истцом рабочих дней во вредных условиях труда в течение одного календарного года в календарные месяцы, применял коэффициент 21,2.

Суд также указал в решении, что для определения количества календарных месяцев работы во вредных условиях труда в фактически отработанном истцом времени следует применить коэффициент 21,2.

В обоснование необходимости применения этого коэффициента суд сослался на норму ст. 103 Закона РФ от 20.11.1990 г. N 340-1 "О государственных пенсиях в Российской Федерации", в соответствии с которой коэффициент 21,2 применялся для расчета условного месячного заработка как среднее число рабочих дней в месяце в течение одного года при пятидневной рабочей неделе.

Вместе с тем, результаты применения этого коэффициента в решении суда не приведены.

Ни в документах ответчика, ни в решении суда не приведены расчеты, в соответствии с которыми применение коэффициента 21,2 к фактически отработанному истцом времени во вредных условиях труда давало итоговые результаты как по каждому календарному году в отдельности (1996 г. по 2005 г.), так и за весь спорный период в целом.

При таких обстоятельствах не может быть признан обоснованным вывод суда о том, что фактически отработанное истцом время во вредных условиях труда при перерасчете в календарный период будет составлять менее 5 полных лет.

Проведенное судебной коллегией сопоставление количества рабочих дней, отработанных истцом в каждом из календарных годов за период с 1996 г. по 2005 г., с полученными в результате преобразования ответчиком (с применением коэффициента 21,2) календарными периодами позволяет установить примененную ответчиком методику расчета преобразования фактически отработанного времени в календарные периоды.

В соответствии с этой методикой количество отработанных истцом рабочих дней в календарном году делилось на коэффициент 21,2. Полученное при делении целое число принималось на количество календарных месяцев отработанных в календарном году (первое действие).

Затем, полученное количество месяцев умножалось на коэффициент 21,2 для получения количества дней (учитываются целые числа) (второе действие).

Затем из количества фактически отработанных рабочих дней вычиталось количество дней, полученных при совершении второго действия. Остаток принимался за количество календарных дней (третье действие).

В соответствии с этим расчетом 127 отработанных истцом рабочих дней в 1999 г. преобразовывались в календарный период, равный 5 месяцам 21 дню следующим образом:

1. 127 : 21,2 = 5,99. За количество календарных месяцев принимается 5.

2. 5 x 21,2 = 106.

3. 127 - 106 = 21. Количество календарных дней принимается за 21.

В результате приведенных расчетов, фактически отработанное во вредных условиях труда время в 1999 г. преобразовалось календарный период, равный 5 месяцам 21 дню.

Аналогичный расчет применялся при преобразовании за другие года.

Суд первой инстанции не дал оценки примененной ответчиком методике перерасчета фактически отработанного истцом времени в календарные периоды и не обосновал, почему для указанного перерасчета следует применить именно эту методику.

Судебная коллегия приходит к выводу, что примененная ответчиком методика перерасчета является некорректной и, крайне невыгодной для работника, поскольку при ее применении фактически отработанное время учитывается не полностью.

Так, в 1999 г. истец отработал 127 рабочих дней, что при применении коэффициента 21,2 составляет 5,99 календарных месяцев.

До полных 6 месяцев в указанном году истцу не хватало всего 0,01. Однако при определении по данной методике количества отработанных месяцев подлежит учету 5 месяцев, а не 6 месяцев. В соответствии с приведенными выше расчетами 5,99 календарных месяцев преобразуется в 5 месяцев 21 день. Таким образом, недоработанный до полных 6 месяцев период времени, равный 0,01 календарного месяца, фактически приравнивается к 9 календарным дням, которых не хватает, чтобы 5 месяцев 21 день учитывались как 6 месяцев (5 месяцев и 30 дней).

Вместе с тем, очевидно, что 0,01 календарного месяца при перерасчете в календарные дни гораздо меньше, чем 9 дней. В результате, при таком расчете не учитывается фактически отработанное время, равное примерно 8 календарным дням.

Неполный учет фактически отработанного времени при данной методике происходит и за другие периоды работы истца.

Судебная коллегия полагает, что в целях более полного учета фактически отработанного времени при его перерасчете в календарные периоды следует в качестве расчетного времени брать все фактически отработанное истцом время во вредных условиях труда, а не время, разбитое по календарным годам.

При таком расчете, произведенном также с применением коэффициента 21,2, результат будет следующий:

- 1.274 (фактически отработанных рабочих дня) : 21,2 (коэффициент среднего числа рабочих дней в месяце в течение одного года) = 60,09 календарных месяцев.

Поскольку 60 календарных месяцев соответствует (60 : 12) - 5-ти календарным годам, то фактически отработанное истцом время будет достаточным для возникновения у истца права на досрочную трудовую пенсию по старости в связи с работой во вредных условиях труда.

Так как право на досрочную пенсию по старости в связи с работой во вредных условиях труда дает факт работы в таких условиях в течение определенного количества полных календарных лет, то фактически отработанное истцом во вредных условиях труда время может быть преобразовано в календарные года.

В соответствии с календарем рабочего времени, количество рабочих дней при пятидневной рабочей неделе в течение периода, когда истец работал во вредных условиях труда (с. 1996 г. по 2005 г.), составляло:

- 1996 г. - 252 рабочих дня;

- 1997 г. - 251 рабочий день;

- 1998 г. - 251 рабочий день;

- 1999 г. - 251 рабочий день;

- 2000 г. - 250 рабочих дней;

- 2001 г. - 251 рабочий день;

- 2002 г. - 250 рабочих дней;

- 2003 г. - 250 рабочих дней;

- 2004 г. - 251 рабочий день;

- 2005 г. - 248 рабочий день.

Среднее количество рабочих дней в течение календарного года за этот период составляло (2.505 : 10) - 250,5 рабочих дней при пятидневной рабочей неделе.

При делении количества фактически отработанных истцом рабочих дней в спорном периоде (1.274) на среднее количество рабочих дней в течение одного календарного года в этом периоде (250,5) получается (1.274 : 250,5) - 5,085. Следовательно, при таком механизме перерасчета фактически отработанного времени в календарный период календарный период также будет превышать 5 лет.

Поскольку при пересчете фактически отработанного истцом времени в календарные месяцы и в календарные года период работы истца во вредных условиях труда будет превышать 5 полных календарных лет, то истец с момента достижения им возраста 55 лет имеет право на назначение ему трудовой пенсии по старости по пп. 1 п. 1 ст. 27 ФЗ "О трудовых пенсиях".

55 лет истцу исполнилось 9 августа 2009 г., т.е. до принятия ответчиком решения об отказе в назначении истцу досрочной трудовой пенсии по старости.

Поэтому решение ГУ ПФР N 7 от 20 октября 2009 г. N 1450 об отказе истцу в назначении досрочной трудовой пенсии по старости не может быть признано законным.

При таких обстоятельствах, решение суда первой инстанции подлежит отмене с вынесением нового решения об удовлетворении иска.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361, пп. 3, 4 п. 1 ст. 362 ГПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

Решение Преображенского районного суда г. Москвы от 7 сентября 2010 г. отменить.

Принять по делу новое решение.

Признать незаконным решение ГУ - Главного Управления ПФР N 7 по г. Москве и Московской области N 1450 от 20 октября 2009 г. об отказе в назначении К. досрочной трудовой пенсии по старости.

Обязать ГУ - Главное Управление ПФР N 7 по г. Москве и Московской области назначить К. досрочную трудовую пенсию по старости с даты достижения им возраста 55 лет - с 9 августа 2009 г.

Взыскать с ГУ - ГУ ПФР N 7 по г. Москве и Московской области в пользу К. в счет возврата госпошлины 200 руб.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь