Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛЕНИНСКИЙ РАЙОННЫЙ СУД ГОРОДА ИЖЕВСКА

 

РЕШЕНИЕ

от 19 января 2011 г. по делу N 12-62/11

 

Судья Ленинского районного суда города Ижевска Удмуртской Республики Зорилэ Т.И., при секретаре С.Р.М., рассмотрев жалобу В.А.В. на постановление мирового судьи судебного участка N 3 Ленинского района гор. Ижевска Удмуртской Республики - и.о. мирового судьи судебного участка N 1 Ленинского района г. Ижевска Удмуртской Республики от 07 декабря 2010 года о привлечении к административной ответственности по части 1 статьи 12.26 Кодекса об Административных правонарушениях Российской Федерации,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 3 Ленинского района гор. Ижевска Удмуртской Республики - и.о. мирового судьи судебного участка N 1 Ленинского района г. Ижевска Удмуртской Республики от 07.12.2010 г. В.А.В. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.26 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации, подвергнут административному наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на один год и шесть месяцев.

В.А.В. подана жалоба, в которой он просит отменить указанное постановление, считая его незаконным и необоснованным, в связи с тем, что он административного правонарушения не совершал, так как он не являлся водителем и не управлял транспортным средством. 31.10.2010 г. в 03 час. 50 мин. инспектором ДПС ГИБДД МВД УР в отношении него был составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.26 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации. С указанным выше правонарушением он не согласен, своей вины не признает. Основные аспекты, подлежащие доказыванию, не были выяснены и должным образом доказаны в судебном заседании. При этом мировой судья рассмотрела дело крайне формально и поверхностно, необоснованно отказала в допросе его свидетелей, не приняла во внимание все его доводы. Считает, что поскольку его вина в судебном заседании доказана не была, доказательства, предоставленные инспектором ДПС ГИБДД МВД УР, содержат существенные нарушения и поэтому являются недопустимыми доказательствами.

В судебном заседании В.А.В., представитель В.А.В. - Л., действующий на основании нотариальной доверенности, жалобу и доводы, изложенные в ней, поддержали в полном объеме. Просили прекратить производство по делу за отсутствием в действиях В.А.В. состава административного правонарушения. Считают, что доказательств того, что заявитель управлял транспортным средством и являлся водителем не установлено. В ходе опросов сотрудников ДПС ГИБДД МВД УР выявились расхождения, таким образом, возникают сомнения в их достоверности. Считают, что указанные противоречия свидетельствуют о надуманности показаний сотрудников ДПС. Кроме того, считают, что мировым судьей необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства о вызове понятых, сотрудников АЗС "И". Более того считают, что протокол об административном правонарушении составлен с нарушением требований ст. 28.2 ч. 2 настоящего Кодекса, поскольку в протоколе отсутствуют сведения о свидетелях правонарушения. При принятии решения мировым судьей неверно произведена оценка предоставленных доказательств.

Инспектор ДПС ГИБДД МВД УР С. показал, что 31.10.2010 года около 03 час. 15 мин. он совместно с инспектором ДПС ГИБДД МВД УР Н. заметили, что автомобиль марки <...> рег. номер N <...>, при движении по участку дороги занесло. В связи с чем пытались остановить автомобиль марки <...> г/н N <...>. Однако водитель транспортного средства не выполнил законные требования сотрудника ДПС. О преследовании автомобиля было сообщено по рации. В ходе преследования транспортное средство марки <...> пыталось оторваться, однако при преследовании они не выпускали его из вида. Впоследствии автомобиль заехал на АЗС "И" и остановился около забора. Автомобиль постоянно находился в поле зрения инспектора. Из автомобиля со стороны водителя вышел В.А.В., со стороны пассажира вышел В., а с заднего сидения автомобиля вышла Ч.В., Ч. успели зайти в здание АЗС, а В.А.В. был задержан на входе в здание АЗС. От В.А.В. исходил резкий запах алкоголя изо рта, присутствовала несвязная речь и неустойчивая походка. В.А.В. было предложено пройти медицинское освидетельствование, от прохождения которого последний отказался, мотивируя свой отказ, тем, что транспортным средством не управлял. Впоследствии водитель вызвал такси и уехал, оставив автомобиль на АЗС. Автомобиль был поставлен на штрафстоянку. При составлении протокола о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, протокола об отстранении от управления транспортным средством, протокола о задержании транспортного средства присутствовали понятые. Нарушений при составлении протокола об административном правонарушении не имеется. Указание свидетелей правонарушения в протоколе об административном правонарушении не может рассматриваться как существенный недостаток протокола. Показал, что ранее с В.А.В. знаком не был. Никакой заинтересованности не имеет. Подтвердил, что В.А.В. управлял транспортным средством, имел право на его управления. Никаких противоречий в его показаний и показаниях Н. не усматривает. Считает, что в действиях В.А.В. имеется состав административного правонарушения, предусмотренный ч. 1 ст. 12.26 настоящего Кодекса. Свидетель А. друг заявителя, покачал, что в момент остановки транспортного средства сотрудниками ДПС он не присутствовал и только со слов В.А.В., знает, что он не управлял транспортным средством. Однако видел, что при выезде из дома Васильев А.В., транспортным средством управлял В.

Выслушав В.А.В., представителя Л., инспектора ДПС ГИБДД МВД УР С., исследовав материалы дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации, приходит к следующему.

В судебном заседании установлены следующие обстоятельства имеющие значение для данного дела.

31.10.2010 г. в 03 час. 05 мин. на ул. Маяковского, 5 г. Ижевска сотрудниками ДПС ГИБДД МВД УР С., Н. было остановлено транспортное средство марки <...> г/н N <...> под управлением В.А.В. с признаками алкогольного опьянения (запах алкоголя изо рта, неустойчивая поза, несвязная речь), который отказался от прохождения освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, не выполнил законное требование сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения в соответствии с установленной нормой, тем самым нарушил требование п.п. 2.3.2 Правил дорожного движения (далее по тексту ПДД), от подписей в протоколе об административном правонарушении отказался, что подтверждается записью инспектора. В протоколе о направлении на медицинское освидетельствование 18 АА N <...> от 31.10.2010 г., согласно которому у В.А.В. выявлен запах алкоголя изо рта, несвязная речь, неустойчивая поза. Из протокола об отстранении от управления транспортным средством усматривается, что В.А.В. управлял транспортным средством с признаками алкогольного опьянения, протокол составлен в присутствии двух понятых, что подтверждается их подписями в протоколе и соответствует требованиям ч. 2 ст. 28.2 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации.

В постановлении мирового судьи от 07.12.2010 г. установлено, что в действиях В.А.В. наличествует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации невыполнение законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Правонарушение квалифицируется по данной статье, когда у сотрудника милиции есть все основания предполагать состояние опьянения у водителя. В протоколе о направлении заявителя на медицинское освидетельствование от 31.10.2010 г. указаны выявленные признаки опьянения - запах алкоголя изо рта, несвязная речь, неустойчивость позы, что является основанием для направления на медицинское освидетельствование. Под невыполнением требования следует понимать отказ от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения. Приказом Министерства здравоохранения РФ от 14 июля 2003 года N 308 "О медицинском освидетельствовании на состояние опьянения" утверждены критерии, при наличии которых имеются достаточные основания полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения и подлежит направлению на медицинское освидетельствование (приложение 6), среди которых указан и такой как "запах алкоголя изо рта". Наличие указанных признаков является основанием для направления водителя на освидетельствование на состояние опьянения.

В соответствии с п. 2.3.2 Правил дорожного движения водитель транспортного средства обязан проходить по требованию сотрудников милиции освидетельствование на состояние опьянения.

Согласно ч. 1 ст. 27.12 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации, лицо, которое управляет транспортным средством соответствующего вида и в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что это лицо находится в состоянии опьянения, подлежит отстранению от управления транспортным средством до устранения причины отстранения и подлежит направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

В соответствии с постановлением Пленума ВС РФ N 18 от 24.10.2006 г. в редакции постановления Пленума ВС РФ N 23 от 11.11.2008 г. основанием привлечения к административной ответственности является зафиксированный в протоколе об административном правонарушении отказ лица от прохождения медицинского освидетельствование на состояние опьянения, заявленный как непосредственно должностному лицу ГИБДД, так и медицинскому работнику. О соблюдении установленного порядка направления на медицинское освидетельствование свидетельствует наличие двух понятых.

В судебном заседании В.А.В. не отрицал, что находился в состоянии алкогольного опьянения. Доказательств невозможности выполнить законное требование сотрудника милиции судом не установлено. Кроме того, объяснениями самого В.А.В. подтверждается, что он отказался от подписи в протоколах по делу об административном правонарушении, о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, об отстранении от управления транспортным средством. Довод, что в отношении В.А.В. был нарушен порядок направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, является несостоятельным, поскольку последний от прохождения медицинского освидетельствования отказался. Данное обстоятельство не оспорил в судебном заседании.

Правонарушение, предусмотренное ст. 12.26 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации, считается оконченным в момент невыполнения законного требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, носит одномоментный, пресекательный характер.

У суда нет оснований не доверять составленным сотрудниками милиции протоколам, все представленные документы соответствуют административному законодательству. Поскольку сам В.А.В. отказался от подписи в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование, что им не оспаривается. Таким образом, ему было известно содержание документа, который он подписывает. Указанные обстоятельства судом оцениваются как несогласие выполнить законное требование сотрудника милиции, а не мнение заявителя о наличии или отсутствии оснований для направления на освидетельствования, на что он указывал в судебном заседании с целью избрать способ защиты.

Суд считает, что доводы В.А.В. о том, что сотрудники ГИБДД не провели процедуру освидетельствования на месте в присутствии понятых с использованием прибора не соответствуют установленным по делу обстоятельствам.

В силу ст. 2.1 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое Кодексом об административных правонарушениях Российской Федерации или законами субъектов установлена административная ответственность. В.А.В. совершено виновное противоправное бездействие - невыполнение законного требования сотрудника милиции пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Анализируя протокол об административном правонарушении от 31.10.2010 г., составленный в 03 час. 05 мин. инспектором ДПС ГИБДД С., суд считает, что протокол составлен в соответствии с требованиями ст. 28.2 настоящего Кодекса, правильно указаны дата, место, время, деяние, совершенное В.А.В., который подтверждает факт отказа от прохождения от медицинского освидетельствования на состояние опьянения, согласно протоколу об административном правонарушении и протоколу о направлении на медицинское освидетельствования, В.А.В. был ознакомлен с их содержанием, каких-либо дополнений, просьб либо заявлений, содержащих несогласие с изложенными в них фактами, не привел, от подписи в протоколах отказался.

Таким образом, оценивая в совокупности, изложенные и другие исследованные в суде доказательства, суд приходит к выводу о законности и обоснованности постановления мирового судьи, вынесшего справедливое решение по делу без нарушения процессуальных требований, предусмотренных настоящим кодексом. Наказание судом было назначено в соответствии с законом, дело об административном правонарушении было рассмотрено с участием В.А.В. При принятии решения мировым судьей дана оценка всем имеющимся в административном материале доказательствам, дана оценка показаниям свидетелей, оснований для их переоценки у суда не имеется. У суда нет оснований не доверять сотруднику ДПС, составившему протокол об административном правонарушении, поскольку сам протокол соответствует требованиям ст. 28.2 настоящего Кодекса. Сотрудник ДПС является должностным лицом, уполномоченным на составление данного протокола. Доказательств, что сотрудник ДПС был заинтересован в привлечении заявителя к административной ответственности, последним суду не предоставлено. Суд считает, что бремя доказывания о наличии неприязненных отношений заявителя с сотрудником ДПС в данной ситуации лежит на заявителе. Свидетель, допрошенный в судебном заседании, является другом заявителя и заинтересован в исходе рассмотрения жалобы заявителя. Прочие доводы заявителя и его защитника не являются существенными нарушениями процессуальных требований, предусмотренных Кодексом РФ об административных правонарушениях. Сам заявитель не отрицает факт употребления спиртных напитков. Право на управление транспортным средством заявителем в судебном заседании не оспорено. В момент задержания транспортного средства В.А.В. имел право на его управление. Поскольку в судебном заседании В.А.В. и его защитником не оспорен факт нахождения В.А.В. в состоянии алкогольного опьянения и наличие оснований для его направления на медицинское освидетельствование, его отказ от прохождения последнего, следовательно, оснований для удовлетворения ходатайства о вызове в судебное заседание и допроса понятых не имелось и не имеется. Понятые, указанные во всех протоколах об административном правонарушении засвидетельствовали только факт совершения процессуальных действий, их содержание и результат. Замечаний в порядке статьи 25.7 части 4 настоящего Кодекса по поводу совершения процессуальных действий не поступало. Таким образом, суд приходит к выводу, что при возбуждении дела об административном правонарушении обеспечена надлежащая фиксация доказательств, нарушений закона при направлении заявителя на медицинское освидетельствование, при составлении протокола об административном правонарушении не усматривается. Более того, суд считает, что не имелось оснований и для удовлетворения ходатайства заявителя и его защитника о направлении запроса для получения видеозаписи с камер внешнего наблюдения с АЗС "И". Как следует из показания инспектора ДПС ГИБДД МВД УР С. и не оспорено ни В.А.В., ни его защитником, автомобиль заявителя в момент его остановки не находился в зоне видимости камер, доказательств обратного суду не предоставлено.

С учетом изложенного суд считает необходимым постановление мирового судьи судебного участка N 3 Ленинского района гор. Ижевска Удмуртской Республики - и.о. мирового судьи судебного участка N 1 г. Ижевска Удмуртской Республики от 07.12.2010 г. в отношении В.А.В. оставить без изменения, его жалобу без удовлетворения.

Руководствуясь ст.ст. 30.1 - 30.8 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации, суд

 

решил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 3 Ленинского района гор. Ижевска Удмуртской Республики и.о. мирового судьи судебного участка N 1 Ленинского района г. Ижевска Удмуртской Республики от 07 декабря 2010 года в отношении В.А.В. по части 1 статьи 12.26 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации, оставить без изменения, жалобу В.А.В. - без удовлетворения.

Решение может быть пересмотрено в порядке статьи 30.12 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации.

 

Судья

Т.И.ЗОРИЛЭ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь