Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

РЕШЕНИЕ

от 19 января 2011 г. по делу N 21-6/2011

 

Судья Нагайцева Л.А.

Судья Липецкого областного суда Н.И. Захаров, рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Липецке административное дело по жалобе Н. на решение судьи Грязинского городского суда Липецкой области от 07 октября 2010 года,

 

установил:

 

Постановлением старшего государственного инспектора по геологическому контролю, за использованием и охраной водных объектов, контролю за состоянием, использованием, охраной, защитой лесного фонда и воспроизводством лесов на землях особо охраняемых природных территорий федерального значения, использованию и охране земель, охране природы, по контролю в области охраны и воспроизводства объектов животного мира, находящихся на особо охраняемых природных территориях федерального значения по Липецкой области М. от 24 июня 2010 года N 164 Н. признан виновным в правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 8.42 КоАП РФ и подвергнут наказанию в виде административного штрафа в размере 4500 руб. за использование прибрежной защитной полосы водного объекта, водоохранной зоны водного объекта с нарушением ограничений хозяйственной и иной деятельности.

Н. обратился с жалобой на указанное постановление в Грязинский городской суд Липецкой области. Просил постановление о привлечении его к административной ответственности отменить, ссылаясь на недоказанность факта совершения им правонарушения, указывая, что к нему необоснованно применена максимальная санкция, предусмотренная ч. 1 ст. 8.14 КоАП РФ тогда как отягчающих обстоятельств по делу не установлено, что он ранее к административной ответственности не привлекался, является неработающим пенсионером, правонарушения он не совершал.

Решением Грязинского городского суда Липецкой области от 07.10.2010 года постановление старшего государственного инспектора по геологическому контролю, за использованием и охраной водных объектов, контролю за состоянием, использованием, охраной, защитой лесного фонда и воспроизводством лесов на землях особо охраняемых природных территорий федерального значения, использованию и охране земель, охране природы, по контролю в области охраны и воспроизводства объектов животного мира, находящихся на особо охраняемых природных территориях федерального значения по Липецкой области М. от 24 июня 2010 года о привлечении Н. к административной ответственности по ч. 1 ст. 8.14 КоАП РФ изменено, снижен размер штрафа до 3500 рублей.

В жалобе на данное решение Н. просит его отменить, производство по делу прекратить, ссылаясь на иную оценку установленных по делу обстоятельств.

Обсудив доводы жалобы, выслушав представителя Управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзора) по Липецкой области З. возражавшего против удовлетворения жалобы, проверив материалы дела, не нахожу оснований для отмены решения Грязинского городского суда Липецкой области.

Частью 1 ст. 8.42 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за использование прибрежной защитной полосы водного объекта, водоохранной зоны водного объекта с нарушением ограничений хозяйственной и иной деятельности.

Как следует из свидетельств о государственной регистрации права, он является собственником четырех земельных участков, каждый площадью 4,4 га с кадастровыми номерами <...>, <...>, <...>, <...>, прилегающих к реке Байгора в районе с. Кн. Байгора Грязинского района (территория бывшего ТОО "К").

В соответствии с ч. 1, 2 ст. 65 Водного кодекса РФ водоохранными зонами являются территории, которые примыкают к береговой линии морей, рек, ручьев, каналов, озер, водохранилищ и на которых устанавливается специальный режим осуществления хозяйственной и иной деятельности в целях предотвращения загрязнения, засорения, заиления указанных водных объектов и истощения их вод, а также сохранения среды обитания водных биологических ресурсов и других объектов животного и растительного мира.

В границах водоохранных зон устанавливаются прибрежные защитные полосы, на территориях которых вводятся дополнительные ограничения хозяйственной и иной деятельности.

Согласно ч. 4 ст. 65 Водного кодекса РФ ширина водоохранной зоны рек или ручьев устанавливается от их истока для рек или ручьев протяженностью:

1) до десяти километров - в размере пятидесяти метров;

2) от десяти до пятидесяти километров - в размере ста метров;

3) от пятидесяти километров и более - в размере двухсот метров.

Согласно ч. 11 ст. 65 Водного кодекса РФ ширина прибрежной защитной полосы устанавливается в зависимости от уклона берега водного объекта и составляет тридцать метров для обратного или нулевого уклона, сорок метров для уклона до трех градусов и пятьдесят метров для уклона три и более градуса.

Судья пришел к правильному выводу о том, что, предусмотренные ч. 1 ст. 28.1 КоАП РФ поводы к возбуждению дела об административном правонарушении у Управления Росприроднадзора по Липецкой области имелись.

Согласно материалам дела имело место обращение в Управление Росприроднадзора по Липецкой области обратился главы администрации Грязинского муниципального района Липецкой области с сообщением о выявлении факта нарушения природоохранного законодательства, выразившегося в том, что Н. на площади 45 га, из них 30,8 га выделены в счет земельных долей, остальные 14,2 га. самовольный захват, самовольно производит строительство пруда, незаконно проводит земляные работы, перемещая и уничтожая плодородный слой почвы, возвел земляной вал. В течение месяца производит самовольно забор воды из реки Байгора. Кроме этого, от Липецкого межрайонного природоохранного прокурора поступило для рассмотрения и организации проверки в рамках предоставленных полномочий обращение главы администрации Грязинского муниципального района по тем же обстоятельствам.

Ч. 16 ст. 65 ВК РФ допускает в границах водоохранных зон проектирование, строительство, реконструкция, ввод в эксплуатацию, эксплуатация хозяйственных и иных объектов при условии оборудования таких объектов сооружениями, обеспечивающими охрану водных объектов от загрязнения, засорения и истощения вод в соответствии с водным законодательством и законодательством в области охраны окружающей среды (п. 16 ст. 65 ВК РФ).

В границах прибрежных защитных полос наряду с установленными частью 15 настоящей статьи ограничениями запрещаются:

1) распашка земель;

2) размещение отвалов размываемых грунтов;

3) выпас сельскохозяйственных животных и организация для них летних лагерей, ванн.

Из акта осмотра водоохранной зоны и использования водного объекта р. Байгора от 26 мая 2010 г., произведенного государственными инспекторами Управления Росприроднадзора по Липецкой области К. и З. в присутствии начальника отдела земельных и имущественных отношений администрации Грязинского района Б. следует, что вдоль берега р. Байгора проведены земляные работы, а именно, возведена плотина высотой около 4-х метров шириной около 3,5 м., протяженность вдоль уреза воды составляет 3,5 км. Расстояние на момент проверки от уреза воды р. Байгора до плотины составило от 5 м. до 18 м. В нарушение п. п. 1, 2 ч. 17 ст. 65 Водного кодекса РФ при сооружении плотины в прибрежной защитной полосе реки производилось перемещение плодородного слоя почвы, распашка земельных участков, размещение отвалов размываемых грунтов. В ходе осмотра производилась фотосъемка. Фотоснимки приобщены к материалам проверки.

Таким образом, судья пришел к верному выводу о том, что искусственно сооруженная плотина находится в береговой полосе и прибрежной защитной полосе реки, что в результате строительства плотины из размываемого грунта создается реальная угроза засорения и загрязнения реки размываемым грунтом при прохождении паводковых вод.

Довод жалобы о том, что законодательство не содержит запрета строительства пруда в пределах водоохранных зон, является несостоятельным, основан на неверном толковании закона.

Несостоятельным является и довод жалобы о том, что судом не принято во внимание, такое доказательство, как акт, представленный заявителем, из содержания которого следует, что расстояние от уреза воды до плотины в среднем составляет 30 м., а в отдельных местах до 40 метров. Это доказательство не опровергает вывод суда об осуществлении Н. хозяйственной деятельности в пределах водоохранной зоны, размер которой в данном месте составляет не менее 50 метров.

Судья, проанализировав представленные доказательства, пришел к правильному выводу о том, что до строительства плотины Н. был уведомлен о ширине прибрежной защитной полосы р. Байгора в том месте, где он соорудил плотину. Также он был уведомлен и о том, что при прохождении паводка 1% обеспеченности подъем уровня воды в р. Байгора достигает отметки 115,2 м БС. Учитывая, что приведенная отметка рассчитана для сечения русла реки без учета планируемой дамбы, подъем уровня воды будет выше. Для определения уровня воды при прохождении паводков различных обеспеченностей после строительства дамбы необходимы дополнительные гидрологические испытания, каких проведено не было.

Доводы жалобы Н. сводятся, по существу к тому, что он имел право возводить плотину, поскольку принадлежащие ему земельные участки граничат с водоохранной зоны и прибрежной защитной полосы реки.

Полагаю, данный довод не основан на законе.

В соответствии с ч. 8 ст. 27 Земельного кодекса РФ запрещается приватизация земельных участков в пределах береговой полосы, установленной в соответствии с Водным кодексом РФ.

Из выписки из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним и выкопировкой плана кадастрового квартала следует, что ни один из земельных участков, находящихся в собственности или в аренде у Н., не расположен в водоохранной зоне реки Байгора. Сведений подтверждающих, что дамба сооружена на землях, находящихся в собственности Н. суду не представлено.

Основан на ошибочном толковании закона и довод жалобы о том, что Н. осуществлял работы для ведения личного подсобного хозяйства, как формы непредпринимательской деятельности, поскольку рыбоводство относится к виду сельхозпродукции, а потому специального разрешения для осуществления данного вида деятельности не требовалось. Устройство пруда протяженностью 3,5 км. для разведения прудовых видов рыбы, не в границах населенного пункта, на землях иного целевого назначения нельзя отнести к личному подсобному хозяйству.

При таких обстоятельствах, суд пришел к обоснованному выводу о том, что в действиях Н. имеется состав административного правонарушения предусмотренного ч. 1 ст. 8.42 КоАП РФ.

Процедура привлечения Н. к административной ответственности не была нарушена, он был извещен о рассмотрении материалов проверки и составления протокола об административном правонарушении. Постановление об административном правонарушении вынесено уполномоченным на то лицом.

С учетом изложенного оснований для отмены судебного решения не имеется. Выводы суда по делу подробно мотивированы в решении, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и действующему законодательству, оснований для признания их ошибочными, не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 30.6 - 30.7 КоАП РФ, судья

 

решил:

 

Решение судьи Грязинского городского суда Липецкой области от 07 октября 2010 года оставить без изменения, а жалобу Н. - без удовлетворения.

 

Судья

Н.И.ЗАХАРОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь