Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 января 2011 г. по делу N 22-258

 

Ф/с: Васина И.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе

председательствующего Зубарева А.И.,

судей Даниловой О.О., Устиновой С.Ю.

рассмотрела в судебном заседании от 19 января 2011 года кассационные жалобы осужденных А., Г., адвоката Панфилова Д.А. на приговор Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 29 октября 2010 года, по которому

А., ранее не судим,

осужден по п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ч. 2 ст. 162 УК РФ по каждому из двух эпизодов преступлений к 6 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно А. назначено 9 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Г., ранее не судим,

осужден по п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ч. 2 ст. 162 УК РФ по каждому из двух эпизодов преступлений к 6 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Г. назначено 9 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

К., ранее не судим,

осужден по п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ч. 2 ст. 162 УК РФ по каждому из двух эпизодов преступлений к 6 годам лишения свободы..

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно К. назначено 9 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Устиновой С.Ю., выступления осужденных А., Г., К., адвокатов Панфилова Д.А., Гордеевой Н.К. по доводам кассационных жалоб, мнение прокурора Зайцева И.Г., полагавшего, что приговор следует оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

А., Г. и К. признаны виновными в том, что 2 марта 2010 года совершили грабеж, т.е. открытое хищение чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору в отношении Я., 7 марта 2010 года совершили разбой, т.е. нападение в целях хищения чужого имущества с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору в отношении К.А., а также разбой, т.е. нападение в целях хищения чужого имущества с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, использованного в качестве оружия в отношении У. Преступления имели место в г. Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах адвокат Панфилов Д.А. ставит вопрос об отмене приговора в отношении К., направлении его дела на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на то, что выводы суда относительно виновности К. в совершении инкриминированных ему деяний не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, т.к. алиби К., о котором он заявлял на следствии, должным образом не проверено и не опровергнуто, показания потерпевших о причастности К. к преступлениям не являются достаточным доказательством вины осужденного, поскольку которые какими либо другими данными они не подтверждены. Кроме того адвокат указывает, что приговор в отношении К. не может быть признан справедливым, т.к. суд не располагал теми данными о личности осужденного и состоянии здоровья его матери, которые защита представила кассационной инстанции. По мнению адвоката, положительные характеристики К. и сведения о том, что его мать является инвалидом 2 группы, дают основания для признания назначенного К. наказания чрезмерно суровым.

Осужденный А. в кассационной жалобе просит вынесенный в отношении него приговор отменить, указывая, что состав преступлений в его действиях отсутствует, т.к. инкриминированных ему деяний он не совершал, в сговор на совершение преступлений ни с кем не вступал, показания потерпевшей Я. об участии А. в хищении ее имущества не соответствуют действительности. По утверждению А., суд неправомерно признал его виновным в грабеже и двух разбойных нападениях, совершенных группой лиц по предварительному сговору, т.к. доказательства, опровергающие доводы А. о его невиновности, по делу отсутствуют. Что касается доказательств, послуживших основанием для квалификации действий А. по признаку совершения разбоя с применением предмета, использованного в качестве оружия, то их осужденный считает недопустимыми и недостоверными, указывая, что ни у него, ни у других осужденных по настоящему делу нож не изымался, а показания сотрудников милиции К.Т., Г.С., А.В., и М. об обнаружении Г.С. сувенирного ножа в машине, на которой задержанных доставили в ОВД, не могут служить достаточным основанием для квалификации действий осужденных по признаку применения предмета, использованного в качестве оружия, тем более, что представленный Г.С. сувенирный нож вещественным доказательством по делу не признан. Кроме того А. указывает, что при рассмотрении настоящего дела судом было нарушено его право на защиту, т.к. судья лишила А. возможности дать показания по существу предъявленного ему обвинения, ограничившись оглашением показаний обвиняемого, данных в ходе предварительного следствия.

Осужденный Г. в кассационной жалобе также оспаривает законность и обоснованность состоявшегося по настоящему делу приговора, ссылаясь на то, что никаких противоправных действий в отношении Я. и К.А. он не совершал, его действия в отношении У. подлежат переквалификации на ч. 1 ст. 213 УК РФ либо ч. 1 ст. 330 УК РФ, т.к. фактически они выражались лишь в его отказе оплатить проезд. Приводя в жалобе подробный анализ собранных по делу доказательств, Г. утверждает, что показания потерпевших У., Я. и К.А. содержат существенные противоречия и не соответствуют действительности. Они неправомерно положены судом в основу обвинительного приговора, поскольку потерпевшие являются лицами, заинтересованными в исходе дела, какими-либо другими фактическими данными их показания не подтверждены. Ссылку суда на приобщенные к делу вещественные доказательства Г. считает несостоятельной, указывая, что принадлежность изъятого у А. плеера "А." потерпевшему К.А. не установлена, представленный сотрудниками милиции сувенирный нож, якобы обнаруженный в машине, оружием не признан и на предмет возможности причинения им телесных повреждений не исследовался. Утверждая о фальсификации следствием представленных суду доказательств, Г. обращает внимание судебной коллегии на то, что ни у кого из осужденных по настоящему делу нож не изымался, в ходе личных досмотров у них были обнаружены и изъяты денежные средства, что свидетельствует об отсутствии у них мотива для совершения корыстного преступления, однако суд этому обстоятельству должной оценки не дал и не принял мер для проверки алиби Г. по эпизоду от 2 марта 2010 года. Назначенное наказание Г. считает чрезмерно суровым и просит рассмотреть вопрос о его смягчении, применении ст. 73 УК РФ с учетом того, что Г. ранее не судим, к уголовной ответственности привлекается впервые, характеризуется положительно, имеет на иждивении престарелых родителей, нуждающихся в материальной поддержке.

Государственный обвинитель Иванова И.И. представила свои возражения на кассационные жалобы осужденных и адвоката, в которых она просит оставить приговор в отношении А., Г. и К. без изменения в связи с тем, что вина осужденных в совершении преступлений установлена, содеянному ими дана надлежащая юридическая оценка, назначенное осужденным наказание соответствует требованиям закона и является справедливым.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит приговор в отношении А., Г. и К. законным и обоснованным.

Вина осужденных в совершении преступлений установлена в ходе судебного разбирательства и подтверждается собранными по делу доказательствами, в том числе показаниями потерпевшей Я. об обстоятельствах, при которых А., Г. и К., действуя совместно и согласованно, похитили ее имущество, сознавая, что противоправность их действий была очевидна для окружающих; показаниями потерпевшего К.А. об обстоятельствах, при которых осужденные напали на него, подвергли его избиению и похитили принадлежащее ему имущество; показаниями потерпевшего У. о том, что, находясь в его машине, осужденные продемонстрировали ему нож после чего попросили остановить машину и выключить двигатель, когда он выполнил эту просьбу, А. взял у него мобильный телефон и вышел из машины, а оставшиеся в машине Г. и К., приставив к его шее нож, потребовали у него деньги, забрали имевшиеся у него 1200 рублей, обыскали салон автомашины, после чего совместно с находившимся возле машины А. скрылись; показаниями свидетелей К.Т. и Г.С. - сотрудников милиции, выезжавших на место происшествия в связи с сообщением У. о совершенном в отношении него преступлении и задержавших А., Г. и К., на которых У. указал как на лиц, завладевших его деньгами и мобильным телефоном под угрозой применения ножа; показаниями свидетеля К.С., который видел, как Я. стояла возле автомашины ВАЗ и требовала, чтобы ей что-то отдали, когда она попыталась влезть в салон ВАЗа через окно со стороны водителя, машина резко тронулась, после чего Я. на ходу вытолкнули из машины, Я. упала, а затем поднявшись стала преследовать ВАЗ на своей машине; показаниями свидетелей К.М. и Ш., присутствовавших в качестве понятых в ходе досмотров А., Г., К. и Г.С. и подтвердивших, что сведения, изложенные в протоколах досмотров соответствуют действительности; заявлениями потерпевших о совершенных в отношении них преступлениях; протоколами опознания Я. каждого из осужденных как лиц, ограбивших ее; протоколами опознания К.А. К. и Г. как участников разбойного нападения на него; протоколами личных досмотров А., Г. и К., в ходе которых у А. и К. были изъяты денежные средства, а также похищенные у К.А. наушники и плеер, серийный номер которого соответствует номеру плеера, находившемуся в упаковке (коробке) фотографию которой представил потерпевший; протоколом личного досмотра Г.С., добровольно выдавшего нож, обнаруженный им в машине, на которой А., Г. и К. были доставлены в ОВД; протоколам осмотра данного ножа и других предметов, признанных вещественными доказательствами по настоящему делу; заключением эксперта по результатам исследования ножа; справкой и телефонограммой о госпитализации К.А. в ГКБ N __; заключением судебно-медицинского эксперта о характере обнаруженных у К.А. телесных повреждений, причинивших легкий вред его здоровью, а также другими материалами дела, на которые суд сослался в приговоре.

Все собранные по делу доказательства суд проверил и оценил в соответствии с требованиями ст. ст. 87, 88 УПК РФ. Проанализировав их в приговоре, суд указал основания, по которым он признал достоверными вышеперечисленные доказательства и отверг доводы осужденных об их невиновности.

Признавая несостоятельными версии осужденных, выдвинутые ими в свою защиту, в том числе доводы А. и К. о наличии у них алиби, суд обоснованно указал в приговоре, что они опровергаются показаниями потерпевших, свидетелей, а также другими доказательствами, полученными в ходе расследования по настоящему делу в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Поскольку доказательства, уличающие каждого из осужденных в совершении инкриминированных им деяний, согласуются между собой и взаимодополняют друг друга, судебная коллегия соглашается с оценкой доказательств, данной судом первой инстанции, и с выводами суда относительно виновности А., Г. и К. в совершении тех преступлений, за которые они осуждены.

Доводы осужденных об отсутствии между ними предварительного сговора на совершение преступлений и о неправильной квалификации их действий по признаку применения предмета, использованного в качестве оружия, в ходе разбойного нападения на У., судебная коллегия обоснованными признать не может, поскольку из показаний потерпевших следует, что в ходе завладения их имуществом А., Г. и К. действовали совместно и согласованно, каждый из осужденных выполнял отведенную ему в преступлении роль, совершая действия, направленные на реализацию единого умысла, при завладении имуществом У. осужденные с целью подавления воли потерпевшего к сопротивлению приставили к его шее нож, что обоснованно расценено судом как применение предмета, использованного в качестве оружия.

Правильно квалифицировав действия осужденных в отношении Я. по п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ, в отношении К.А. и У. по ч. 2 ст. 162 УК РФ, суд назначил А., Г. и К. за каждое из совершенных ими преступлений и по их совокупности наказание с учетом характера и степени общественной опасности содеянного ими, роли каждого в совершении преступления, а также данных о личности осужденных.

Признавая назначенное осужденным наказание справедливым, отвечающим требованиям ст. ст. 60, 69 УК РФ, судебная коллегия не усматривает оснований для его смягчения, в том числе в связи с представленными адвокатом дополнительными материалами в отношении К.

Нарушений уголовно-процессуального закона, ограничивающих права участников судопроизводства и способных повлиять на правильность принятого в отношении А., Г. и К. судебного решения, в ходе расследования настоящего дела и рассмотрения его судом не допущено. Как следует из протокола судебного заседания, суд обеспечил А. как и другим подсудимым возможность давать свои показания по существу предъявленного обвинения без каких-либо ограничений.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не усматривает оснований для отмены либо изменения приговора в отношении А., Г. и К. по доводам кассационных жалоб.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 29 октября 2010 года в отношении А., Г. и К. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь