Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ МОСКОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 19 января 2011 г. N 3

 

Судья Жуков В.В. Дело N 44у-1/11
Судебная коллегия: Коваленко Т.П. (докладчик),

Варенова Л.Н., Попова Н.П.

 

Президиум Московского областного суда в составе:

председательствующего Гавричкова В.В.,

членов президиума: Николаевой О.В., Овчинниковой Л.А., Романовского С.В., Соловьева С.В.,

рассмотрев уголовное дело по надзорному представлению заместителя прокурора Московской области М.В. Можаева о пересмотре приговора Ногинского городского суда Московской области от 19 января 2004 года, которым

Г.Я., <...>, ранее судимый:

1. 11 октября 1999 г. по ч. 1 ст. 222 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года;

- осужден за совершение преступлений, предусмотренных: п. п. "а, б, в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.96 г.) к 11 годам лишения свободы без штрафа; п. "а" ч. 3 ст. 161 УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.96 г.) к 8 годам лишения свободы; ч. 2 ст. 167 УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.96 г.) к 1 году лишения свободы; ч. 1 ст. 222 УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.96 г.) к 2 годам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 18 годам лишения свободы без штрафа. В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение, и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к 19 годам лишения свободы без штрафа в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчисляется с 28 сентября 2000 года.

По делу осуждены также: А., С.Н., Г.О.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 16 июня 2005 года приговор в отношении Г.Я. изменен: исключено из вводной части указание об установочных данных на В., а из описательно-мотивировочной части - указание о совершении Г.Я. грабежа по признаку крупного размера.

Действия Г.Я. с ч. 2 ст. 167 УК РФ переквалифицированы на ч. 1 ст. 167 УК РФ, приговор в этой части отменен и дело производством прекращено на основании п. "а" ч. 1 ст. 78 УК РФ в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности. Определено считать Г.Я. осужденным по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 3 п. п. "а, б, в", 161 ч. 3 п. "а", 222 ч. 1 УК РФ к 17 годам лишения свободы. В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к 18 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. В остальной части приговор в отношении Г.Я. оставлен без изменения.

В надзорном представлении ставится вопрос о внесении изменений в состоявшиеся по делу решения суда в отношении Г.Я.

Заслушав доклад судьи Московского областного суда Овчинниковой Л.А., изложившей материалы дела, содержание судебных решений, доводы надзорного представления, мотивы возбуждения надзорного производства, мнение первого заместителя прокурора Московской области Игнатенко А.Н., поддержавшего представление, объяснения осужденного Г.Я., полагавшего, что приговор подлежит изменению, президиум

 

установил:

 

Г.Я. признан виновным в совершении разбое, то есть нападении в целях хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия, опасного для здоровья, с угрозой применения такого насилия, с незаконным проникновением в жилище и иное хранилище, с применением предмета, используемого в качестве оружия, организованной группой в целях завладения имуществом в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; грабеже, то есть открытом хищении чужого имущества, с незаконным проникновением в жилище, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, организованной группой, в крупном размере, незаконном приобретении и хранении боеприпасов при следующих обстоятельствах.

В марте 1999 года Г.Я., А. и двое неустановленных лиц, по предварительному сговору в составе устойчивой преступной группы, имея умысел на совершение разбойного нападения в целях хищения чужого имущества, совершили разбойное нападение на З.

Заранее разработав план и распределив роли, А., Г.Я. и неустановленные лица, 27 марта 1999 года, около 11 часов на автомашине ВАЗ-<...>, под управлением А., приехали в г. Орехово-Зуево Московской области, пришли к квартире <...> дома <...> по улице <...>. Там А. и неустановленный мужчина отключили освещение в тамбурном помещении квартиры <...>, после чего остальные участники группы позвонили в указанную квартиру. Когда З. открыла дверь, А. и неустановленный мужчина ворвались в квартиру, применив физическое насилие, подавили сопротивление потерпевшей, завели в одну из комнат и связали руки и ноги, на лицо надели матерчатую повязку. После этого, Г.Я. и неустановленный мужчина по имени "А." также ворвались в квартиру и начали искать деньги, З. стала кричать и звать на помощь, в связи с чем, А. и неустановленный следствием мужчина нанесли ей удары по голове, угрожая расправой, причинив побои. З. вновь стала звать на помощь, в связи с чем, неустановленный мужчина нанес ей удар по голове, причинив побои, после чего на нее надели наручники и сильнее затянули повязку. Однако З. вновь стала кричать и звать на помощь, после чего неустановленный мужчина нанес ей удар тяжелым предметом по голове, причинив побои, от чего она потеряла сознание. "А." волоком оттащил ее в туалет. Похитив из квартиры деньги и драгоценности на общую сумму 1258572 рубля 50 копеек, с места происшествия скрылись.

В октябре 1999 года Г.Я. и А., в составе организованной группы, предварительно разработав план и распределив роли, совершили разбойное нападение на Ч.:

3 октября 1999 года, около 18 часов 00 минут, Г.Я., А., С. и В. на автомашине ВАЗ-<...>, под управлением водителя С., приехали в город Ногинск Московской области, и остановились у железнодорожного переезда. Пришли к принадлежащему Ч. гаражу <...>, расположенному в <...> недалеко от здания территориального медицинского муниципального объединения г. Ногинска. Зашли в гараж и потребовали от потерпевшего деньги. Получив отказ, Г.Я., А., С. и В. стали наносить Ч. удары руками и ногами по различным частям тела, повалили его на пол, связали электрическим проводом руки и ноги, а также обвязали веревкой голову и шею. Затем обнаружили деньги в сумме 25000 рублей и 6000 долларов США, а в автомашине 80 курток стоимостью 2000 рублей каждая, завладев имуществом потерпевшего на общую сумму 336400 рублей, с места происшествия скрылись. Действиями осужденных Ч. были причинены побои и тяжкий вред здоровью, смерть потерпевшего наступила на месте от механической асфиксии.

В январе 2000 года Г.Я., А. и двое неустановленных лиц, в составе организованной группы, предварительно разработав план и распределив роли, совершили разбойное нападение на С.В.:

28 января 2000 года, около 22 часов 00 минут, они на неустановленной следствием автомашине, приехали в город Орехово-Зуево Московской области, пришли к квартире <...> дома <...> по улице <...>. Г.Я., имея при себе револьвер, переделанный самодельным способом из сигнального револьвера РС-01 "Скат", и А., позвонили в дверь указанной квартиры. Когда К. открыла им дверь, то Г.Я. и А., под предлогом продажи золотого перстня прошли на кухню. А., под предлогом сходить в туалет, вышел, а Г.Я., достал револьвер, схватил С. за шею и приставил его к голове потерпевшего, угрожая лишением жизни, потребовал передачи денег и ценностей. Остальные участники группы, применив к К. физическое насилие, повалили ее на пол, связали веревками руки и ноги, заклеили скотчем рот и накрыли одеялом.

Восприняв угрозы в отношении себя и жены как реальные, С. открыл сейф, где хранились деньги и ценности. Осужденные завладели имуществом потерпевшего на общую сумму 109750 рублей. Связав скотчем руки и ноги и заклеив рот С., осужденные с места происшествия скрылись.

В апреле 2000 года Г.Я., А. и двое неустановленных лиц в составе организованной группы, заранее разработав план и распределив роли, совершили открытое хищение имущества Ш.Е.:

16 апреля 2000 года в 8 часов 30 минут Г.Я., А., Г. и двое неустановленных лиц, на неустановленной следствием автомашине приехали в город Орехово-Зуево Московской области, пришли к квартире <...> дома <...> по улице <...>. Г.Я. позвонил в дверь и попросил подошедшую к двери Ш. передать записку ее отцу - Ш.М. Когда Ш.Е. открыла дверь, все участники группы ворвались в квартиру, где, по указанию "А.", Г.Я. проверил наличие посторонних лиц, после чего стал искать деньги и драгоценности. Остальные участники преступной группы, применив физическое насилие, связали Ш., заклеили ей рот скотчем. Находившейся в спальне Ш.К. приказали отвернуться к стене и накрыли ее с головой одеялом. Похитив имущество потерпевшей на общую сумму 266800 рублей, связав и заклеив рот скотчем Ш.К., с места происшествия скрылись.

Г.Я. в неустановленном следствием месте, в неустановленное следствием время у неустановленного следствием лица, без цели сбыта приобрел не менее 5 патронов, являющиеся боеприпасами - спортивно-охотничьими патронами калибра 5,6 мм, которые поместил в камеры барабана револьвера, изготовленного самодельным способом из сигнального револьвера РС-01 "Скат", N <...> и данный револьвер с патронами хранил по месту своего жительства по адресу <...> до 26 октября 2000 года, когда они были обнаружены и изъяты сотрудниками милиции.

В надзорном представлении ставится вопрос о внесении изменений в состоявшиеся по делу судебные решения, в связи с неправильным применением уголовного и уголовно-процессуального законов.

Проверив материалы дела по доводам надзорного представления, президиум находит, что приговор суда и кассационное определение подлежат изменению по следующим основаниям.

Выводы суда о виновности Г.Я. в совершении им указанных преступлений основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, получивших оценку в приговоре суда, и не оспариваются в надзорном представлении.

Вместе с тем, как установил суд, Г.Я. в неустановленном следствием месте, в неустановленное следствием время, у неустановленного следствием лица, без цели сбыта, приобрел не менее 5 патронов калибра 5,6 мм, являющихся боеприпасами, которые хранил по месту своего жительства.

По смыслу ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу одним из обстоятельств, подлежащих доказыванию, является событие преступления: время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления.

В соответствии с п. 1 ст. 307 УПК РФ данные обстоятельства должны быть указаны в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора.

Органами предварительного следствия не установлены и в приговоре суда не указаны: время, место и другие обстоятельства приобретения боеприпасов Г.Я.

При наличии таких обстоятельств по делу, из приговора суда и кассационного определения подлежит исключению указание на осуждение Г.Я. за незаконное приобретение боеприпасов.

Кроме того, суд, как на доказательства вины Г.Я. в приговоре сослался на следующие доказательства: показания обвиняемого Г. на л.д. 141 - 142 т. 3, протокол осмотра изъятых при обыске документов (т. 4 л.д. 30 - 32), протокол осмотра изъятого при обыске револьвера (т. 4 л.д. 30 - 32), а также на постановление о приобщении к материалам дела вещественных доказательств (т. 4 л.д. 33), справку Автобанка о курсе валют (т. 3 л.д. 234), справку о курсе валют (т. 3 л.д. 56), и на телефонограмму из Орехово-Зуевской городской больницы (т. 3 л.д. 200) справку Автобанка о курсе валют (т. 3 л.д. 234), постановление о приобщении к делу журнала кассира-оператора (т. 4 л.д. 8).

Между тем, в протоколе судебного заседания отсутствуют данные об исследовании в судебном заседании указанных материалов дела.

В силу ст. 297 УПК РФ приговор должен быть основан лишь на тех доказательствах, которые в соответствии со ст. 240 ч. 3 УПК РФ были непосредственно исследованы в судебном заседании.

С учетом требований закона суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на собранные по делу доказательства, если они не были исследованы в судебном заседании и не нашли отражение в протоколе судебного заседания.

При наличии таких обстоятельств по делу, из приговора суда подлежат исключению ссылка на указанные доказательства и иные документы, как на доказательства виновности Г.Я.

Вместе с тем, постановлением президиума Московского областного суда N 642 от 7 ноября 2007 года из приговора суда уже исключены ссылки суда на такие доказательства, как протокол личного обыска А. (т. 1 л.д. 101), а также копия паспорта транспортного средства (т. 1 л.д. 72), а также на справку о курсе валют (т. 2 л.д. 174), поэтому в этой части представление удовлетворению не подлежит.

Как усматривается из приговора, суд в нарушение требований уголовного закона при назначении наказания осужденному Г.Я. указал, что принимает во внимание то обстоятельство, что он не признал вину.

Однако, учитывая положение ст. 47 УПК РФ, а также ст. 60 УК РФ, непризнание осужденным своей вины является способом защиты и не может учитываться при назначении наказания как отягчающее обстоятельство, в связи с чем, оно подлежит исключению из приговора.

Кроме того, суд признал обстоятельством, отягчающим наказание Г.Я. причинение преступлением тяжких последствий в виде смерти потерпевшего Ч., что противоречит требованиям ч. 2 ст. 63 УК РФ.

Поскольку, согласно указанной норме закона, если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.

Между тем, наступление указанных последствий составляет объективную сторону состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.96 г.), и не может учитываться в качестве обстоятельства, отягчающего наказание виновного лица.

При наличии таких обстоятельств по делу, президиум находит возможным снизить назначенное Г.Я. наказание.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 407, 408 УПК РФ, президиум

 

постановил:

 

Надзорное представление заместителя прокурора Московской области М.В. Можаева удовлетворить.

Приговор Ногинского городского суда Московской области от 19 января 2004 года и определение судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 16 июня 2005 года в отношении Г.Я. изменить.

Исключить из описательно-мотивировочной части приговора ссылки суда на доказательства вины осужденного: показания Г. на л.д. 141 - 142 т. 3, телефонограмму из Орехово-Зуевской городской больницы на л.д. 200 т. 3, протокол осмотра изъятых при обыске документов и револьвера на л.д. 30 - 32 т. 4, постановление о приобщении к материалам дела вещественных доказательств на л.д. 33 т. 4, справку Автобанка о курсе валют на л.д. 234 т. 3, справки о курсе валют на л.д. 56 т. 3, постановление о приобщении к делу журнала кассира-оператора на л.д. 8 т. 4;

исключить из описательно-мотивировочной части приговора при назначении наказания указание на "непризнание вины", "наступление тяжких последствий в виде смерти потерпевшего Ч.";

исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание об осуждении Г.Я. за незаконное приобретение боеприпасов;

снизить назначенное Г.Я. наказание, назначенное по п. п. "а, б, в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.96 г.) до 9 лет лишения свободы без штрафа, по ч. 1 ст. 222 УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.96 г.) до 1 года 6 месяцев лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ назначить по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 162 ч. 3 п. п. "а, б, в", ст. 161 ч. 3 п. "а", ст. 222 ч. 1 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний 15 лет 6 месяцев лишения свободы без штрафа.

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначить наказание в виде 16 лет 6 месяцев лишения свободы без штрафа в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор и кассационное определение оставить без изменения.

 

Председательствующий

В.В.ГАВРИЧКОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь