Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ТЮМЕНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 января 2011 г. по делу N 33-134/2011

 

Судебная коллегия по гражданским делам Тюменского областного суда в составе:

председательствующего Колосковой С.Е. судей Плехановой С.В. и Хамитовой С.В. при секретаре К.Ю. рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе истца Щ.М. на решение Ялуторовского городского суда Тюменской области от 09 ноября 2010 года, которым постановлено:

"В удовлетворении иска Щ.М. к Щ.Н., Федеральному государственному унитарному предприятию, Управлению - отказать в полном объеме.

В удовлетворении встречного иска Щ.Н. к Щ.М. - отказать в полном объеме.

Взыскать с Щ.М. госпошлину в доход государства в размере 5 363 руб. 89 копеек".

Заслушав доклад судьи Тюменского областного суда Хамитовой С.В., объяснения ответчика Щ.Н., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

Щ.М. обратился в суд с иском к Щ.Н., Ялуторовскому городскому отделению (далее по тексту Ялуторовское городское отделение) о признании сделок недействительными и внесении записей о правах на недвижимое имущество. Требования мотивированы тем, что в 1994 году между истцом и его матерью Щ.А. был заключен договор купли-продажи квартиры, по условиям которого Щ.М. обязался передать своей матери в собственность данное жилое помещение, тогда как Щ.А. взяла на себя обязательство уплатить за указанную квартиру истцу денежные средства в сумме 1 000 000 руб. По утверждению Щ.М., свои обязательства по договору купли-продажи он исполнил надлежащим образом, однако Щ.А. деньги в сумме 1 000 000 руб. при заключении данной сделки истцу не передала ввиду отсутствия у нее указанной суммы денежных средств, при этом сам Щ.М. деньги со своей матери не потребовал в связи с нахождением с ней в доверительных отношениях. В ноябре 2009 года истцу стало известно о том, что в январе 1994 года Щ.А. зарегистрировала свое право собственности на квартиру, при этом мать заявила истцу, что денежные средства за данное жилое помещение она передавать ему не будет. В январе 2010 года Щ.А. умерла. В июле 2010 года Щ.М. узнал о том, что собственником спорной квартиры значится ответчик Щ.Н., которому Щ.А. при жизни подарила указанное жилое помещение по договору от 23.01.2009 г. Истец просил признать недействительным заключенный 06 января 1994 года между ними Щ.А. договор купли-продажи квартиры, обязав Ялуторовское городское отделение внести соответствующую запись о правах на данное жилое помещение, а также признать недействительным заключенный 23.01.2009 г. между Щ.А. и Щ.Н. договор дарения указанного жилого помещения и отменить данную сделку, о чем сделать в регистрационных органах соответствующую запись о правах на квартиру

Не признав требования истца, ответчик Щ.Н. обратился в суд со встречным исковым заявлением к Щ.М. о компенсации морального вреда в размере 100 000 руб., мотивируя требования тем, что оспариваемые Щ.М. сделки были заключены в соответствии с действующим законодательством, а потому они являются действительными, при этом Щ.А. денежные средства в сумме 1 000 000 руб. были переданы истцу 06 января 1994 года при подписании договора купли-продажи спорной квартиры. Щ.Н. просил взыскать с Щ.М. компенсацию морального вреда за причиненные ему истцом нравственные страдания. Кроме того, ответчик заявил о применении судом срока исковой давности по требованиям Щ.М.

Определением Ялуторовского городского суда Тюменской области от 07 октября 2010 года к участию в деле в качестве соответчика было привлечено Управление (далее по тексту УФС).

В судебном заседании истец Щ.М. на удовлетворении своих требований настаивал в полном объеме по основаниям, изложенным в заявлении, встречный иск не признал.

Ответчик Щ.Н. в судебном заседании на удовлетворении встречных требований настаивал, иск Щ.М. не признал.

Представители ответчиков Ялуторовского городского отделения и УФС - К.Н. и З. в судебном заседании первоначальное исковое заявление не признали.

Третьи лица Щ.В. и нотариус нотариального округа г. Ялуторовска и Ялуторовского района Тюменской области М. в судебное заседание не явились, о времени и месте судебного разбирательства были извещены, просили рассмотреть дело в их отсутствие.

Судом постановлено вышеуказанное решение, с которым не согласился истец.

В кассационной жалобе Щ.М. просит об отмене решения и направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, ссылаясь на неправильное определение судом обстоятельств, имеющих значение для дела, на несоответствие выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела и на нарушение судом норм материального права. По утверждению Щ.М., при разрешении спора суд не должен был принимать во внимание заявление ответчика Щ.Н. о применении срока исковой давности по требованию о признании недействительным договора купли-продажи квартиры, поскольку Щ.Н. является ответчиком по делу лишь в части требования о признании недействительным и отмене заключенного 23 января 2009 года между ними Щ.А. договора дарения спорного жилого помещения, в связи с чем Щ.Н. не имел права заявлять о пропуске срока исковой давности по требованию о признании недействительным договора купли-продажи спорной квартиры. Щ.М. полагает, что суд неправильно определил начало течения и окончание срока исковой давности, необоснованно применив ч. 1 ст. 181, ч. 2 ст. 199 Гражданского кодекса Российской Федерации, которые не применяются к спорным правоотношениям по поводу заключения договора купли-продажи квартиры от 06.01.1994 г., возникшим до введения в действие Гражданского кодекса Российской Федерации. Щ.М. считает, что при разрешении заявления Щ.Н. о пропуске срока исковой давности суд должен был руководствоваться Гражданским кодексом РСФСР, а не ГК РФ. Остальные доводы кассационной жалобы сводятся к тому, что в решении суда содержатся противоречивые выводы об отказе в удовлетворении встречного искового заявления Щ.Н. с одновременным удовлетворением изложенного в данном иске требования ответчика о применении срока исковой давности.

Проверив материалы дела в пределах доводов кассационной жалобы, как это предусмотрено ч. 1 ст. 347 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на них, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалобы и отмены решения.

Отказывая в удовлетворении требований Щ.М. о признании недействительным заключенного 06 января 1994 года между ними Щ.А. договора купли-продажи квартиры, суд первой инстанции исходил из того, что истец пропустил установленный законом срок исковой давности, о чем было заявлено ответчиком Щ.Н. во встречном исковом заявлении. Поскольку в признании данной сделки недействительной Щ.М. было отказано, суд счел не подлежащими удовлетворению и требования истца о признании недействительным заключенного 23.01.2009 г. между Щ.А. и Щ.Н. договора дарения квартиры, а также требования Щ.М. о возложении на Ялуторовское городское отделение и УФС обязанностей по внесению записей о правах на указанное жилое помещение.

Несмотря на то обстоятельство, что при разрешении заявления ответчика Щ.Н. о сроке исковой давности по требованиям истца Щ.М. о признании недействительным договора купли-продажи спорной квартиры суд неправильно применил нормы материального права, так как в данном случае необходимо было руководствоваться не только Гражданским кодексом Российской Федерации, но и Гражданским кодексом РСФСР, на что обоснованно указал истец в кассационной жалобе, правильное по существу решение суда первой инстанции не может быть отменено по одним только формальным соображениям (ч. 2 ст. 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Как установлено судебной коллегией, сроки исковой давности по требованиям Щ.М. о признании недействительным договора купли-продажи квартиры по основанию его оспоримости, а также ничтожности, с применением последствий оспоримости и ничтожности сделки, исходя из положений ст. ст. 78, 83 ГК РСФСР, ч. 1 и 2 ст. 10 Федерального закона "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", ст. ст. 181, 200 ГК РФ, истцом пропущены.

Как свидетельствуют материалы дела, Щ.М. должен был узнать о нарушении своих прав 06 января 1994 года, поскольку в договоре купли-продажи квартиры указано о произведенном между сторонами расчете, тогда как истец ссылается на то, что деньги ему Щ.А. не передавала, при этом исполнение данной сделки началось также 06.01.1994 г.

В связи с тем, что Щ.М. подал исковое заявление в суд лишь 04 августа 2010 года, с учетом вышеизложенных обстоятельств, заявление ответчика Щ.Н. о применении срока исковой давности подлежало удовлетворению, что являлось безусловным и самостоятельным основанием для отказа суда первой инстанции в признании недействительным договора купли-продажи спорного жилого помещения.

Поскольку в удовлетворении иска Щ.М. о признании недействительным договора от 06 января 1994 года купли-продажи квартиры было отказано правомерно, оснований для удовлетворения требований истца о признании недействительным договора дарения данного жилого помещения у суда первой инстанции не имелось.

Доводы кассационной жалобы о том, что ответчик Щ.Н. не имел права заявлять о пропуске истцом Щ.М. срока исковой давности по требованию о признании недействительной сделки купли-продажи квартиры от 06.01.1994 г., стороной по которой указанный ответчик не являлся, судебная коллегия находит надуманными, противоречащими п. 2 ст. 199 Гражданского кодекса Российской Федерации, из которой следует, что исковая давность применяется судом по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

Кроме того, поскольку признание судом недействительным договора купли-продажи спорного жилого помещения от 06 января 1994 года могло являться основанием для прекращения права собственности Щ.Н. на принадлежащую ему квартиру, судебная коллегия полагает, что данный ответчик вправе был заявить о применении судом срока исковой давности по требованию Щ.М. о признании недействительной сделки по ее купли-продажи.

Утверждения кассационной жалобы о наличии в решении противоречивого вывода суда об отказе в удовлетворении встречного искового заявления Щ.Н. с одновременным удовлетворением указанного в данном иске требования о применении срока исковой давности, судебная коллегия считает несостоятельными, так как заявление ответчика о применении судом срока исковой давности, изложенное во встречном иске, не является его предметом и разрешается судом вне зависимости от того, удовлетворено ли встречное исковое заявление либо в его удовлетворении отказано.

В кассационной жалобе не приведено каких-либо доводов, заслуживающих внимание, и, предусмотренных действующим законодательством, влекущих отмену обжалуемого решения суда.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Ялуторовского городского суда Тюменской области от 09 ноября 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу истца Щ.М. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь