Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 января 2011 г. по делу N 33-316

 

Судья Иванова Е.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе:

председательствующего Толстиковой М.А.,

судей Вотиновой Е.Г. и Ивановой Т.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Перми 19 января 2011 года дело по кассационной жалобе М.Л., М.В. на решение Индустриального районного суда г. Перми от 15 ноября 2010 года, которым М.Л., М.В. отказано в удовлетворении исковых требований к С.Т., Ч., К., администрации г. Перми, ЦТИ Пермского края о признании незаконным распоряжения главы г. Перми N 298-р от 07.02.2000 г. о предоставлении С.Т. земельного участка без выделения границ в натуре площадью 381,6 кв. м. по адресу: <...>; признании договора аренды земельного участка N <...> от 23.02.2000 г. между администрацией г. Перми и С.Т. недействительным; применении последствий недействительности ничтожной сделки - договора дарения домовладения <...> между К. и С.Т. 02.07.99 г.; об обязании Управления Федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии по Пермскому краю аннулировать запись в ЕГРП о праве собственности С.Т. на 1/2 доли в праве на домовладение по ул. <...>; об обязании Центра технической инвентаризации г. Перми аннулировать запись о праве собственности Ч. на 1/2 доли в праве на домовладение по ул. <...>; об истребовании из чужого незаконного владения С.Т., Ч., администрации г. Перми земельного участка площадью 796 кв. м. по адресу: <...> в пользу М.Л. и М.В.; признании незаконным строений, возведенных С.Т. на спорном земельном участке по ул. <...>: 2-этажный жилой дом, теплицу, металлический забор из профнастила, и обязании ее снести за свой счет указанные постройки; взыскании со С.Т., Ч., администрации г. Перми судебных издержек.

Аннулирована запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним о регистрации права собственности на земельный участок общей площадью 1500 кв. м. по адресу: <...> (за М.В. и М.Л. по 1/4 доли за каждым); в удовлетворении остальных требований С.Т. отказано.

С М.В., М.Л. в пользу С.Т. взысканы расходы по уплате госпошлины по 50 рублей с каждого.

Ознакомившись с материалами дела, заслушав доклад судьи Толстиковой М.А., объяснения М.Л., М.В., судебная коллегия

 

установила:

 

М.Л. и М.В. обратились в суд с иском к С.Т., Ч., К., администрации г. Перми, ЦТИ Пермского края о признании незаконным распоряжения главы г. Перми N 298-р от 07.02.2000 г. о предоставлении С.Т. земельного участка без выделения границ в натуре площадью 381,6 кв. м. по адресу: <...>; признании договора аренды земельного участка N <...> от 23.02.2000 г. между администрацией г. Перми и С.Т. недействительным; применении последствий недействительности ничтожной сделки - договора дарения домовладения <...> между К. и С.Т. 02.07.99 г.; об обязании Управления Федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии по Пермскому краю аннулировать запись в ЕГРП о праве собственности С.Т. на 1/2 доли в праве на домовладение по <...>; об обязании ЦТИ аннулировать запись о праве собственности Ч. на 1/2 доли в праве на домовладение по <...>; об истребовании из чужого незаконного владения С.Т., Ч., администрации г. Перми земельного участка площадью 796 кв. м. по адресу: <...> в пользу М.Л. и М.В.; сносе самовольных построек, возведенных С.Т. на спорном земельном участке по <...>: 2-этажный жилой дом, теплицу, металлический забор из профнастила; взыскании со С.Т., Ч., администрации г. Перми судебных издержек. Исковые требования мотивированы тем, что они являются собственниками земельного участка площадью 1 500 кв. м. по адресу: <...>, однако не могут его использовать в полной мере в связи со следующим. На основании договора аренды от 23.02.2000 г. С.Т. был предоставлен в пользование земельный участок площадью 381,6 кв. м., якобы под имеющееся домовладение, полученное ею на основании договора дарения с К. от 1999 года. Однако на момент заключения указанных договоров строение было полностью уничтожено пожаром, что свидетельствует об отсутствии предмета договора дарения и отсутствии законных оснований к передаче земельного участка в пользование ответчицы. Впоследствии С.Т. незаконно возвела на не принадлежащем ей земельном участке строения, которые являются самовольной постройкой, в силу чего подлежат сносу.

С.Т. предъявила встречный иск к М.Л. и М.В. о признании недействительной архивной выписки от 18.08.08 г. N 1646, аннулировании записи в ЕГРП о регистрации права собственности на земельный участок общей площадью 1 500 кв. м. по адресу: <...> (л.д. 212-215 т. 1). Исковые требования мотивированы тем, что на момент регистрации права собственности М-вы имели в пользовании земельный участок площадью меньшей, чем 1 500 кв. м.; участок указанной площади им никогда не предоставлялся. Сведения, изложенные в архивной выписке, которая была представлена ими в целях регистрации права собственности на земельный участок в 2008 году, не соответствовали действительности. В связи с этим регистрационная запись о праве собственности на земельный участок площадью 1 500 кв. м. является недействительной.

В судебном заседании истцы и их представитель настаивали на удовлетворении первоначального иска, встречные исковые требования не признавали.

С.Т. и ее представитель, не соглашались с первоначальным иском, настаивали на удовлетворении встречного иска.

Ответчики К. и Ч. в судебное заседание не явились, их интересы в порядке ст. 50 ГПК РФ представлял адвокат Болонин И.А.

Представители администрации г. Перми, Роснедвижимости, ЦТИ г. Перми в судебное заседание не явились, о времени и месте судебного заседания стороны извещены.

Судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого просят М.Л. и М.В., указывая на его незаконность и необоснованность.

Судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене в части отказа в удовлетворении требований о признании незаконным распоряжения главы г. Перми N 298-р от 07.02.2000 г. и договора аренды земельного участка N 128-2000 от 23.02.2000 г., обязании снести самовольные постройки в связи с несоответствием выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела и неправильным применением норм материального права (п. 3 и 4 ч. 1 ст. 362 ГПК РФ).

В соответствии с положением с п. 5 ч. 1 ст. 1 ЗК РФ определен принцип единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов.

В порядке реализации указанного принципа гражданин - собственник недвижимого имущества вправе при определенных условиях претендовать на получение в собственность также и земельного участка, на котором расположен данный объект недвижимости, с тем, чтобы привести к единству судьбу земельного участка и расположенного на нем объекта недвижимости.

В силу п. 4 ст. 3 Федерального закона "О введении в действие Земельного кодекса РФ" от 25.10.01 г. N 137-ФЗ граждане Российской Федерации, имеющие в фактическом пользовании земельные участки с расположенными на них жилыми домами, приобретенными ими в результате сделок, которые были совершены до вступления в законную силу Закона СССР от 06.03.1990 года N 1305-1 "О собственности в СССР", но которые не были надлежаще оформлены и зарегистрированы, имеют право бесплатно приобрести право собственности на указанные земельные участки в соответствии с правилами ст. 36 ЗК РФ (в редакции ФЗ от 30.06.06 года N 93-ФЗ). Реализуя данное право, М.Л. и М.В. в 2008 году обратились в Управление Федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии по Пермскому краю за государственной регистрацией права собственности на земельный участок площадью 1 500 кв. м. по адресу: <...>; в обоснование права представили архивную выписку от 18.08.08 г. N 1646, из которой следует информация о площади земельного участка по указанному адресу по состоянию на 1960 г., информация отсылает к сведениям из похозяйственной книги N 8 в отношении И.

Вместе с тем, как следует из материалов дела, в 1961 году на основании заявления И. и с соблюдением действующей на тот момент процедуры был произведен раздел земельного участка по адресу: <...> площадью 1 500 кв. м. путем выдела из него земельного участка площадью 540 кв. м. с присвоением ему адреса местоположения: <...>. Истцы по первоначальному иску вступили в правообладание недвижимым имуществом по адресу: <...> на основании договора дарения с Б. в 1980 году; право собственности Б. на указанное домовладение возникло по праву наследования после матери - И. При этом из договора дарения домовладения от 15.08.1980 г. следует, что строение расположено на земельным участке, имеющем площадь 967 кв. м. Данных о том, что истцам в период с 1980 г. по 2008 г. дополнительно к имеющемуся предоставлялся еще какой-либо земельный, вследствие чего площадь земельного участка на момент осуществления ими регистрации права увеличилась до 1 500 кв. м., не представлено.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отсутствии законных оснований для осуществления государственной регистрации за ними права собственности на земельный участок площадью 1 500 кв. м. и нарушении прав других землепользователей, в частности, С.Т. Вывод суда первой инстанции является мотивированным, основан на правильном применении материального закона; доводами кассационной жалобы правильность указанного вывода суда не опровергнута. Таким образом, решение в части удовлетворения встречного иска С.Т. в части аннулирования записи в ЕГРП о регистрации права собственности М.Л. и М.В. на земельный участок площадью 1 500 кв. м. является законным и обоснованным.

Из материалов дела следует, что С.Т. является собственником 1/2 доли в праве собственности на домовладение по адресу: <...>, на основании договора дарения с К. от 02.07.1999 г., собственником 1/2 доли в праве собственности на указанное домовладение является Ч. на основании договора дарения с Т. Из представленных в материалы дела документов следует, что первоначальным собственником на указанное домовладение являлась С.Л. (дочь И.), домовладение было выстроено ею на земельном участке площадью 540 кв. м., отведенном ей решением исполкома Пермского городского совета народных депутатов от 20.07.1961 г. за счет земель, выделенных из земельного участка площадью 1 500 кв. м. по адресу; <...>. Дом введен в эксплуатацию на основании решения Пермского горисполкома N 338 от 28.06.1976 г.

Исковые требования М-вых о признании недействительными сделок, на основании которых С.Т. и Ч. являются собственниками домовладения в долях, а также об аннулировании записей в ЕГРП о правах, основаны на том, что к моменту совершения сделок сам объект был уничтожен пожаром полностью.

По правилам ст. 3 ГПК РФ лицо вправе обращаться в суд за защитой нарушенного права. Способы защиты права перечислены в ст. 12 ГК РФ, в частности, допускается защита права путем оспаривания сделки. По правилам ст. 166 ГК РФ допускается оспаривание сделок лицами, в них не участвующими, но полагающими, что данной сделкой нарушены их права и законные интересы. По смыслу указанных положений закона обратившееся в суд лицо обязано доказать наличие правового интереса к сделке на момент ее совершения, что может при определенных условиях свидетельствовать о нарушении субъективного права. Из материалов дела следует, что истцы никогда не являлись правообладателями домовладения, расположенного по <...>, и не заявляли о своих правах на момент совершения указанных сделок. Их позиция основана на том, что в отсутствие объекта недвижимости, на который у ответчиков возникло право собственности, свидетельствует об отсутствии правовых оснований к предоставлению им в пользование земельного участка, на котором расположено домовладение. Таким образом, свой материально-правовой интерес к сделкам, в результате которых С.Т. и Ч. стали являться собственниками домовладения, истцы обосновывают правом на земельный участок площадью 540 кв. м. по <...>. Однако в этом случае они обязаны были доказать, что на момент совершения оспариваемых сделок они имели право на этот земельный участок либо право на его выделение им в приоритетном порядке как свободного от владения других лиц. Таких доказательств истцы в ходе судебного разбирательства не представили. При таких обстоятельствах суд обоснованно отказал в удовлетворении требований о применении последствий недействительности ничтожной сделки; обязании УФС государственной регистрации кадастра и картографии по Пермскому краю аннулировать запись в ЕГРП о праве С.Т. на 1/2 доли в праве на домовладение по <...>; обязании ЦТИ аннулировать запись о праве Ч. на 1/2 доли в праве на домовладение; истребовании из чужого незаконного владения С.Т., Ч., администрации г. Перми земельного участка площадью 796 кв. м. по адресу: <...> в пользу М.Л. и М.В. Судебная коллегия не усматривает оснований для вмешательства в решение в указанной части.

Вместе с тем судебная коллегия не может согласиться с решением об отказе М-вым в удовлетворении исковых требований в части признании незаконным распоряжения главы г. Перми N 298-р от 07.02.2000 г. о предоставлении С.Т. земельного участка по адресу: <...>; признании договора аренды земельного участка N <...> от 23.02.2000 г., а также в части требования о сносе самовольных построек по следующим основаниям.

Отказывая в удовлетворении указанных требований, суд первой инстанции исходил из того, что поскольку истцы не осуществили межевание своего земельного участка (определение его границ на местности), постольку следует исходить из отсутствия у них оснований утверждать о нарушении своих прав другими смежными землепользователями. Данный вывод суда не основан на нормах материального закона.

По правилам с п. 1 ст. 60 ЗК РФ нарушенное право на земельный участок подлежит восстановлению в случае самовольного занятия земельного участка. Действия, нарушающие права на землю граждан и юридических лиц, или создающие угрозу их нарушения, могут быть пресечены, в том числе, путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

Следовательно, для правильного разрешения спора суду необходимо было установить факт нарушения ответчиками прав истцов на их земельный участок. Юридически значимым для установления данного факта является вопрос правильности предоставления земельного участка определенной площади С.Т., а также вопрос соответствия фактической площади земельных участков, занимаемых сторонами и площади, указанной в их правоустанавливающих документах.

Как следует из материалов дела и установлено судом, изначально под домовладение, на которое у С.Т. впоследствии возникло право собственности на 1/2 доли, отводился земельный участок площадью 540 кв. м. Как следует из распоряжения главы г. Перми N 298-р от 07.02.2000 г., предоставляя в пользование С.Т. земельного участка площадью 381,6 кв. м., собственник исходил из того, что общая площадь земельного участка по адресу: <...>, составляет 763,3 кв. м., из этого же исходили стороны договора аренды земельного участка N <...> от 23.02.2000 г.

Вместе с тем материалами дела объективно подтверждается тот факт, что на момент отчуждения С.Л. 1/2 доли в домовладении С.Т. она владела земельным площадью всего 540 кв. м. Данных о том, что после приобретения С.Т. права на долю ей в установленном порядке к имеющемуся земельному участку площадью 540 кв. м. дополнительно предоставлялся какой-либо еще земельный участок (за счет земель муниципалитета, либо за счет смежных землевладельцев), в результате чего площадь земельного участка увеличилась бы до 763,3 кв. м., в материалах дела не имеется. Таким образом, непонятно, из чего исходил орган местного самоуправления, предоставляя С.Т. в аренду земельный участок площадью 381,6 кв. м. (как 1/2 доли от земельного участка пл. 763,3 кв. м.).

Из заключения экспертизы от 15.10.2010 г., проведенной в рамках настоящего дела, следует, что фактическая площадь земельного участка, которым в настоящее время владеют истцы, составляет всего 770 кв. м., в то же время площадь находящегося во владении С.Т. земельного участка составляет 796 кв. м. (л.д. 26-29 т. 2). Таким образом, объективно усматривается, что площадь используемого истцами земельного участка уменьшилась по сравнению даже с той площадью, которая указана в договоре дарения от 15.08.1980 г. (967 кв. м). Их доводы о том, что частично уменьшение площади их земельного участка произошло в связи с необоснованным увеличением смежного земельного участка (как минимум с 540 кв. м. до 763,3 кв. м.), являются обоснованными. В связи с этим суду первой инстанции надлежало исходить из того, что основания к признанию недействительным распоряжения главы г. Перми N 298-р от 07.02.2000 г. о предоставлении С.Т. земельного участка по адресу: <...>, в аренду сроком на 15 лет и договора аренды земельного участка <...> от 23.02.2000 г. имелись. Позиция суда в этой части решения сведена к тому, что поскольку истцы не доказали наличие права на пользование земельным участком площадью 1 500 кв. м., постольку имеются основания к отказу им в удовлетворении требований, касающихся прав С.Т. на земельный участок. Судебная коллегия полагает, что данная позиция ведет к тому, что возникший между сторонами спор, связанный с размером используемых им земельных участков, остался неразрешенным, что не отвечает принципам правосудия. Таким образом, даже установив, что у истцов отсутствует право на использование земельного участка площадью 1 500 кв. м., но при этом имеются основания утверждать о незаконности передачи в пользование С.Т. земельного участка площадью 381,3 кв. м., как части земельного участка с общей площадью 763 кв., суду первой инстанции надлежало признавать распоряжение N 298-р от 07.02.2000 г., договор аренды земельного участка N <...> от 23.02.2000 г. недействительными. С учетом этого обстоятельства решение об отказе в удовлетворении исковых требований является незаконным, подлежит отмене. Судебная коллегия считает возможным, не направляя дело на новое рассмотрение, вынести решение об удовлетворении исковых требований М.Л. и М.В. в этой части. Поскольку требование М-вых о сносе самовольных построек основано на том, что С.Т. возвела их на не принадлежащем ей земельном участке, постольку отмена решения в части, касающейся вопроса законности предоставления ей земельного участка по адресу: <...>, влечет отмену решения и в части требований о сносе самовольных построек. Судебная коллегия не имеет возможности вынести новое решение в указанной части, поскольку судом первой инстанции не установлены юридически значимые обстоятельства по настоящим требованиям. При новом рассмотрении суду надлежит установить, каким образом изначально (на момент раздела земельных участков по <...>) устанавливалась смежная граница между двумя участками, какую конфигурацию имели участки на момент раздела, в какой конкретно части участка возведены С.Т. спорные постройки, находятся ли они в границах земельного участка, который изначально выделялся С.Л. (до сделки со С.Т.). Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Индустриального районного суда г. Перми от 15 ноября 2010 года отменить в части отказа М.Л. и М.В. в удовлетворении требований о признании незаконным распоряжения главы г. Перми N 298-р от 07.02.2000 г. и договора аренды земельного участка N <...> от 23.02.2000 г., а также в части требований о сносе самовольных построек.

Признать недействительными распоряжение главы г. Перми N 298-р от 07.02.2000 г. о предоставлении С.Т. земельного участка без выделения границ в натуре площадью 381,6 кв. м. по адресу: <...>, и договор аренды земельного участка N <...> от 23.02.2000 г. между Администрацией г. Перми и С.Т.

Дело в части требований о сносе самовольных построек по адресу: <...>, возвратить в тот же суд на новое рассмотрение.

В остальной части решение Индустриального районного суда г. Перми от 15.11.2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу М.Л., М.В. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь