Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 января 2011 г. по делу N 33-1084

 

Судья: Федерякина Е.Ю.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

в составе председательствующего Ломакиной Л.А.,

судей Суминой Л.Н., Снегиревой Е.Н., при секретаре Д., заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Суминой Л.Н. дело по кассационной жалобе истца Б. на решение Таганского районного суда г. Москвы от 10 ноября 2010 года, которым постановлено:

в удовлетворении исковых требований Б. к Б.О., Б.Т., Л. о компенсации морального вреда, взыскании судебных расходов отказать,

 

установила:

 

Б. обратился в суд с иском к Б.О., Б.Т., Л. о взыскании компенсации морального вреда, указывая в обоснование своих требований на то, что ответчики без его согласия установили в находящейся в их совместной собственности квартире видеокамеру слежения, чем вторглись в его личную жизнь. Поскольку ответчики до настоящего времени не выполнили решение Таганского районного суда г. Москвы от 16 июня 2009 года, обязавшего Б.О. демонтировать видеокамеру слежения, более того, установили еще две камеры слежения, он испытывает постоянные стрессы, его состояние здоровья только ухудшается. Во время нахождения его в болезненном состоянии ракового больного ответчики своими вещами заняли всю кухню, в связи с чем ему негде готовить себе пищу, он постоянно испытывает нервное напряжение, стрессы, ответчики издеваются над ним, в связи с чем просил суд взыскать в его пользу с каждого из ответчиков по 300 000 рублей в счет компенсации морального вреда, а также 494 рублей судебных расходов.

Решением Таганского районного суда г. Москвы от 14 мая 2010 года указанные исковые требования Б. были удовлетворены частично (л.д. 68 - 72), которое определением Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 07 сентября 2010 года отменено, дело направлено на новое рассмотрение (л.д. 115 - 119).

При новом рассмотрении истец представил дополнения к иску, полагая необходимым в качестве компенсации морального вреда взыскать с Б.О. 300 000 руб., с Б.Т. - 300 000 руб., Л. - 300 000 руб., а также судебные расходы в сумме 8 669 руб. в равных долях с каждого из ответчиков.

Ответчики Л., Б.Т., Б.О. в суде просили в удовлетворении иска отказать, ссылаясь на необоснованность заявленных требований.

Суд постановил приведенное выше решение, об отмене которого просит в кассационной жалобе Б.

Обсудив вопрос о возможности рассмотрения дела в отсутствие не явившихся участвующих в деле лиц, надлежащим образом извещенных о времени и месте рассмотрения дела, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения, постановленного в соответствии с требованиями закона и материалами дела.

Статьей 1099 ГК РФ определено, что основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными настоящей главой и статьей 151 настоящего Кодекса. Моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда.

В силу ст. 1100 ГК РФ, компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности; вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ; вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию; в иных случаях, предусмотренных законом.

В порядке ст. 1101 ГК РФ, компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Как следует из письменных материалов дела, в том числе из решения Таганского районного суда г. Москвы от 17 декабря 2009 года (л.д. 23 - 27), и надлежаще установлено судом, Б., Б.В., Б.О. и Б.Т. являются равнодолевыми собственниками трехкомнатной квартиры N 25, расположенной по адресу: <...>, в которой зарегистрированы: Б., Б.В., Б.О., Б.Т., Б.Г. и Л.

Согласно ч. 2 ст. 61 ГПК РФ, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Вступившим в законную силу решением Таганского районного суда г. Москвы от 16 июня 2009 года суд обязал Б.О. демонтировать видеокамеру слежения, установленную в вышеназванной квартире, взыскал с Б.О. в пользу Б. 100 руб. судебных расходов и государственную пошлину в доход государства в размере 100 руб., в удовлетворении остальной части иска Б. было отказано (л.д. 13 - 14).

Кроме того, решением мирового судьи судебного участка N 371 Таганского района г. Москвы от 29 декабря 2008 года Б. отказано в удовлетворении его исковых требований к Б.В., Б.О., Б.Т. об определении порядка пользования жилым помещением, выделении в его пользование части кухни и коридора (л.д. 12).

Доводы истца о том, что ответчики в коридоре квартиры незаконно к уже имеющейся установили еще две видеокамеры слежения, под наблюдением которых он постоянно находится, в связи с чем испытывает моральные страдания, опровергнуты в суде первой инстанции решением Таганского районного суда от 16 июня 2009 года обязавшего Б.О. демонтировать видеокамеру, которое было исполнено, а исполнительное производство окончено фактическим исполнением, а доказательств, подтверждающих факт установления ответчиками еще двух камер слежения, истцом не представлено, судом таковых не добыто.

В соответствии с п. 2, п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

Статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Таким образом, одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя, тогда как истцом не представлено суду доказательств совершения ответчиками действий, посягающих на принадлежащие истцу от рождения или в силу закона нематериальные блага, либо действий, нарушающих его личные имущественные и неимущественные права.

При вынесении решения суд первой инстанции верно отметил, что сам истец не указал, какие нравственные и физические страдания по вине ответчиков им перенесены, при этом доказательств, подтверждающих причинно-следственную связь между ухудшением состояния его здоровья и действиями ответчиков им также не представлено, а из представленных выписных эпикризов и справок таковой не усматривается.

При этом, судом принято во внимание постановление Следственного комитета по Таганскому району СУ СК при прокуратуре РФ от 19 сентября 2009 года, из которого следует, что достаточных данных, свидетельствующих о незаконном собирании или распространении ответчиками сведений о частной жизни Б., составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия, либо распространение иных сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации не имеется, в связи с чем в возбуждении уголовного дела было отказано за отсутствием состава преступления.

Кроме того, представленное экспертное заключение об определении предназначения оборудования от 27 августа 2010 года, установленного в помещении коридора квартиры по адресу: <...>, не содержит в себе сведений, свидетельствующих о совершения ответчиками действий, посягающих на личные имущественные или неимущественные права истца. Сведения о видеокамере описаны в заключении по фотографии, предоставленной истцом, сама видеокамера при проведении осмотра не обнаружена.

Из материалов дела усматривается, что согласно состоявшихся судебных постановлений, сторонами которых были истец и ответчики, в частности решений мирового судьи от 29 декабря 2008 года и Таганского районного суда г. Москвы от 17 декабря 2009 года, правоотношения, возникшие между истцом и ответчиками, возникли из имущественных отношений, в связи с чем основанием к удовлетворению исковых требований являться не могут.

Ссылки истца на то, что названными судебными постановлениями установлено нарушение ответчиками его прав и законных интересов прямо опровергаются содержанием вышеперечисленных решений.

Оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, руководствуясь требованиями ст. 12, ст. 56, ст. 57 ГПК РФ, суд не нашел оснований для удовлетворения требований Б.Н. о взыскания с ответчиков Б.О., Б.Т., Л. компенсации морального вреда, в связи с чем правомерно в удовлетворении исковых требований отказал.

Одновременно судом, в порядке ст. 98 ГПК РФ, надлежаще отклонены требования Б. о взыскании с ответчиков компенсации понесенных им в связи с рассмотрением настоящего спора судебных расходов.

Доводы кассационной жалобы направлены на иное толкование норм материального права и иную оценку собранных по делу доказательств, которым суд в их совокупности дал надлежащую оценку, они не содержат каких-либо обстоятельств, которые не были бы предметом исследования суда или опровергали выводы судебного решения, аналогичны заявленному иску и не могут служить основанием к отмене решения суда.

В кассационной жалобе не приводится каких-либо новых данных, опровергающих выводы суда и нуждающихся в дополнительной проверке. Нарушений норм гражданско-процессуального законодательства, влекущих отмену решения, по настоящему делу установлено не было.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Таганского районного суда г. Москвы от 10 ноября 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь