Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 января 2011 г. по делу N 33-1124

 

Федеральный судья: Езерская Ж.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Федерякиной М.А.

судей Васильевой И.В., Фоминой М.В.,

с участием адвоката Вержуцкой Л.Г.,

при секретаре П.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу Фоминой М.В.

дело по кассационной жалобе представителя истца Г. на решение Кузьминского районного суда г. Москвы от 02 ноября 2010 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований В. к К. о признании договора ренты, свидетельства о государственной регистрации права недействительными, возврате в собственность В.В. квартиры, расположенной по адресу <...> отказать,

 

установила:

 

Согласно материалам дела 07 ноября 2009 года скончался В.В. (л.д. 10).

19 сентября 2009 года между В.В. и К. (племянницей В.В.) заключен договор пожизненного содержания с иждивением, в соответствии с которым в обмен на пожизненное содержание В.В. передал К. бесплатно в собственность однокомнатную квартиру по адресу: <...> (л.д. 27).

Ранее, 22 октября 2003 года В.В. завещал К. все принадлежащее ему имущество (л.д. 28).

22 октября 2009 года зарегистрировано право собственности К. на указанную квартиру (л.д. 26).

01 июля 2010 года К. с дочерью К.Е. 1995 года рождения зарегистрированы по указанному адресу по месту жительства (л.д. 29).

В. обратилась с исковыми требованиями к К. (дочери) о признании договора ренты недействительным.

В обосновании заявленных требований В. сослалась на те обстоятельства, что 07 ноября 2009 г. скончался ее брат В.В., в собственности которого находилась однокомнатная квартира по адресу <...>. В установленный законом срок она обратилась к нотариусу с заявлением о принятии наследства, так как является единственным наследником по закону 2 очереди. В выдаче свидетельства о праве на наследство по закону ей было отказано, в связи с тем, что в материалах наследственного дела к имуществу умершего В.В. имелись сведения о том, что собственником спорной квартиры является К., квартира перешла ей на основании заключенного ранее договора ренты. В. полагает, что поскольку В.В. в значимый период времени болел, на протяжении своей жизни злоупотреблял спиртными напитками, он не мог при заключении договора ренты понимать значение своих действий и руководить ими, в связи с этим сделка была, является недействительной.

По указанным основаниям В. просит признать договор ренты, заключенный между В.В. и К. и свидетельство о государственной регистрации права собственности К. недействительными.

Представитель истца в суд явился, заявленные исковые требования поддержал в полном объеме.

К. иск не признала, указав, что ухаживала за В.В. (дядей), до конца его жизни, В.В. ранее он ей завещал свое имущество, но затем, считая, что его сестра В. захочет оспорить данное завещание и получить обязательную долю, он заключил договор ренты, чтобы спорная квартира не досталась его сестре.

Представитель 3-го лица Управление Госреестра в суд не явились.

Нотариус г. Москвы М., извещенная о явке в суд, не явилась.

Суд постановил вышеуказанное решение, с которым представитель В. по доверенности Г. не согласен и в своей кассационной жалобе просит о его отмене, считая решение неправильным.

Изучив материалы дела, выслушав выступление адвоката Вержуцкой Л.И. в интересах К., обсудив доводы кассационной жалобы, рассмотрев дело в отсутствие В., извещенной о слушании дела в порядке ст. 343 ГПК РФ (л.д. 142), судебная коллегия не находит оснований к отмене решения, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями действующего законодательства.

В силу ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате этой сделки.

Рассматривая данное дело, суд правильно определил значимые по делу обстоятельства, с достаточной полнотой их исследовал и на основании оценки добытых по делу доказательств в их совокупности со всеми материалами дела пришел к выводу о необоснованности заявленных требований, поскольку исследованными судом доказательствами утверждение В. о том, что при заключении договора ренты В.В. не понимал значение своих действий и не был способен руководить ими, своего подтверждения не нашли.

Выводы суда, изложенные в решении, не противоречат материалам дела и добытым по делу доказательствам.

По делу установлено, что 19 октября 1999 года В.В. зарегистрирован месту жительства по адресу <...>. Указанное жилое помещение принадлежало В.В. на основании Договора обмена, принадлежащих по праву собственности и муниципальных жилых помещений от 24 сентября 2009 года (л.д. 27)

22.10.2003 г. В.В. составляет завещание, где все свое имущество завещает в пользу К.

В. просит признать договор пожизненного содержания с иждивением недействительным, указывая на то, что В.В. при его заключении не понимал значение своих действий и не мог руководить ими.

Истец, просит признать договор пожизненного содержания с иждивением недействительным, потому что В.В. при его заключении не понимал значение своих действий и не мог руководить ими.

С учетом указанных оснований иска суд назначил посмертную судебно-психиатрическую экспертизу. Согласно заключению комиссии экспертов N 1398-2 от 30.09.2010 г. Психиатрической клинической больницы N 1 им. Н.А. Алексеева в связи с отсутствием описания психического статуса В.В. на момент подписания договора ренты 19 сентября 2009 года решить вопросы о том, в каком психическом состоянии находился В.В. на момент подписания договора ренты от 19.09.2009 г., не представилось возможным (л.д. 98 - 103).

Судом были допрошены свидетели: А., Н., В.В.К., В.В.И., Л., В.И., В.Е., К.С., Н.Н., А.Е., показаниям которых суд первой инстанции дал надлежащую оценку.

Суд проверил все доводы истца и, не усматривая оснований к удовлетворению иска, обоснованно учитывал, что сведений о психопатологически отягощенной наследственности, перинатальном, раннем нервно-психическом развитии образовательном уровне у В.В. не имеется.

По делу установлено, что В.В. работал артистом балета, в 1990 году вышел на пенсию.

С 1999 года проживал по адресу <...>, наблюдался в городской поликлинике N 103 г. Москвы с 2004 года, имел ряд заболеваний связанных с болями в позвоночнике, был ВИЧ-инфицирован с бронхиальным поражением, находился на излечении с 19 июня по 10 июля 2009 г. в туберкулезном КБ N 7 г. Москвы с онкологическим заболеванием, был выписан под наблюдение онколога по месту жительства.

После выписки он самостоятельно выходил на улицу, в магазин, был активен в квартире, эмоционально неустойчив, отсутствовали изменения в неврологическом статусе, с сентября 2009 года испытывал головные боли и выходил на улицу в сопровождении племянницы, находился в состоянии средней тяжести.

20.08.2009 г. В.В. подписал доверенность на К., которой уполномочивал ее быть ее представителем в различных организациях с целью получения документов, необходимых для оформления договора ренты.

19.09.2009 г. В.В. и К. заключили договор пожизненного содержания с иждивением.

19.09.2009 г. В.В. подписывает еще одну доверенность, где уполномочивает К. быть его представителем в различных организациях по вопросу регистрации права собственности и договора пожизненного содержания с иждивением, а также управлять и распоряжаться всем его имуществом.

С 15.10.2009 г. состояние В.В. ухудшилось, но он продолжал передвигаться по квартире с посторонней помощью, согласно записям в карте поликлиники N 103.

22.10.2009 г. договор пожизненного содержания с иждивением зарегистрирован в едином государственном реестре прав на недвижимость и сделок с ней и выдано свидетельство в государственной регистрации права собственности на квартиру.

С 26.10.2009 г. из-за истощения В.В. не вставал с постели и предъявлял жалобы на боли, состояние его оценивалось как средне тяжелое.

На учете в ПНД N 11, ПНД N 20, НД N 6 В.В. не состоял. 07 ноября 2009 года В.В. скончался.

Таким образом, судом первой инстанции установлено, что после выписки из больницы с 10 июля 2009 г. по 15 октября 2009 г. В.В. мог передвигаться, состояние его оценивалось как средней тяжелое, однако, он совершал определенные действия, как выдача доверенностей на имя К.

На основании доказательств, находившихся в распоряжении суда на период рассмотрения и разрешения спора, которым дана надлежащая правовая оценка, суд не нашел оснований считать, что волеизъявление В.В. на совершение сделки, спор о которой возник в суде, не соответствовало его действительным намерениям, а потому вывод суда об отказе В. в иске следует признать правомерным.

Судебная коллегия полагает возможным согласиться с выводами суда и данной судом первой инстанции оценкой доказательств по делу.

Доводы кассационной жалобы вывод суда не опровергают, данных, нуждающихся в дополнительной проверке и влияющих на выводы суда, не содержат, по существу, направлены на иную оценку добытых по делу доказательств, а потому основанием к отмене решения служить не могут.

Суд рассмотрел и разрешил спор в соответствии со ст. 196 ГПК РФ в пределах и по основаниям заявленных требований.

Право оценки доказательств в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ принадлежит суду первой инстанции.

Нарушений норм гражданско-процессуального законодательства, влекущих в соответствии со ст. 364 ГПК РФ отмену решения, судом при рассмотрении дела не допущено.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Кузьминского районного суда г. Москвы от 02 ноября 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь