Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КИРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 января 2011 г. по делу N 33-174

 

Судья Ордина Н.Н.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Кировского областного суда в составе:

председательствующего Шевченко Г.М.

судей Мартыновой Т.А. и Сидоркина И.Л.

с участием прокурора Новиковой И.В.

при секретаре К.

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Кирове 20 января 2011 года дело по кассационной жалобе Д. на решение Первомайского районного суда г. Кирова от 25 ноября 2010 года, по которому Д. отказано в иске о восстановлении на службе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Кировского областного суда Мартыновой Т.А., судебная коллегия по гражданским делам Кировского областного суда Кировской области

 

установила:

 

Истец Д. обратился в суд с исковым заявлением о восстановлении на службе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

В обоснование требований указал, что в соответствии с приказом УВД по Кировской области N 31 л/с от 30 января 1981 года служил в органах внутренних дел по Опаринскому району, с 25 июня 1998 года в должности начальника отделения ГИБДД ОВД по Опаринскому району. Приказом N 359 л/с от 24 августа 2010 года уволен из органов внутренних дел на основании ст. 81 ТК РФ. Увольнение считает незаконным. 15 марта 2009 года помощником начальника по кадрам ОВД по Опаринскому району он был уведомлен об увольнении из органов внутренних дел (по достижению предельного возраста) и его заставили написать рапорт на имя начальника УВД по Кировской области об увольнении из ОВД по собственному желанию (по достижению предельного возраста), после чего его направили для прохождения комиссии ВВК. После прохождения ВВК истец написал рапорт на отпуск за 2010 год. Отпуск истцу был предоставлен до 30 июля 2010 года. После отпуска, то есть 1 августа 2010 года истец вышел на работу и выполнял свои служебные обязанности начальника отделения ГИБДД по Опаринскому району. 20 августа 2010 года истец написал рапорт на имя начальника УВД по Кировской области об отзыве ранее написанного им рапорта, однако, несмотря на это, был уволен 24 августа 2010 года.

Просит восстановить его на работе в должности начальника отделения ГИБДД ОВД по Опаринскому району, взыскать с ответчика заработную плату за время вынужденного прогула с 25 августа 2010 года по день восстановления на работе.

Впоследствии требования истец уточнил, просил также признать приказ УВД по Кировской области N 359 л/с от 24 августа 2010 года незаконным и подлежащим отмене, а также просил суд взыскать с ответчика расходы на оплату услуг адвоката в размере 50 000 рублей, расходы на проезд в размере 2000 рублей, а также компенсацию морального вреда в размере 500 000 рублей.

Истец заявленные исковые требования подтвердил в полном объеме, не поддержал требования о возмещении расходов на оплату услуг представителя и на проезд.

Решением Первомайского районного суда г. Кирова от 25 ноября 2010 года в удовлетворении заявленных требований истцу Д. было отказано.

В кассационной жалобе Д. просит решение суда отменить, т.к. считает его незаконным. Указывает на те же доводы, которые приводились им ранее.

Прокуратура Первомайского района г. Кирова. УВД по Кировской области в своих возражениях на жалобу указывают на законность и обоснованность принятого судебного решения, просят оставить его без изменения, а жалобу без удовлетворения.

Проверив материалы дела, заслушав объяснения представителя УВД по Кировской области Т., просившую решение суда оставить без изменения, заключение прокурора, полагавшего кассационную жалобу оставить без удовлетворения, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия пришла к следующему.

В соответствии с п. "а" ч. 7 ст. 19 Закона РФ "О милицию" сотрудники милиции могут быть уволены со службы в том числе по достижении предельного возраста, установленного Положением о службе в органах внутренних дел.

В силу п. "б" ст. 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Постановлением Верховного Совета РФ от 23 декабря 1992 года, сотрудники органов внутренних дел могут быть уволены со службы по следующим основаниям: по достижении предельного возраста, установленного статьей 59 настоящего Положения.

Статьей 59 Положения установлено, что сотрудники органов внутренних дел, имеющие специальные звания среднего, старшего и высшего начальствующего состава, в зависимости от присвоенных им специальных званий могут состоять на службе в органах внутренних дел до достижения следующего возраста: от младших лейтенантов милиции, младших лейтенантов внутренней службы, младших лейтенантов юстиции до подполковников милиции, подполковников внутренней службы, подполковников юстиции включительно 45 лет. В интересах службы при положительной аттестации и отсутствии медицинских противопоказаний сотрудники органов внутренних дел в персональном порядке и с их согласия могут быть оставлены на службе сверх установленного предельного возраста на срок до пяти лет начальниками, которым предоставлено право назначения на должности этих сотрудников. В исключительных случаях срок оставления на службе сотрудников органов внутренних дел из числа лиц среднего, старшего и высшего начальствующего состава может быть продлен в таком же порядке повторно на пять лет.

Судом установлено, что истец проходил службу в органах внутренних дел с 30 января 1981 года, в том числе, с 25 июня 1998 года в должности начальника отделения ГИБДД ОВД по Опаринскому району Кировской области.

Истцу в сентябре 2004 года исполнилось 45 лет, в 2005 году ему был продлен срок службы до 2006 года, после чего срок службы продлевался еще раз до 2010 года.

15 марта 2010 года истцом был написан рапорт на имя начальника УВД по Кировской области об увольнении его из органов внутренних дел по достижении предельного возраста. 15 марта 2010 года истец был уведомлен о предстоящем увольнении со службы. Ему было выдано направление для прохождения военно-врачебной комиссии МСЧ УВД по Кировской области, которая признала его ограниченно годным к прохождению службы.

Приказом N 359 л/с от 24 августа 2010 года истец уволен из органов внутренних дел по п. "Б" части 7 статьи 19 (по достижению предельного возраста) Закона РФ "О милиции" 24 августа 2010 года с выплатой единовременного пособия, установленного пунктом 17 Постановления Совета Министров Правительства РФ от 22 сентября 1993 года N 941 в размере 20 месячных окладов денежного содержания.

В связи с тем, что истец к моменту увольнения достиг предельного возраста, действующее законодательство не содержит норму права, обязывающую ответчика оставлять на службе сотрудников сверх установленного в законодательстве срока по достижении предельного возраста, суд приходит к выводу, что увольнение ответчиком произведено в соответствии с действующим законодательством, конституционность пункта "б" части 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции" была предметом проверки Конституционного Суда Российской Федерации (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 17 декабря 2009 года N 1575-О-О).

В соответствии со ст. 60 Положения сотрудники органов внутренних дел ставятся в известность о предстоящем увольнении непосредственными начальниками не позднее чем за два месяца до увольнения, за исключением сотрудников органов внутренних дел, увольняемых за нарушение условий контракта, а также в соответствии с пунктами "к", "л", "м" статьи 58 настоящего Положения.

Поскольку о предстоящем увольнении истец был надлежащим образом уведомлен в установленные сроки, с выпиской из приказа об увольнении и представлением к увольнению истец ознакомлен, с ним проведена беседа, суд пришел к выводу, что процедура увольнения ответчиком соблюдена.

Ссылки истца на то, что рапорт об увольнении был им написан в результате оказанного на него давления со стороны помощника начальника по кадрам ОВД по Опаринскому району Кировской области, а впоследствии был отозван, поэтому он должен быть восстановлен на службе, судом не приняты во внимание, поскольку в силу ч. 2 ст. 58 Положения увольнение по достижении предельного возраста может быть инициировано как сотрудником, так и начальником соответствующего органа внутренних дел, подача рапорта об увольнении лицом, достигнувшим предельного возраста, не является обязательным условием для увольнения со службы по этому основанию.

С приказом об увольнении от 24 августа 2010 года, а также с представлением на увольнение истец был ознакомлен, с данным приказом и представлением на момент ознакомления был согласен, о чем имеются его подписи.

Истец считает, что увольнение его по п. "б" ч. 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции" незаконно, поскольку он должен был быть уволен по п. "з" ч. 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции" (по ограниченному состоянию здоровья), так как данный вариант увольнения более выгоден для истца и ответчик, уволив истца по п. "б", лишил его права на бесплатное лечение, предоставление лекарств и санаторно-курортное обслуживание.

В соответствии с п. 17.15 Инструкции, утвержденной Приказом МВД России от 14 декабря 1999 года N 1038, при определении основания для увольнения сотрудника учитываются его возраст, состояние здоровья, работоспособность, выслуга срока службы, отношение к службе.

Принимаются во внимание права и льготы увольняемым со службы в выплате пособий, в жилищном и медицинском обеспечении,

предоставляемые в зависимости от оснований увольнения в соответствии с законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и Положением. Если имеются основания для применения двух или более формулировок увольнения положительно аттестуемого сотрудника, указывается та из них, которая дает право на получение наибольших льгот, гарантий, компенсаций и преимуществ. П. 17.19 данной Инструкции предусматривает, что после издания приказов об увольнении сотрудников из органов внутренних дел основания такого увольнения изменению не подлежат, если при этом не были допущены нарушения законодательных и иных нормативных правовых актов Российской Федерации и не вскрыты новые обстоятельства, связанные с увольнением.

Как пояснил представитель ответчика, при увольнении истца ответчиком анализировались последствия увольнения как по п. "б", так и по п. "з" п. 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции", какой-либо разницы в предоставлении льгот, гарантий, компенсаций и преимуществ, в том числе на медицинское обслуживание и санаторно-курортное лечение, при увольнении по данным пунктам не имеется, и так как истец был предупрежден об увольнении по п. "б" ч. 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции", то для соблюдения процедуры увольнения, он был уволен по данному основанию.

Суд, анализируя нормы действующего законодательства в области сложившихся правоотношений, пришел к выводу о том, что законодательство возможность получения пенсионерами системы МВД РФ льгот и компенсаций, санаторно-курортного лечения, медицинского обслуживания, возмещения расходов на следование к месту лечения, погребения и так далее ставит в зависимость от выслуги лет на момент увольнения сотрудника, а не от основания увольнения. Кроме того, истцом не оспаривался тот факт, что на размер выходного пособия и пенсии выбор основания увольнения не влияет.

Суд, принимая во внимание то, что истец на момент увольнения достиг предельного возраста пребывания на службе, заблаговременно, более чем за два месяца до увольнения был предупрежден об увольнении по п. "б" ч. 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции", увольнение истца из органов внутренних дел произведено в соответствии с действующим законодательством, процедура увольнения соблюдена, оснований для удовлетворения иска о признании увольнения незаконным и восстановлении на службе не усмотрел.

Доводы истца о том, что ответчиком указана формулировка увольнения, являющаяся менее выгодной для истца, которая дает право на получение наименьших льгот, гарантий, компенсаций и преимуществ, не нашла своего повреждения в ходе судебного разбирательства.

Поскольку требования истца о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда являются производными от требований о признании увольнения незаконным и восстановлении на службе, то в удовлетворении данной части иска судом отказано.

Судебная коллегия, проанализировав обстоятельства по делу и законодательство, регулирующее данные правоотношения пришла к выводу, что решение суда является законным и обоснованным.

Доводы жалобы не могут быть приняты во внимание, поскольку они основаны на неправильном понимании норм материального права, были предметом судебного разбирательства суда первой инстанции и им дана надлежащая оценка.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Первомайского районного суда г. Кирова от 25 ноября 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Д. без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь