Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 января 2011 г. N 33-212/2011

 

Судья: Цыганкова В.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Ничковой С.С.

судей Ильичевой Е.В., Селезневой Е.Н.

при секретаре Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании от 20 января 2011 года гражданское дело N 2-6284/10 по кассационным жалобам Ф. и <юр.л.1> на решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 01 ноября 2010 года, состоявшееся по иску Ф. о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, денежной компенсации морального вреда, расходов на проезд и оплату услуг представителя,

Заслушав доклад судьи Ничковой С.С.,

Выслушав объяснения представителя истца, представителей ответчика, заключение прокурора Кузьминой И.Д. выразившей согласие с решением суда,

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

На основании письменного заявления от 30 марта 2007 года Ф. были принят на работу в структурное подразделение - склад <юр.л.1> в должности грузчика, о чем 30 марта 2007 года генеральным директором был издан приказ N <...>.

30 марта 2007 года <юр.л.1> с истцом был заключен трудовой договор на неопределенный срок.

Приказом от 13 мая 2009 года за N <...> Ф. был уволен 13 мая 2009 года по п. п. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации (за прогул <...>). Основанием к увольнению истца послужили акты от <...>, <...> от <...> об отсутствии на рабочем месте, а также служебная записка от <...> и докладная администратора от <...> со ссылкой на те же обстоятельства.

Оспаривая законность увольнения, Ф. обратился в Выборгский районный суд с иском к <юр.л.1> ссылаясь на то, что прекращение с ним трудовых отношений по основаниям п. п. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации было произведено с нарушением порядка применения дисциплинарного взыскания, предусмотренного ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации, так как к истцу применили дисциплинарное взыскание спустя 1 год и 9 месяцев, ответчик не затребовал от истца письменных объяснений по факту отсутствия на рабочем месте, на основании чего в окончательном варианте заявленных требований, уточненных в порядке ст. 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, просил восстановить его нарушенное право путем признания увольнения 13 мая 2009 года по п. п. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации незаконным; восстановить ее на работе в прежней должности; взыскать из средств ответчика в его пользу среднюю заработную плату за время вынужденного прогула за период с 18 августа 2007 года по день вынесения судом решения; денежную компенсацию морального вреда в сумме 100000 рублей за допущенные ответчиком нарушения трудовых прав истца, расходы на проезд в сумме 717 рублей 70 копеек и на оказание юридической помощи в размере 15000 рублей.

Решением Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 01 ноября 2010 года исковые требования Ф. были удовлетворены в части признания незаконным приказа от 13 мая 2009 года N <...> об увольнении Ф. по основаниям п. п. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации; восстановления на работе в <юр.л.1> в должности грузчика; взыскания из средств ответчика в пользу истца заработной платы за время вынужденного прогула в размере 425828 рублей 40 копеек за период с 13 мая 2009 года (с момента увольнения) по 01 ноября 2010 года (день вынесения судом решения); денежной компенсации морального вреда в сумме 1000 рублей и расходов на оказание юридической помощи и проезд в общей сумме 2000 рублей.

В удовлетворении исковых требований о взыскании средней заработной платы за период с 18 августа 2007 года по 12 мая 2009 года - отказано. (л.д. 157 - 159).

В кассационной жалобе Ф. просит дополнить резолютивную часть решения суда в части указания о восстановлении его на работе в должности грузчика в <юр.л.1> на прежнем месте работы по адресу: <...>.

Ответчик, не согласившись с решением суда, обратился с кассационной жалобой, в которой ставит вопрос об отмене состоявшегося постановления суда первой инстанции, поскольку оно принято при неправильном определении обстоятельств, имеющих значение для дела, и об отказе в полном объеме в удовлетворении исковых требований Ф.

Судебная коллегия, обсудив доводы кассационных жалоб, выслушав явившихся участников процесса, прокурора Кузьмину И.Д., исследовав материалы дела, полагает решение суда подлежащим отмене в части признании незаконным приказа об увольнении Ф., восстановления его на работе в прежней должности, взыскании из средств ответчика в его пользу средней заработной платы за период вынужденного прогула с 13 мая 2009 года по день вынесения судом решения - 01 ноября 2010 года в размере 425828 рублей 40 копеек, денежной компенсации морального вреда 1000 рублей и расходов на юридическую помощь и проезд в общей сумме 2000 рублей, поскольку судом первой инстанции при разрешении данных требований неправильно были определены обстоятельства, имеющие значение для дела, что в силу п. 1 ч. 1 ст. 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации влечет отмену состоявшегося судебного постановления в кассационном порядке.

В части отказа Ф. в удовлетворении требований о взыскании в его пользу из средств ответчика средней заработной платы за период с 18 августа 2007 года по 12 мая 2009 года решение районного суда не обжалуется, в связи с чем по правилам ч. 1 ст. 347 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не может являться предметом проверки суда кассационной инстанции.

Удовлетворяя исковые требования Ф. о признании приказа о его увольнении незаконным и принимая решение о восстановлении истца в прежней должности, суд первой инстанции исходил из того, что, в нарушение ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации, ответчиком не был соблюден порядок увольнения истца, поскольку объяснения по факту совершенного истцом прогула у последнего не истребовались. Также судом указано на несоблюдение ответчиком обязанности, возложенной на него трудовым законодательством, по ознакомлению истца с приказом об увольнении и произведении с ним расчета при увольнении.

С указанными выводами районного суда не может согласиться судебная коллегия по гражданским делам по следующим основаниям.

Согласно ст. 192 Трудового кодекса Российской Федерации за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить дисциплинарное взыскание в виде увольнения по соответствующим основаниям.

В соответствии со ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт. При этом непредоставление работником объяснения не является препятствием для применения к нему дисциплинарного взыскания.

Как следует из искового заявления и объяснений истца, данных им в судебных заседаниях, из иных материалов дела истец работал грузчиком в структурном подразделении в гастрономе <...> на складе, находящемся по адресу: <...>, который с 23 июля 2007 года был закрыт ответчиком, что подтверждается приказом <юр.л.1> от 23 июля 2007 года N <...> (л.д. 74).

В период с 27 июля 2007 года по 17 августа 2007 года истец был нетрудоспособен.

18 августа 2007 года истец прибыл для выполнения трудовых обязанностей, однако администрация ответчика предложила всем сотрудникам, в том числе и ему, уволиться по собственному желанию, от чего истец отказался, в связи с чем был отстранен от работы ответчиком.

Из материалов дела усматривается, что 25 июня 2007 года истец обратился с заявлением к ответчику о приостановлении с последним трудовых отношений по причине его недопуска к основному месту работы с 26 июля 2007 года (л.д. 76).

09 августа 2007 года истец обратился с заявлением к ответчику о нарушении его трудовых прав, которое было рассмотрено, по результатам чего истцу был дан письменный ответ 09 августа 2007 года о необходимости всем сотрудникам явиться в головной офис в отдел персонала для продолжения работы в гастрономе по адресу: <...> своих трудовых подразделениях. Также ответчиком в данном ответе было обращено внимание истца на то, что он без уважительных причин отсутствует на рабочем месте, о чем свое руководство в известность не поставил, от получения информации по номеру телефона, который им был предоставлен в отдел персонала не отвечает, в связи с чем истцу было предложено представить документы, подтверждающие его отсутствие на работе, а в случае невыполнения данной обязанности он был предупрежден о возможном увольнении по основаниям, предусмотренным п. п. "а" п. 6 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации (за прогул). (л.д. 116). Данный письменный ответ был получен истцом, однако каких-либо действий по возобновлению трудовых отношений истцом с ответчиком в период, начиная с 18 августа 2007 года по день его увольнения 13 мая 2009 года, а также и в последующем, до подачи иска в суд, истцом не предпринималось.

Каких-либо доказательств, подтверждающих доводы истца о том, что ему ответчиком чинились препятствия к исполнению трудовых обязанностей в <юр.л.1> в нарушение требований ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суду первой и кассационной инстанций, не представлено. Как пояснил представитель истца в судебном заседании в установленном законом порядке истец не обращался в суд за защитой своих трудовых прав путем подачи иска об обязании ответчика обеспечить доступ к работе. Также таковых нарушений со стороны ответчика не было установлено и Государственной Инспекцией труда в городе Санкт-Петербурге, по результатам проверки, проведенной в октябре 2007 года на основании заявления истца, что подтверждается письменным ответом от 09 октября 2007 года за N <...>, согласно которому истец отсутствует на рабочем месте без уважительных причин, сведений о наличии листка временной нетрудоспособности у работодателя не имеется. Каких-либо приказов об отстранении истца от работы или перемещении не издавалось (л.д. 117).

Поскольку, как утверждал истец, ответчик ему чинил препятствия к исполнению трудовых обязанностей и истец остался без средств к существованию, последний 18 августа 2007 года вынужден был выехать по месту своего постоянного проживания в город <...>, где и ждал сведений от ответчика по поводу возобновления трудовой деятельности.

01 июня 2010 года истец в письменном виде обратился к ответчику с заявлением об ознакомлении с приказом об увольнении и об обязании направить на его домашний адрес трудовую книжку (л.д. 119).

Таким образом, в ходе рассмотрения спора по существу нашел свое подтверждение тот факт, что в период с 26 июля 2007 года по 2010 год истец не совершал действий, направленных на возобновление трудовых отношений с ответчиком, что свидетельствует об отсутствии у него намерений продолжать трудовую деятельность у ответчика.

Обращение истца в суд в 2010 году по вопросу восстановления нарушенных трудовых прав, после прекращения трудовой деятельности у ответчика 26 июля 2007 года, противоречит принципу недопустимости злоупотребления своим правом со стороны работника, предусмотренного ст. 2 Трудового кодекса Российской Федерации и ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Выводы районного суда о нарушении ответчиком порядка увольнения истца по причине неистребования у последнего объяснений по поводу длительного отсутствия на рабочем месте, постановлены без учета имеющихся в деле доказательств, а именно ответа от 09 августа 2007 года N <...>, который был представлен истцом в ходе рассмотрения спора по существу.

Указанное письменное доказательство, отвечающее принципу относимости и допустимости, подтверждает выполнение ответчиком обязанности по истребованию у истца объяснений по факту отсутствия на рабочем месте, начиная с 26 июля 2007 года. Однако, получив данный ответ, истец устранился от реализации предоставленного ему трудовым законодательством права на дачу объяснений и предоставлению работодателю доказательств, подтверждающих уважительность причин неисполнения им трудовых обязанностей, в связи с чем у суда первой инстанции не имелось оснований полагать о нарушении ответчиком положений ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации.

Кроме того, ссылка истца на то обстоятельство, что ответчику было достоверно известно о месте его проживания по адресу, который указан в трудовом договоре, заключенном с истцом, а также в свидетельстве о регистрации по месту пребывания, страховым полисом, однако по указанному адресу ему не была направлена копия приказа об увольнении, опровергается объяснениями истца, данными в судебном заседании 18 октября 2010 года, согласно которым в трудовом договоре был указан адрес его регистрации, однако он там не жил. Адрес проживания в трудовом договоре он не указал (л.д. 130).

Из свидетельства о регистрации по месту пребывания следует, что Ф. был зарегистрирован по адресу: <...> на срок с 11 сентября 2006 года по 11 сентября 2007 года, на основании чего невозможно прийти к выводу о том, что работодателю на момент увольнения истца 13 мая 2009 года было известно о месте его проживания.

Поскольку работник не сообщил работодателю сведения об адресе своего проживания, фактически игнорировал законные требования работодателя о необходимости приступить к выполнению трудовых обязанностей или сообщить причины невозможности выхода на работу с 26 июля 2007 года по день увольнения 13 мая 2009 года, нельзя вынести суждение о том, что работодатель не предпринимал мер получения объяснений у работника, ввиду чего указанные районным судом обстоятельства не могут свидетельствовать о нарушении порядка увольнения работника. Кроме того, причины оставления истцом работы были указаны им в заявлении, направленном в адрес работодателя 25 июня 2007 года. (л.д. 86).

Оценивая вышеизложенные обстоятельства, судебная коллегия приходит к выводу, что порядок увольнения Ф., предусмотренный ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации нарушен не был, увольнение по основаниям п. п. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации было произведено законно, что подтверждается материалами дела, а также показаниями самого истца, который подтвердил факт своего отсутствия на рабочем месте с 26 июля 2007 года.

Поскольку увольнение произведено в соответствии с требованиями закона, и истцом не представлено доказательств причинения ему нравственных или физических страданий неправомерными действиями или бездействием работодателя, нарушающими его трудовые права, у суда отсутствовали правовые основания, предусмотренные ст. 247 Трудового кодекса Российской Федерации, к возложению на ответчика обязанности по возмещению денежной компенсации морального вреда.

Таким образом, вынесенное решение суда первой инстанции в части восстановления Ф. на работе, признании приказа о его увольнении незаконным, взыскании денежной компенсации морального вреда, заработной платы за время вынужденного прогула за период с 13 мая 2009 года по день вынесения судом решения и судебных расходов в виде оплаты юридической помощи и проезда не может быть признано законным и обоснованным и в этой части подлежит отмене.

Поскольку основания для направления настоящего дела на новое рассмотрение отсутствуют, коллегия полагает возможным принять новое решение об отказе в удовлетворении вышеуказанной части исковых требований.

При разрешении остальных требований суд правильно определил юридически значимые обстоятельства дела, применил закон, подлежащий применению, дал надлежащую правовую оценку собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам и постановил решение, отвечающее нормам материального права при соблюдении требований гражданского процессуального законодательства.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 01 ноября 2010 года в части признания незаконным приказа от 13 мая 2009 года N <...> об увольнении Ф. по основаниям п. п. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, восстановления его работе, взыскании денежной компенсации морального вреда 1000 рублей, средней заработной платы за время вынужденного прогула в сумме 425828 рублей 40 копеек за период с 13 мая 2009 года по 01 ноября 2010 года, судебных расходов на юридическую помощь и проезд в размере 2000 рублей - отменить.

В удовлетворении вышеуказанных исковых требований Ф. - отказать.

В остальной части решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 01 ноября 2010 года оставить без изменения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь