Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КОМИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 января 2011 г. N 33-275/11

 

Судья: Патрушева А.Г.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Коми

в составе: председательствующего Сажина А.В..

судей: Харманюк Н.В., Пристром И.Г.

при секретаре С.

рассмотрев в судебном заседании 20 января 2011 года гражданское дело по кассационной жалобе М.Г. на решение Сыктывкарского городского суда Республики Коми от 18 ноября 2010 года, которым

- в удовлетворении исковых требований М.Г. к О.В. о признании недействительным договора дарения квартиры <...> заключенного ДД.ММГГГ между М.А. и О.В., применении последствий недействительности сделки, признании за М.Г. права собственности на <...> долю квартиры <...>

- М.Г. выселен из квартиры <...> без предоставления другого жилого помещения.

Заслушав доклад судьи Сажина А.В., объяснения представителя истца Зюзевой О.В., представителей ответчика К.Т. и О.Л., заключение прокурора Нестерова М.А., судебная коллегия

 

установила:

 

М.Г. обратился в суд с иском к О.В. о признании недействительным договора дарения квартиры <...> заключенного ДД.ММГГГ между М.А. и О.В., применении последствий недействительности договора, признании за М.Г. права собственности на <...> долю квартиры <...>.

О.В. иск не признала и предъявила к М.Г. встречное требование о выселении.

Судом постановлено указанное выше решение.

В кассационной жалобе М.Г. просит решение суда отменить, как постановленное с нарушением норм материального и процессуального права.

Проверив материалы дела в пределах доводов кассационной жалобы М.Г., судебная коллегия оснований для ее удовлетворения не усматривает.

Отказывая М.Г. в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что предусмотренных законом оснований для признания недействительным договора дарения квартиры <...> не имеется.

Вывод суда соответствует закону и подтверждается материалами дела, которым судом дана правильная юридическая оценка.

Согласно материалам дела М.А. и М.Г. состояли в зарегистрированном браке с ДД.ММГГГ.

С ДД.ММГГГ М.А. была зарегистрирована по месту жительства по адресу: <...>.

На основании договора N от ДД.ММГГГ указанное жилое помещение было передано Администрацией <...> в собственность М.А. в порядке приватизации.

Согласно пунктов 2 - 4 договора приватизации N от ДД.ММГГГ в собственность М.А. передается безвозмездно норматив общей площади, оцененной через стоимостный эквивалент на сумму 15132 рублей. Продажная цена квартиры по расчету составляет <...>. М.А. оплачивает разницу между продажной ценой квартиры и стоимостным эквивалентом бесплатно передаваемой площади в сумме <...>. М.А. при заключении договора уплачивается 10 процентов продажной цены квартиры, что составляет <...> рублей, которые вносятся на расчетный счет Администрации <...> в течение 10 дней после получения настоящего договора. Оставшаяся сумма в размере <...> рублей уплачивается в рассрочку в течение 10 лет равными долями, начиная с месяца, следующего за месяцем, в котором был зарегистрирован договор. В обеспечение уплаты рассроченной суммы М.А. выдает Администрации <...> одновременно с заключением договора обязательство о погашении этой суммы равными долями по <...> рублей. Покупатель вправе погасить долг за квартиру досрочно.

Договор приватизации N от ДД.ММГГГ зарегистрирован ДД.ММ.ГГГГ и содержит запись Агентства по приватизации жилищного фонда о погашении суммы разницы между продажной ценой и стоимостным эквивалентом бесплатно передаваемой площади приватизированной квартиры на основании постановления Главы Администрации г. Сыктывкара N 3/456 от 09.03.1993 г. "Об изменении порядка приватизации жилищного фонда в г. Сыктывкаре".

Поскольку письменных доказательств исполнения М.А. обязательств согласно пунктов 2 - 4 договора приватизации N от ДД.ММГГГ истцом представлено не было, суд первой инстанции обоснованно отказал М.Г. в удовлетворении исковых требований о признании права собственности на долю в квартире в размере <...> части выкупленной площади по основаниям, предусмотренным ст. 168 ГК РФ и ст. 35 СК РФ.

Из дела также следует, что М.Г. является собственником квартиры по адресу: <...>, которая также в порядке приватизации была приобретена им ДД.ММГГГ совместно с М. в общую собственность.

ДД.ММГГГ М.А. в соответствии с договором дарения произвела отчуждение принадлежащей ей квартиры по адресу: <...> в собственность О.В.

Согласно ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

Договор дарения недвижимого имущества заключается в письменной форме и подлежит государственной регистрации (ст. 574 ГК РФ).

Требования статей 572, 574 ГК РФ сторонами договора были соблюдены. Договор дарения от ДД.ММГГГ заключен в письменной форме, содержит подписи М.А. и О.В. и был зарегистрирован в ЕГРП ДД.ММ.ГГГГ за N по личному обращению сторон в Управление федеральной регистрационной службы по <...> от ДД.ММ.ГГГГ. Право собственности О.В. на квартиру по адресу: <...> зарегистрировано в ЕГРП - ДД.ММГГГ за N.

С ДД.ММГГГ О.В. надлежащим образом несет обязательства по уплате налога на имущество в отношении спорного жилого помещения.

ДД.ММГГГ М.А. выдала доверенность адвокату Зюзевой О.В. на право предоставления интересов по спору на предмет дарения квартиры по адресу: <...> в собственность О.В.

ДД.ММГГГ адвокат Зюзева О.В., действуя в интересах М.А., по доверенности от ДД.ММ.ГГГГ обратилась в суд с иском об отмене договора дарения квартиры по адресу: <...> заключенного ДД.ММ.ГГГГ по основанию, предусмотренному ст. 578 ГК РФ.

В последующем адвокатом Зюзевой О.В. изменены исковые требования М.А. требованиями к О.В. о признании договора дарения квартиры по адресу: <...> заключенного ДД.ММГГГ недействительным по основаниям, установленным п. 1 ст. 170 и ст. 178 ГК РФ.

В соответствии с п. 1 ст. 170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

В обоснование мнимости и заблуждения М.А. при заключении договора от ДД.ММГГГ было указано, что М.А. ДД.ММ.ГГГГ намеревалась завещать квартиру О.В.

Материалами дела указанный довод не подтверждается.

Поскольку оснований, свидетельствующих о совершении М.А. и О.В. ДД.ММГГГ дарения квартиры лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, не усматривается, суд обоснованно отказал в иске М.Г. как правопреемнику М.А. о признании договора дарения недействительным.

Согласно ст. 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения. Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения. Если сделка признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения, соответственно применяются правила, предусмотренные пунктом 2 статьи 167 ГК РФ (последствия недействительности).

Для проверки доводов истца о совершении дарения под влиянием заблуждения, судом была назначена комплексная психолого-психиатрическая экспертиза.

Согласно заключения ГУ РК "Бюро СМЭ" N (п) от ДД.ММГГГ эксперты не исключают, что имеющиеся заболевания М.А. при подписании ею ДД.ММ.ГГГГ договора могли способствовать ее заблуждению относительно природы договора (дарения, завещания). Исследование проводилось на основании материалов гражданского дела и медицинской документации. М.А. экспертами не обследовалась и не опрашивалась.

Поскольку выводы экспертов носят предположительный характер, а показания свидетелей <...> относительно <...> состояния М.А. противоречивы, указанные доказательства обоснованно оценены судом критически и не положены в основу решения.

По состоянию на ДД.ММГГГ М.А. недееспособной признана не была, в дееспособности не ограничивалась.

В выездном судебном заседании ДД.ММГГГ М.А. подтвердила, что желала передать квартиру в собственность О.В.

Впервые М.А. высказано намерение оспорить договор дарения ДД.ММГГГ путем выдачи доверенности на имя адвоката Зюзевой О.В. на предоставление интересов по оспариванию договора дарения квартиры.

ДД.ММГГГ в суд было представлено заявление, подписанное М.А., об отмене доверенности от ДД.ММ.ГГГГ, выданной адвокату Зюзевой О.В. с указанием, что при оформлении договора она находилась в здравом уме и ясной памяти, договор дарения квартиры действителен, и она желает, чтобы данная квартира по договору дарения перешла к О.В.

При изложенных обстоятельствах, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что факт заблуждения М.А. при дарении квартиры не доказан.

В соответствии с п. 1 ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

В соответствии с п. 2 ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Как следует из дела, М.А. обратилась в суд с иском об отмене договора дарения квартиры от ДД.ММГГГ ДД.ММ.ГГГГ М.Г. же обратился в суд с иском о признании договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ недействительным ДД.ММ.ГГГГ.

Ранее определением Сыктывкарского городского суда от ДД.ММГГГ исковое заявление о признании договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ недействительным возвращено М.Г. по основанию, предусмотренному ст. 136 ГПК РФ.

Согласно ст. 201 ГК РФ перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления.

Поскольку доказательств в подтверждение уважительности причин пропуска срока истцами не представлено, суд первой инстанции обоснованно применил последствия пропуска срока исковой давности, отказав М.Г. в иске и удовлетворив требование собственника квартиры О.В. о выселении.

С учетом изложенного, оснований для отмены правильного решения по доводам кассационной жалобы М.Г. не имеется.

Руководствуясь статьей 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Сыктывкарского городского суда Республики Коми от 18 ноября 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу М.Г. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь