Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САМАРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 января 2011 г. по делу N 33-422

 

20 января 2011 года судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда в составе:

председательствующего - Моргачевой Н.Н.,

судей - Гороховика А.С., Калинниковой О.А.,

с участием прокурора Шабановой Ю.Н.,

при секретаре - С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе ИФНС России по Октябрьскому району Самарской области на решение Октябрьского районного суда г. Самары от 21 октября 2010 года, которым постановлено:

"Исковые требования К. удовлетворить частично. Отменить приказ N от 25.08.2010 г. Инспекции Федеральной налоговой службы России по Октябрьскому району г. Самары об увольнении с государственной гражданской службы К. с должности <...> по п. п. "а" п. 3 ст. 37 ФЗ "О государственной гражданской службе" от 27.07.2004 г.

Восстановить К. в должности <...>.

Взыскать с Инспекции Федеральной налоговой службы России по Октябрьскому району г. Самары в пользу К. средний заработок за время вынужденного прогула за период с 26.08.2010 г. по 21.10.10 г. в сумме 49826 рублей 89 копеек, компенсацию морального вреда в сумме 3000 рублей, а всего 52826 (пятьдесят две тысячи восемьсот двадцать шесть) рублей 89 копеек.

Решение о восстановлении на работе, а также взыскании заработной платы за период с 26.08.10 г. по 21.10.10 г. в сумме 49826 руб. 89 коп. подлежит немедленному исполнению.

В удовлетворении остальной части иска отказать".

Заслушав доклад судьи Самарского областного суда Моргачевой Н.Н., объяснения представителей ИФНС России по Октябрьскому району г. Самары - Г., П. (по доверенностям), в поддержание доводов кассационной жалобы, возражения на жалобу К., заключение прокурора Шабановой Ю.Н., полагавшей решение суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

К. обратился в суд с иском к ИФНС России по Октябрьскому району г. Самары о восстановлении на работе, взыскании компенсации за время вынужденного прогула, а также компенсации морального вреда.

В обоснование своих требований указал, что он с 08.12.2008 г. работал в Инспекции Федеральной налоговой службы по Октябрьскому району г. Самары в должности <...>.

25.08.10 г. он уволен за прогул, так как отсутствовал на рабочем месте 23 и 24 августа 2010 года, по мнению руководства без уважительных причин. Однако, в ночь с 22 на 23 августа 2010 года у него обострился абсцесс мягких тканей ротовой полости, была невыносимая боль, поднялась температура и надулась щека, в связи с чем он был вынужден обратиться к врачу.

25.08.2010 года истец вышел на рабочее место и представил справку из лечебного учреждения, а также пояснил обстоятельства отсутствия на рабочем месте, однако был уволен с работы.

Ссылаясь на указанные обстоятельства, а также на то, что причины его отсутствия на рабочем месте были уважительными, в связи с чем его увольнение является незаконным и необоснованным, К. просил восстановить его в должности <...>, взыскать с ответчика компенсацию за время вынужденного прогула с 25 августа 2010 г. по 07 сентября 2010 г. в сумме 8000 руб., а также компенсацию морального вреда в сумме 20000 руб.

Впоследствии истец уточнил и дополнил исковые требования в части суммы компенсации за время вынужденного прогула, просил взыскать компенсацию 42757 руб. за время вынужденного прогула за период с 25.08.2010 г. по 06.10.2010 г.

Судом постановлено вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе ИФНС России по Октябрьскому району Самарской области просит решение отменить, в удовлетворении исковых требований К. отказать.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

В соответствии с п. п. "а" п. 3 ст. 37 ФЗ "О государственной гражданской службе" служебный контракт может быть расторгнут представителем нанимателя, а гражданский служащий освобожден от занимаемой должности гражданской службы и уволен с гражданской службы в случае прогула (отсутствия на служебном месте без уважительных причин более 4-х часов подряд в течение служебного дня).

Из материалов дела видно, что по служебному контракту N от 08.12.2008 г. о прохождении государственной гражданской службы РФ и замещении должности государственной гражданской службы РФ в ИФНС (л.д. 39 - 42), в соответствии с приказом N от 08.12.2008 г. о приеме государственного гражданского служащего (л.д. 38), К. исполнял должностные обязанности по должности.

На основании приказа от 25.08.2010 г. N о расторжении служебного контракта с государственным гражданским служащим, К. уволен за прогул с п. п. "а" п. 3 ст. 37 ФЗ "О государственной гражданской службе" от 27.07.2004 г. N 79-ФЗ (л.д. 52). Основанием к изданию приказа послужили акты об отсутствии сотрудника на рабочем месте от 23.08.2010 г. и от 24.08.2010 г.

Судом установлено, что К. отсутствовал на работе, поскольку обращался 23.08.10 г. и 24.08.10 г. за медицинской помощью к стоматологу в <...>. Данное обстоятельство подтверждается материалами дела.

Из объяснительной К. от 25.08.10 г. по поводу отсутствия на рабочем месте 23 и 24.08.10 г. следует, что поводом невыхода на работу явился абсцесс мягких тканей верхней челюсти (л.д. 50).

Согласно справке от 23.08.2010 г., выданной <...>, К. 23.08.2010 г. находился на приеме у хирурга-стоматолога, ему был поставлен диагноз: "абсцесс мягких тканей верхней челюсти справа". К. назначены антибиотики, рекомендован постельный режим (л.д. 8).

Согласно медицинской карте стоматологического больного N от 07.10.2008 г., 23.08.2010 г. К. вскрыт абсцесс, произведена ревизия раны и первичная хирургическая обработка. Рекомендован физический покой, постельный режим, назначены антибиотики.

Также, К. повторно обращался в клинику за медицинской помощью 24.08.10 г. с жалобами на общее плохое самочувствие, высокую температуру, острую боль в области 17, 16, отек, гиперемия. Проведена хирургическая обработка, промывание антисептиками, рекомендован физический покой, постельный режим, назначены антибиотики (л.д. 10 - 11).

Из копии заказа N на платные услуги от 23.08.10 г. видно, что К. оплачены работы по вскрытию абсцесса в <...> в сумме 5000 рублей (л.д. 12).

Факт обращения К. за медицинской помощью подтвердил также ФИО1 - директор <...>. Из его пояснений следует, что <...> не имеет право выдавать листы нетрудоспособности, поскольку для этого нет соответствующей лицензии. Данная клиника может выдавать только справки о посещении врача.

То обстоятельство, что К. звонил начальнику отдела ИФНС и предупреждал об отсутствии на рабочем месте в связи с болезнью, представителями ИФНС не отрицается.

Согласно ответу зав. кафедрой отделения челюстно-лицевой хирургии Клиник Самарского государственного медицинского университета ФИО2, с учетом записи в амбулаторной карте об общем состоянии больного и проводимом лечении, К. не был трудоспособным 23 и 24 августа 2010 года (л.д. 29).

Из консультации врача судебно-медицинского эксперта ГУЗ <...> следует, что срок лечения абсцессов не может быть ограничен одними сутками. Описанная в медицинских документах клиническая картина абсцесса у К., проводимые в связи с этим лечебные мероприятия, рекомендации по соблюдению физического покоя и постельного режима, служат основанием для признания его временно нетрудоспособным на 23 и 24 августа 2010 года и вплоть до выздоровления (л.д. 30 - 31).

Разрешая спор, исследуя материалы дела, суд пришел к правильному выводу, что справка стоматологической клиники доктора ФИО1 от 23.08.10 г., выданная К., не относится к специальным бланкам строгой отчетности, утвержденным в качестве документа, подтверждающего временную нетрудоспособность, и не может служить документальным подтверждением временной нетрудоспособности. Однако, данная справка является документальным подтверждением факта обращения К. за медицинской помощью 23.08.10 г. Кроме того, факт обращения К. за медицинской помощью 24.08.10 г. подтверждается записями в медицинской карте.

Учитывая изложенное, суд обоснованно удовлетворил исковые требования К. о восстановлении на работе, поскольку К. отсутствовал на работе 23.08.10 г. и 24.08.10 г. по уважительным причинам.

На основании ст. 234 ТК РФ работодатель обязан возместить работнику не полученный им заработок во всех случаях незаконного лишения его возможности трудиться. В частности, такая обязанность наступает, если заработок не получен в результате незаконного увольнения.

Учитывая требования законодательства, суд правомерно взыскал с ответчика заработную плату за время вынужденного прогула, начиная с 26.08.2010 г. и до момента вынесения судебного решения, т.е. по 21.10.10 г.

При этом, суд правильно принял во внимание расчет среднедневного заработка, предоставленный ответчиком, поскольку он составлен начальником отдела финансового обеспечения, на основании данных о фактическом времени и днях работы истца: 1215,29 руб. (среднедневной заработок) x 41 рабочий день = 49826,89 руб.

Кроме того, суд обоснованно, с учетом требований ст. 237 ТК РФ, учитывая, что ответчик своими виновными действиями, связанными с незаконным увольнением истца, причинил последнему моральный вред, исходя из характера страданий истца, требований разумности, взыскал моральный вред в сумме 3000 рублей в пользу К.

Также, учитывая положения ст. 211 ГПК РФ, суд пришел к правильному выводу о том, что решение суда в части восстановления на работе, а также взыскания заработной платы за время вынужденного прогула в течение 3 месяцев подлежит немедленному исполнению.

Доводы ИФНС России по Октябрьскому району Самарской области в кассационной жалобе о том, что причинение морального вреда К. документами не подтверждено, в связи с чем суд необоснованно взыскал моральный вред, являются необоснованными. При установлении факта причинения К. морального вреда и определении размера его возмещения, суд руководствовался представленными в дело доказательствами, учитывал все заслуживающие внимания обстоятельства, включая объем и характер причиненных ему физических и нравственных страданий. Определенный судом размер морального вреда в сумме 3000 рублей отвечает требованиям разумности и справедливости, соответствует положениям ст. 237 ТК РФ.

Доводы кассатора в жалобе о том, что справка, представленная К., не является доказательством отсутствия на рабочем месте по уважительной причине, не могут быть приняты во внимание, поскольку данная справка является документальным подтверждением факта обращения К. за медицинской помощью 23.08.10 г. Кроме того, факт обращения К. за медицинской помощью 24.08.10 года подтверждается медицинской картой, в которой указан диагноз, лечение и рекомендации врача. То обстоятельство, что К. обращался за медицинской помощью 23 и 24 августа 2010 года, подтвердил также в судебном заседании директор <...> - ФИО1.

Судебная коллегия полагает, что обстоятельства, имеющие значение для дела, судом определены правильно. Нарушений норм материального права, а также требований процессуального законодательства, влекущих безусловную отмену решения, судом не допущено.

Таким образом, оснований для отмены решения суда по доводам кассационной жалобы не усматривается.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Октябрьского районного суда г. Самары от 21 октября 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу ИФНС России по Октябрьскому району Самарской области - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь