Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КАМЧАТСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 января 2011 г. по делу N 33-46/2011

 

Судья Карматкова Е.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Камчатского краевого суда в составе:

председательствующего Литвиненко Е.З.,

судей Стальмахович О.Н. и Трофимовой Е.А.,

при секретаре С.Ю.

20 января 2011 года рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Петропавловске-Камчатском гражданское дело по кассационному представлению прокурора г. Петропавловска-Камчатского на решение Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края от 26 октября 2010 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований У.Е.Я. о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула отказать.

Заслушав доклад судьи Стальмахович О.Н., объяснения представителя прокурора г. Петропавловска-Камчатского К., поддержавшей доводы кассационного представления, судебная коллегия

 

установила:

 

У.Е.Я. предъявила в суде иск к ФГУ "Государственный природный биосферный заповедник Командорский" о восстановлении на работе и взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула.

В обоснование исковых требований указала, что с 1 марта 2006 года работала у ответчика в должности сторожа в отделе обеспечения основной деятельности. 28 июня 2010 года приказом N 070/10-93-к она была уволена по п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за прогул. Отрицая факт совершения прогула в период дежурства с 22 по 23 июня 2010 года, а также, указывая на нарушение ответчиком порядка ее увольнения, выразившееся в неознакомлении ее с актом отсутствия на рабочем месте, докладными работников учреждения, послужившими основанием для принятия решения о ее увольнении, полагает свое увольнение незаконным.

В судебном заседании У.Е.В. участия не принимала.

Представитель ФГУ "Государственный природный биосферный заповедник Командорский" С.А. иск не признал, полагая, что увольнение истицы произведено с соблюдением основания и порядка ее увольнения. Указал на то, что факт прогула был установлен в ходе специально проведенной проверки выполнения истицей свои должностных обязанностей по его устному распоряжению, в результате чего было установлено, что во время дежурства с 18.30 ч. 22 июня 2010 года по 8.30 ч. 23 июня 2010 года истица на рабочем месте отсутствовала.

Рассмотрев дело, суд постановил указанное решение.

В кассационном представлении прокурор г. Петропавловска-Камчатского просит решение суда отменить и направить дело на новое рассмотрение по причине несоответствия выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела и недоказанности установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела. Не соглашаясь с выводами суда о законности увольнения истицы, указывает на недоказанность факта совершения ею грубого нарушения трудовых обязанностей, выразившегося в отсутствии без уважительных причин на рабочем месте в период дежурства.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно п. п. 2 и 4 ч. 1 ст. 362 ГПК РФ недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела, нарушение или неправильное применение норм процессуального права являются основаниями для отмены решения суда в кассационной инстанции.

В соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей, в том числе прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены) независимо от его (ее) продолжительности, а также отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).

Как следует из материалов дела, в соответствии с трудовым договором от 1 мая 2006 года У.Е.Я. была принята на работу в ФГУ "Государственный природный биосферный заповедник Командорский" на должность сторожа (л.д. 23). Согласно дополнительному соглашению к данному трудовому договору от 1 августа 2009 года с указанной даты на нее была возложена обязанность выполнения работы с почасовой оплатой труда в соответствии с графиком сменности, утвержденным работодателем (л.д. 96).

Согласно графику дежурств сторожей на июнь 2010 года, 22 июня 2010 года в 18.00 ч. У.Е.Я. должна была заступить на дежурство до 9.00 ч. 23 июня 2010 года (л.д. 81).

Приказом N 070/10-93-к от 28 июня 2010 года по причине отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в рабочую смену с 18.00 ч. 22 июня 2010 года по 08.30 ч. 23 июня 2010 года У.Е.Я. была уволена по п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за прогул (л.д. 28).

Отказывая У.Е.Я. в удовлетворении иска, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что у ответчика имелись достаточные основания для увольнения истицы и о соблюдении им процедуры привлечения ее к дисциплинарной ответственности.

При этом вывод суда о доказанности факта совершения истицей грубого нарушения трудовых обязанностей, а именно ее отсутствия на рабочем месте в дежурную смену без уважительных причин сделан на основании акта от 23 июня 2010 года об отсутствии истицы на рабочем месте с 18.30 ч. 22 июня 2010 года до 7.30 ч. 23 июня 2010 года (л.д. 82), докладной инженера по охране труда и технике безопасности ФИО8 и начальника охраны ФИО9 (л.д. 83), а также письменных объяснений ФИО8 и ФИО10 от 8 сентября 2010 года (л.д. 69, 70).

С положенными в основу решения выводами суда судебная коллегия согласиться не может по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным. Судебное решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению. Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Принимая решение, суд не учел, что сведения, содержащиеся в акте от 23 июня 2010 года и докладной об отсутствии ФИО5 на работе во время дежурства истицей оспариваются, а потому они подлежали проверке и оценке наряду с другими доказательствами по делу по правилам ст. 67 ГПК РФ, согласно которой никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы, и суд обязан оценить относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Как видно из дела, 24 июня 2010 года в своих объяснениях, не соглашаясь с позицией работодателя, ФИО5 отрицала факт совершения ею прогула, настаивала на том, что в период дежурства с 22 на 23 июня 2010 года находилась на объекте охраны и исполняла свои служебные обязанности, не менее пяти раз совершала обходы вверенной ей территории (л.д. 88), продолжая настаивать на своей позиции и в ходе рассмотрения дел (л.д. 109 - 111).

Отвергая указанные утверждения истицы, суд не учел объяснения представителя ответчика, данные им в судебном заседании о том, что объекты охраны заповедника находятся на удалении в 150 м от административного помещения, расположенного в квартире жилого дома, и представляют собой несколько отдельно стоящих зданий. Место, где сторож заповедника мог бы и должен был бы находиться во время дежурства, нет, а потому он может находиться и дома, но не менее трех раз обязан обойти объекты.

Учитывая данные обстоятельства, а также то, что ответчиком не урегулировано нормативно количество и время обходов, которые сторож заповедника обязан совершить во время своего дежурства, утверждения истицы о том, что во время дежурства ею было совершено пять обходов вверенной ей территории, требовали надлежащей судебной проверки, а добытые в результате этой проверки доказательства - должной правовой оценки. При этом, бремя доказывания по делам данной категории возлагается на ответчика.

Кроме того, разрешая дело, действуя в нарушение требований ст. 157 ГПК РФ, согласно которой при рассмотрении дела суд обязан непосредственно исследовать доказательства по делу, в том числе заслушать показания свидетелей, а также ст. ст. 176, 177 ГПК РФ, которыми урегулирован порядок допроса свидетелей с обязательным предупреждением их об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, суд первой инстанции положил в основу вывода о доказанности факта совершения истицей прогула доказательства, не отвечающие требованиям допустимости, а именно письменные пояснения ФИО11 и ФИО10 об обстоятельствах, имевших место в период дежурства истицы, не допросив указанных лиц с соблюдением установленного законом порядка в качестве свидетелей с целью установления достоверности указанных в их письменных объяснениях сведений, чем существенно нарушил нормы процессуального порядка, которые привели к неправильному разрешению дела.

Кроме того, принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований У.Е.Я., суд дал ошибочную оценку сведениям, содержащимся в журнале приема-передачи дежурств, посчитав, что сведения о заступлении истицы на дежурство 22 июня 2010 года в нем отсутствуют.

Как следует из содержания указанного журнала, 22 июня 2010 года У.Е.Я. приняла на себя дежурство от ФИО12, о чем свидетельствует ее подпись в графе "принял дежурство" (л.д. 78). То обстоятельство, что время принятия дежурства в указанный день отмечено истицей как "9.00", но не "18.00", а также факт отсутствия подписи истицы в графе "сдал дежурство" о совершении ею прогула в период дежурства сами по себе не свидетельствуют. Данные обстоятельства подлежали выяснению судом в ходе судебного разбирательства и требовали надлежащей правовой оценки.

Не может судебная коллегия согласиться и с выводом суда о том, что сделанная истицей запись в журнале приема-передачи дежурств об отсутствии замечаний во время дежурства с 22 на 23 июня 2010 года при том, что должностными лицами ответчика был инсценирован взлом объекта охраны заповедника, который ею был не отмечен, бесспорно свидетельствует о совершенном ею прогуле. Данное обстоятельство могло бы послужить поводом для привлечения истицы к дисциплинарной ответственности за ненадлежащее исполнение должностных обязанностей, однако доказательством отсутствия ее без уважительных причин на рабочем месте во время дежурства не является.

По вышеизложенным причинам решение суда, как постановленное без выяснения, надлежащей проверки и правовой оценки всех фактических обстоятельств дела, не может быть признано законным и обоснованным, а потому подлежит отмене, а дело - направлению в тот же суд на новое рассмотрение, поскольку устранить нарушения, допущенные судом первой инстанции, в суде кассационной инстанции не представляется возможным.

При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть изложенное, установить на основании исследования доказательств, отвечающих требованиям относимости и допустимости, юридически значимые обстоятельства, дать этим обстоятельствам надлежащую правовую оценку и, разрешив дело в соответствии с нормами материального и процессуального права, принять законное и обоснованное решение.

Руководствуясь ст. ст. 362, 366 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края от 26 октября 2010 года отменить, дело направить в тот же суд на новое рассмотрение.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь