Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ГАРНИЗОННЫЙ ВОЕННЫЙ СУД

 

Именем Российской Федерации

 

РЕШЕНИЕ

от 21 января 2011 г. по делу N 2-16/2011

 

Новосибирский гарнизонный военный суд под председательством судьи Коробкова В.Ю., при секретаре Е., с участием представителя должностного лица - подполковника юстиции К.А., заявителя - бывшего военнослужащего военной прокуратуры Новосибирского гарнизона подполковника юстиции запаса Л. и его представителя - Ш. рассмотрел в открытом судебном заседании в помещении суда гражданское дело по заявлению Л., в котором он оспаривает действия военного прокурора гарнизона, связанные с изданием приказа об уменьшении премии.

В ходе рассмотрения дела по существу военный суд

 

установил:

 

Л. обратился в суд с заявлением, в котором просит признать необоснованным параграф 4 приказа военного прокурора Новосибирского гарнизона от 01.10.2010 г. N 000 лишении премии за третий квартал 2010 года на 25%. Обязать указанное должностное лицо выплатить премию в полном размере.

В судебном заседании заявитель свои требования поддержал и дал пояснения в пределах заявления.

Представитель должностного лица требования заявителя не признал. В обоснование своих возражений пояснил, что поскольку Л. не были выполнены мероприятия, предусмотренные планом на текущий квартал, то его непосредственный начальник подал соответствующий рапорт, в котором изложил предложение о снижении размера премии заявителю. Военным прокурором, на основании рапорта, было принято решение об уменьшении размера квартальной премии Л., что входит в его компетенцию. Поэтому прав заявителя должностное лицо не нарушил.

Выслушав пояснения сторон и исследовав представленные доказательства, суд приходит к следующим выводам.

Согласно приказу Министра обороны Российской Федерации от 21 июля 2010 года N 000 Л. уволен с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на ней. Выписка из указанного приказа поступила в военную прокуратуру гарнизона в августе 2010 г.

В соответствии с приказом военного прокурора Новосибирского гарнизона от 20 августа 2010 года N 00 Л. прибыл из отпуска и приступил к исполнению обязанностей.

В соответствии с приказом военного прокурора Новосибирского гарнизона от 8 сентября 2010 года N 00 Л. прибыл из служебной командировки и приступил к исполнению обязанностей.

На основании приказа военного прокурора Новосибирского гарнизона от 20 сентября 2010 года N 00 Л. убыл в служебную командировку с 22 по 25 сентября 2010 года.

Из плана работы военной прокуратуры Новосибирского гарнизона на 3 квартал видно, что Л. было запланировано проведение контрольных проверок в сентябре 2010 г. в войсковых частях 00000 и 00000.

Из журнала контроля за исполнением служебных документов и указаний военного прокурора (К-3 сентябрь) видно, что срок исполнения плановых заданий установлен 30.09.2010 г. Из этого же журнала видно, что для выполнения п. 8 плана Л. 27.09.10 был подан рапорт о продлении срока исполнения документа.

При этом заявитель пояснил, что им был подан рапорт и о продлении срока исполнения задания, указанного в п. 7 плана, но отметки об этом в журнале не имеется.

Согласно докладным от 28.09.10 г. и 29.09.10 г. Л. сообщает, что им проведены надзорные мероприятия в воинских частях, указанных в пунктах 7 и 8 плана работы на 3 квартал.

Свидетель Ш. показал, что проходит военную службу на должности заместителя военного прокурора гарнизона. Заявитель Л. находился в его непосредственном подчинении. В июле 2010 г. состоялся приказ об увольнении Л. с военной службы. Выписка из соответствующего приказа поступила в военную прокуратуру в тот момент, когда заявитель находился в отпуске. В связи с увольнением Л. с военной службы коррективы в план работы не вносились. 28 - 29 сентября 2010 г. Л. представил ему две докладные записки о выполнении заданий, указанных в пунктах 7 и 8 плана работы на 3 квартал. Так у него возникли сомнения, то он предложил Л. представить материалы проверки, на что тот ответил, что проверки он не проводил, а анализ был сделан на основании ранее поступивших документов. Посчитав, что заявителем запланированные мероприятия выполнены ненадлежащим образом, то он подал рапорт военному прокурору, в котором предлагал рассмотреть вопрос о снижении Л. размера премии.

Из рапорта Ш. от 1.10.10 видно, что после ознакомления с докладными записками от 28 и 29 сентября 2010 г. и, получив устные объяснения Л., он полагает целесообразным рассмотреть вопрос о наказании того за ненадлежащее исполнение служебных обязанностей путем снижения размера премии за 3 квартал.

Согласно приказу военного прокурора Новосибирского гарнизона от 1 октября 2010 г. N 0000 за нарушение требований руководящих документов при выполнении плановых мероприятий военной прокуратуры Л. лишен премии за третий квартал на 25%. При этом в приказе отсутствует указание на основание, послужившее принятию должностным лицом такого решения, а именно рапорт непосредственного начальника.

Оценивая действия должностного лица, военный суд учитывает следующее.

Согласно ст. 12 Федерального закона "О статусе военнослужащих" денежное довольствие военнослужащих состоит из оклада месячного денежного содержания, месячных и иных дополнительных выплат. Порядок обеспечения военнослужащих денежным довольствием определяется Министерством обороны Российской Федерации.

В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 13 этого же Федерального закона военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, выплачивается премия за образцовое выполнение воинского долга в размере до трех окладов денежного содержания в порядке, определяемом Правительством РФ.

Постановлением Правительства РФ N 524 от 14 июля 2000 года "Об отдельных выплатах военнослужащим и членам их семей" утверждены Правила выплаты военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, премии за образцовое выполнение воинского долга.

Согласно пунктам 206, 209 - 211 этого же Порядка, военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, выплачивается премия за образцовое выполнение воинского долга в размере до 3 окладов денежного содержания в год. При этом премия исчисляется от оклада по занимаемой (временно исполняемой) воинской должности и оклада по воинскому званию.

Решения о выплате премии, лишении или уменьшении ее размера принимаются соответствующими командирами (начальниками) на основании представляемых по команде в конце первого, второго и третьего кварталов и в конце ноября рапортов непосредственных командиров (начальников) с ходатайствами о выплате премии подчиненным военнослужащим. В рапортах с ходатайствами об уменьшении или лишении военнослужащих премии ими указываются конкретные причины, послужившие основанием для такого ходатайства.

Командиры (начальники) имеют право уменьшать размер премии военнослужащим, находящимся в их подчинении, или лишать их премии полностью за упущения по службе и нарушения воинской дисциплины. При этом в приказе соответствующего командира (начальника) указываются конкретные причины уменьшения (лишения) премии.

В соответствии с пунктом 24 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы военнослужащий, уволенный с военной службы, должен быть исключен из списков личного состава воинской части в день истечения срока его военной службы и не позднее чем через месяц со дня поступления в воинскую часть выписки из приказа об увольнении военнослужащего с военной службы.

Как пояснил заявитель, в течение третьего квартала нарушений воинской дисциплины у него не было. Кроме того, в отношении него был издан приказ об увольнении с военной службы. Поэтому он подлежал исключению из списков личного состава военной прокуратуры в течение срока, указанного в Положении о порядке прохождения военной службы. Несмотря на это, военным прокурором время для сдачи дел и должности ему не предоставлено, изменения в план работы на соответствующий период не внесены, а, напротив, на него возложена обязанность по исполнению запланированных мероприятий, а впоследствии еще и снижен размер премии за ненадлежащее выполнение этих мероприятий.

Оценивая вышеприведенные доказательства, суд считает, что поскольку на день окончания квартала рапорт о снижении заявителю размера премии его непосредственным начальником подан не был, следовательно, оснований у должностного лица для издания приказа об уменьшении Л. размера премии не имелось.

В связи с изложенным военный суд признает действия должностного лица, связанные с изданием приказа о лишении Л. премии на 25%, не соответствующими закону, а заявление Л. - обоснованным.

В соответствии со ст. 98 ГПК РФ судебные расходы по настоящему делу, состоящие из суммы государственной пошлины, уплаченной заявителем, суд возлагает на должностное лицо.

Руководствуясь ст. ст. 194 - 199 и 258 ГПК РФ, военный суд

 

решил:

 

Заявление Л. признать обоснованным.

Приказ военного прокурора Новосибирского гарнизона N 000 от 1 октября 2010 года о лишении Л. премии за третий квартал на 25% признать незаконным.

Обязать военного прокурора Новосибирского гарнизона устранить допущенное нарушение прав заявителя путем отмены параграфа 0 своего приказа N 000 от 1 октября 2010 года в части, касающейся Л.

Судебные расходы по делу возложить на должностное лицо. Взыскать с военной прокуратуры Новосибирского гарнизона в пользу Л. двести рублей.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в Западно-Сибирский окружной военный суд через Новосибирский гарнизонный военный суд в течение 10 дней со дня его принятия в окончательной форме.

 

Судья

В.Ю.КОРОБКОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь