Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ИРКУТСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 января 2011 г. по делу N 33-262/11

 

Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда в составе:

председательствующего Быковой А.В.,

судей Давыдовой О.Ф. и Скубиевой И.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Скубиевой И.В. кассационную жалобу М. на решение Усть-Илимского городского суда Иркутской области от 22 ноября 2010 года по гражданскому делу по иску М. к Л.Б., Л.Т. об освобождении самовольно занимаемого дачного участка и возмещении материального ущерба,

 

установила:

 

В обоснование заявленных требований истец указала, что в 2001 году она и ее муж по совету их знакомых Т. и Ю. приобрели дачный участок <...> по улице 3-я Сказочная в дачном кооперативе "Ф." (далее по тексту спорное имущество, спорный дачный участок) у О. и его супруги Е.

Цену спорного имущества, <...> рублей, М. передали О. в помещении правления дачного кооператива "Ф." в присутствии З. Оформить надлежащим образом сделку они не смогли, так как в Правлении не было руководства и по обоюдной договоренности отложили оформление документов на будущее.

С мая 2001 года и на протяжении нескольких лет ее семья пользовалась дачным участком с ранней весны и до поздней осени.

В 2003 году О. сообщили им о том, что они собираются уезжать на постоянное место жительства в другой регион, и она предложила оформить сделку. Истица и О. составили договор купли-продажи от <...> и написали заявление с просьбой исключить О. из членов дачного кооператива, истица - с просьбой принять ее в члены дачного кооператива. Договор купли-продажи и оба заявления они заверили в правлении дачного кооператива. В августе 2003 года М. оформлении членскую книжку. О. свою членскую книжку оставил ей еще в 2001 году.

Сразу же после приобретения дачи в 2001 году она с мужем, имея хороший заработок, обставили дачу хорошей мебелью, которую им изготовили в мебельной мастерской школы <...>. Также они завезли на дачу дорогую посуду, ковры, холодильник, электроплиту, так как дачный дом был построен по капитальной схеме, и они пользовались данным домом до восьми месяцев в году. Ее муж завез на дачу деревообрабатывающие станки, позднее, изготовленные на заказ кедровые бочки стоимостью по <...> рублей каждая.

После дачного сезона 2007 года ее семья переехала на временное место жительства в город Москву. Дачу они закрыли на замки, отключили электроэнергию, законсервировали.

В июле 2008 года она приехала в г. Усть-Илимск проверить квартиру, дачу. Во время посещения дачного участка к ней подошли владельцы дачного участка <...> по этой же улице супруги Л., которые предложили ей присматривать за их дачей в обмен на пользование земельным участком без права пользования домом, баней.

В феврале 2010 года ей в Москву позвонила ее мама и сообщила, что на их даче живут Л., и они эту дачу присвоили себе.

<...> она приехала в г. Усть-Илимск, встретилась с Л.Т., потребовала освободить дачу, на что ей было сообщено Л.Т., что дачу она купила.

Просила изъять из незаконного владения у Л.Б. и Л.Т. принадлежащий ей на праве личной собственности дачный участок в кооперативе "Ф." по ул. 3-я Сказочная, <...>, с расположенными на этом участке домом, баней, дачными постройками; обязать солидарно Л.Б. и Л.Т. возместить ей материальный ущерб в размере <...> рублей за поврежденное и похищенное ее дачное имущество.

Уточняя исковые требования, просила взыскать с ответчиков в ее пользу материальный ущерб в размере <...> рублей.

Решением Усть-Илимского городского суда Иркутской области от 22 ноября 2010 года в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе М. просит решение суда отменить, указав, что судом неправомерно приняты за основу решения суда все доказательства со стороны ответчиков и отвергнуты все доказательства со стороны истицы, дана неправомерная оценка представленным истицей доказательствам в части наличия на спорном дачном участке ее имущества, необоснованно отказано в допросе ответчика Л.Б.

В дополнительной кассационной жалобе М. указала, что в судебное заседание ею предоставлялись квитанции об уплате членских взносов за 2001 - 2008 годы. Споря с достоверностью представленных истицей документов, ответчики не представили в суд свои доказательства того, что в эти годы за участок платили бывшие хозяева - супруги О. Не признавая достоверной членскую книжку на имя О., ответчики не представили в суд "подлинную" членскую книжку, не признавая договор купли-продажи с подписью О. достоверным, а также заявление о выходе из членов кооператив с подписью О., ответчики заявляли в суде ходатайство о проведении почерковедческой экспертизы, однако по вине суда экспертиза назначена не была. При этом суд незаконно взял на себя функции эксперта и признал предоставленные истицей документы подложными.

Суд не запрашивал корешки к предоставленным истицей квитанциям об уплате членских взносов, не принимал надлежащие меры к вызову кассира Ш., которая присутствовала при оформлении сделки с О., при написании заявления о выходе его из членов кооператива.

Суд не дал оценку показаниям многочисленных свидетелей о том, что при отъезде на постоянное место жительства в 1999 - 2001 гг. супруги О. распродавали все имущество. Суд необоснованно принял за истину утверждение ответчиков, что, распродав все имущество, именно спорную дачу О. не продали истице, а сдали в аренду. В осмотренных в суде журналах регистрации членов кооператива напротив спорного участка имеется запись, состоящая из одного слова "арендуют". Эта запись могла относиться и к ответчикам. Так как они в присутствии свидетелей просили у истицы и ее мужа разрешения пользоваться землей и кустарниками. Суд не выяснял, кто, когда и в связи с чем внес запись об аренде. По данному обстоятельству не устанавливались и не опрашивались свидетели.

Необоснованно утверждение суда, что истица не доказала наличие своего имущества на даче. Наличие части имущества ответчики признали в суде, часть имущества истица забрала у ответчиков в присутствии милиции - это бензопила и ковер, часть имущества была обнаружена и обозревалась судом при выезде на место.

Заслушав доклад судьи Иркутского областного суда Скубиевой И.В., изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

В обоснование заявленных требований М. сослалась на статьи 305, 1064 ГК Российской Федерации.

В соответствии со статьей 305 ГК Российской Федерации права, предусмотренные статьями 301 - 304 ГК Российской Федерации, принадлежат также лицу, хотя и не являющемуся собственником, но владеющему имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором. Это лицо имеет право на защиту его владения также против собственника.

В соответствии со статьей 301 ГК Российской Федерации собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения (статья 304 ГК РФ).

В соответствии с частью первой статьи 1064 ГК Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Суд установил, что свои исковые требования истица основывает на заключенном между нею и умершим О. договоре купли-продажи дачного участка по улице 3-я Сказочная, <...>, на заявлении О. о выходе из членов ДНТ и ее заявлении о приеме в члены ДНТ.

При этом, установив, что доказательства принятия М. в члены ДНТ в установленном законом порядке, принадлежности ей на праве собственности дачного участка с расположенными на нем строениями, а также причинения ей ответчиками материального ущерба на сумму <...> рублей отсутствуют, правомерно отказал истице в удовлетворении исковых требований.

Выводы суда подробно мотивированы, основаны на полном, всестороннем, объективном и непосредственном исследовании представленных сторонами доказательств, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а также нормам действующего законодательства, регламентирующим спорные правоотношения.

Действительно, требуя защиты своего права владения, истица не представила относимые и допустимые доказательства возникновения у нее законного права владения спорным имуществом. Требуя возмещения материального ущерба, причиненного утратой имущества, якобы находившегося на спорном дачном участке, истица не смогла пояснить, где и какое имущество находилось и какова его действительная стоимость.

Доводы кассационной жалобы М. направлены на иную оценку доказательств, относимость, допустимость, достоверность каждого из которых суд оценил, не нарушив требования ст. ст. 59, 60, 67 ГПК Российской Федерации, и правильность оценки которых у судебной коллегии сомнений не вызывает.

Не влияют на законность судебного решения доводы М. о необоснованности отказа в назначении почерковедческой экспертизы и допросе Л.Б., поскольку ни заключение почерковедческой экспертизы, ни показания Л.Б. не могли повлиять на объективно существующие обстоятельства ненадлежащего оформления М. прав в отношении спорного дачного участка с расположенными на нем строениями.

Факт нахождения на дачном участке части заявленного истицей имущества, на что она указывает в кассационной жалобе, свидетельствует об отсутствии у нее соответствующего материального ущерба, возможности получения данного имущества, что подтверждает законность принятого решения в части отказа в удовлетворении требований о взыскании материального ущерба.

Не является основанием к отмене решения суда доводы М. о том, что О. написал заявление о выходе из членов кооператива, она написала заявление о включении ее в члены кооператива, получила членскую книжку, поскольку указанные заявления не были переданы в правление ДНТ, членство М. не было оформлено в установленном законом порядке. Факт же заключения договора купли-продажи спорной дачи наследник О. - его супруга Е. отрицает.

Не ставят под сомнение оспариваемое решение доводы М. о необоснованности отказа суда в вызове кассира Ш., которая могла бы подтвердить факт оплаты М. членских взносов, поскольку сам факт оплаты определенных денежных средств истицей не является юридически значимым обстоятельством, не исключает возможность нахождения спорного дачного участка в арендном пользовании М.

В соответствии со статьей 60 ГПК Российской Федерации обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами, в связи с чем суд правомерно не принял в качестве доказательств возникновения у М. законного права требования в отношении спорного имущества свидетельские показания, и доводы кассационной жалобы в данной части на законность принятого решения не влияют.

Иных доводов, указывающих на нарушение судом норм гражданского и гражданского процессуального права, которые могли бы повлечь отмену решения суда, кассационная жалоба не содержит, проверенное же по доводам кассационной жалобы решение суда является законным и обоснованным, отмене не подлежащим.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361, 362, 366 ГПК Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Усть-Илимского городского суда Иркутской области от 22 ноября 2010 года по данному гражданскому делу оставить без изменения, а кассационную жалобу М. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

А.В.БЫКОВА

 

Судьи:

О.Ф.ДАВЫДОВА

И.В.СКУБИЕВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь