Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 21 января 2011 г. по делу N 4а-3597/10

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу К. на постановление мирового судьи судебного участка N 369 Тверского района г. Москвы от 17 августа 2010 года и решение судьи Тверского районного суда г. Москвы от 19 октября 2010 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 369 Тверского района г. Москвы от 17 августа 2010 года К. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 4 месяца.

Решением судьи Тверского районного суда г. Москвы от 19 октября 2010 года вышеуказанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, а жалоба К. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе К. выражает несогласие с названными судебными решениями, ссылаясь на то, что вменяемого правонарушения он не совершал; производство по делу возбуждено при отсутствии достаточных оснований, указывающих на событие правонарушения, поскольку, находясь на удаленном расстоянии от места вменяемого правонарушения, сотрудник ГИБДД не мог видеть движение его автомобиля; показания сотрудника ГИБДД и составленные им документы, согласно которым К. обогнал поворачивающий автомобиль, позволяют сделать вывод о том, что при совершении маневра обгона он (К.) находился на перекрестке, на протяжении которого нанесена дорожная разметка 1.7 Приложения N 2 к ПДД РФ, а, следовательно, он мог пересечь только эту дорожную разметку; дело рассмотрено мировым судьей без соблюдения положений ст. 24.1 КоАП РФ, показаниям сотрудника ГИБДД придана заранее установленная сила; из показаний сотрудника ГИБДД следует, что он выехал на сторону встречного движения половиной корпуса автомобиля, а, следовательно, такой маневр является не обгоном, а опережением транспортного средства, более того, он носит кратковременный характер и не может повлечь назначение наказания в виде лишения права управления транспортными средствами; в ходе рассмотрения дела не точно установлено место совершения административного правонарушения, поскольку не указан регион, в котором оно совершено.

Проверив представленные материалы, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу состоявшиеся по делу судебные решения законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 30 июля 2010 года в 11 часов 25 минут К., следуя на автомобиле "<...>" государственный регистрационный знак <...> в г. <...> по ул. <...> в сторону центра, у дома <...> по ул. <...> произвел обгон транспортного средства с выездом на сторону проезжей части дороги, предназначенную для встречного движения, проигнорировав требования линии дорожной разметки 1.3 Приложения N 2 к ПДД РФ, п. 9.2 ПДД РФ, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Факт совершения К. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения; рапортом сотрудника ГИБДД М., составленной им схемой места нарушения ПДД и его показаниями, данными в ходе рассмотрения дела мировым судьей.

При таких обстоятельствах вывод мирового судьи о наличии в действиях К. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, является правильным, а довод К. о том, что вменяемого правонарушения он не совершал - несостоятельным.

По утверждению К., производство по делу возбуждено при отсутствии достаточных оснований, указывающих на событие правонарушения, поскольку, находясь на удаленном расстоянии от места вменяемого правонарушения, сотрудник ГИБДД не мог видеть движение его автомобиля. С данным утверждением согласиться нельзя, так как оно носит предположительный характер, каких-либо объективных данных, которые могли бы свидетельствовать о его обоснованности, в представленных материалах не имеется и заявителем в надзорной жалобе не приведено. При этом из показаний допрошенного в рамках рассмотрения дела сотрудника ГИБДД М. следует, что он являлся очевидцем совершенного К. нарушения ПДД, повлекшего выезд на сторону встречного движения, об обстоятельствах которого подробно сообщил в ходе судебного разбирательства. Ставить под сомнение выявленный сотрудником ГИБДД и зафиксированный в вышеприведенных доказательствах факт нарушения К. требований дорожной разметки 1.3 Приложения N 2 к ПДД РФ и п. 9.2 ПДД РФ, а также не доверять показаниям сотрудника ГИБДД оснований не имеется. Изложенное свидетельствует о том, что поводом к возбуждению настоящего дела явилось непосредственное обнаружение должностным лицом достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения, а потому в силу п. 1 ч. 1 ст. 28.1 КоАП РФ дело возбуждено обоснованно.

По мнению К., показания сотрудника ГИБДД и составленные им документы, согласно которым К. обогнал поворачивающий автомобиль, позволяют сделать вывод о том, что при совершении маневра обгона он (К.) находился на перекрестке, на протяжении которого нанесена дорожная разметка 1.7 Приложения N 2 к ПДД РФ, а, следовательно, он мог пересечь только эту дорожную разметку. Данный довод является надуманным и не может быть принят во внимание, потому как перечисленные выше доказательства объективно свидетельствуют о том, что К. было совершено нарушение требований дорожной разметки 1.3 Приложения N 2 к ПДД РФ и п. 9.2 ПДД РФ. Каких-либо сведений, которые бы позволяли прийти к выводу, приведенному К., в доказательствах не содержится. При этом утверждение сотрудника ГИБДД в своих показаниях о совершении К. обгона автомобиля, который поворачивал, вовсе не дает поводов считать, что этот маневр имел место непосредственно на перекрестке в зоне действия дорожной разметки 1.7 Приложения N 2 к ПДД РФ. Фразу "поворачивающий автомобиль" следует понимать в контексте, при этом, таким автомобилем может быть как автомобиль, непосредственно осуществляющий маневр поворота, так и подавший сигнал поворота. Исходя из показаний сотрудника ГИБДД в целом, а также совокупности других доказательств, следует вывод о том, что К. начал маневр обгона до перекрестка.

В надзорной жалобе К. указывает, что согласно показаниям сотрудника ГИБДД он выехал на сторону встречного движения половиной корпуса автомобиля, а, следовательно, такой маневр является не обгоном, а опережением транспортного средства, более того, он носит кратковременный характер и не может повлечь наказание в виде лишения права управления транспортными средствами. Данный довод нельзя признать состоятельным, поскольку в силу п. 1.2 ПДД РФ опережение - это маневр, не связанный с выездом на сторону встречного движения, но в то же время, как установлено при рассмотрении дела, К. было осуществлено движение по встречной полосе в нарушение ПДД. При этом на квалификацию действий К. по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ не влияет то обстоятельство, что транспортное средство под его управлением оказалось на стороне встречного движения лишь половиной корпуса, поскольку это свидетельствует о пересечении им линии дорожной разметки 1.3 Приложения N 2 к ПДД РФ, что запрещено ПДД РФ и расценивается как выезд на сторону встречного движения. Кроме того, маневр, который был совершен К., вопреки его утверждению, кратковременным не является.

Довод К. о том, что в ходе рассмотрения дела не точно установлено место совершения административного правонарушения, поскольку не указан регион, в котором оно совершено, не может повлечь отмену состоявшихся по делу судебных решений, потому как из представленных материалов однозначно следует, что событие правонарушения имело место в г. <...>, и заявителем это не оспаривается.

Довод К. о том, что дело рассмотрено мировым судьей без соблюдения положений ст. 24.1 КоАП РФ, показаниям сотрудника ГИБДД придана заранее установленная сила, не соответствует действительности. Из представленных материалов видно, что к выводу о виновности К. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, как мировой судья, так и судья районного суда, пришли с учетом всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, всесторонне, полно и объективно исследованных в ходе судебного разбирательства.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

Порядок и срок давности привлечения к административной ответственности не нарушены, наказание назначено в пределах санкции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ. При назначении наказания мировым судьей учтены фактические обстоятельства дела, данные о личности виновного, а также характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 369 Тверского района г. Москвы от 17 августа 2010 года и решение судьи Тверского районного суда г. Москвы от 19 октября 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении К. оставить без изменения, надзорную жалобу К. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь