Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 января 2011 г. по делу N 33-121/11

 

Судья: Григоричева Т.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего - судьи Копотева И.Л.,

судей Мельниковой Г.Ю., Булатовой О.Б.,

с участием прокурора Борзенковой Т.А.,

при секретаре М.А.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Ижевске 24 января 2011 года гражданское дело по исковому заявлению С.А.В. к обществу с ограниченной ответственностью <...> о признании незаконными приказов о привлечении к дисциплинарной ответственности, приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, по кассационной жалобе общества с ограниченной ответственностью <...> и кассационному представлению помощника прокурора Игринского района УР на решение Игринского районного суда УР от 11 ноября 2010 года, дополнительное решение от 23 ноября 2010 года, которыми исковые требования С.А.В. удовлетворены частично.

Признан незаконным приказ директора общества с ограниченной ответственностью <...> N 14 от 14 сентября 2010 года об увольнении С.А.В. по подп. "а" п. 6 ст. 81 Трудового кодекса РФ.

С.А.В. восстановлен на работе в обществе с ограниченной ответственностью <...> в должности главного механика с 14 сентября 2010 года.

Решение в части восстановления С.А.В. на работе обращено к немедленному исполнению.

С общества с ограниченной ответственностью <...> в пользу С.А.В. взысканы средний заработок за время вынужденного прогула в размере <...>, компенсация морального вреда в размере 5 000 рублей, расходы на оплату услуг представителя в размере 4 000 рублей.

Признан незаконным приказ директора общества с ограниченной ответственностью <...> N 34 от 20 августа 2010 года о привлечении С.А.В. к дисциплинарной ответственности.

Признан незаконным приказ директора общества с ограниченной ответственностью <...> N 38 от 24 августа 2010 года о привлечении С.А.В. к дисциплинарной ответственности.

С общества с ограниченной ответственностью <...> в доход федерального бюджета взыскана государственная пошлина в размере 5 091 рубля 55 копеек.

Заслушав доклад судьи Мельниковой Г.Ю., объяснения представителя общества с ограниченной ответственностью <...> - М.М.Р., поддержавшего доводы кассационной жалобы, объяснения С.А.В., возражавшего против доводов кассационной жалобы и кассационного представления, заключение прокурора Борзенковой Т.А., частично поддержавшей доводы кассационного представления, полагавшей, что решение суда отмене не подлежит, Судебная коллегия

 

установила:

 

С.А.В. обратился в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью <...> (далее по тексту - ООО <...>) с требованиями о признании незаконным приказа об увольнении, восстановлении в прежней должности - главного механика, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда в размере 50 000 рублей.

С.А.В. обратился в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью <...> с требованиями о признании приказов N 34 от 20 августа 2010 года и N 38 от 24 августа 2010 года о привлечении к дисциплинарной ответственности незаконными, взыскании компенсации морального вреда в размере 10 000 рублей.

Определением судьи от 14 октября 2010 года вышеуказанные исковые заявления соединены в одно производство для совместного рассмотрения.

Исковые требования истец мотивировал тем, что работал у ответчика в должности главного механика. Приказами N 34 от 20 августа 2010 года и N 38 от 24 августа 2010 года истец незаконно привлечен к дисциплинарной ответственности за неисполнение своих должностных обязанностей и некорректное поведение в виде выговора. Должностные обязанности истец исполнял в полном объеме, в приказах не указано, когда и какие именно должностные обязанности им не были выполнены.

На основании приказа N 14 от 14 сентября 2010 года истец уволен по подп. "а" п. 6 ст. 81 Трудового кодекса РФ - за прогулы без уважительной причины. Увольнение истец считает незаконным, ссылаясь на то, что прогулов без уважительной причины не совершал, в самом приказе не указано, когда им было допущено нарушение трудовых обязанностей в виде совершения прогулов. В результате незаконного привлечения к дисциплинарной ответственности и незаконного увольнения истцу причинен моральный вред.

В ходе рассмотрения дела истец в порядке ст. 39 Гражданского процессуального кодекса РФ уточнил исковые требования и просил суд взыскать с ответчика средний заработок за время вынужденного прогула в размере <...>, а также расходы на оплату представителя в размере 4 000 рублей.

В судебном заседании истец и его представители С.Н.М. и Б.В.И. исковые требования поддержали в полном объеме.

В судебном заседании представители ответчика - Ф.А.А. и М.М.К. исковые требования не признали.

В заключении по делу помощник прокурора Игринского района УР Воронов А.В. полагал, что исковые требования подлежат удовлетворению.

Судом было постановлено вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе ответчик просит решение суда отменить, ссылаясь на следующие доводы: взысканная судом сумма компенсации морального вреда является завышенной; в резолютивной части решения суда не содержится выводов об удовлетворении либо об отказе в удовлетворении иска в части признания незаконными приказов N 34 и N 38 от 20 и 24 августа 2010 года; вывод суда о недоказанности совершения истцом прогулов противоречит материалам дела.

В кассационном представлении помощник прокурора просит решение суда в части отменить, ссылаясь на следующие доводы:

- в резолютивной части решения суда не содержится выводов об удовлетворении либо об отказе в удовлетворении иска в части признания незаконными приказов N 34 и N 38 от 20 и 24 августа 2010 года;

- то обстоятельство, что в обжалуемых истцом приказах не указано, за какие конкретно дисциплинарные проступки истец привлечен к дисциплинарной ответственности и даты совершения проступков, не лишает эти приказы юридической силы и не влечет вывода об отсутствии оснований для привлечения истца к дисциплинарной ответственности.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и кассационного представления, Судебная коллегия не усматривает оснований к отмене принятого судом решения.

Как следует из материалов дела, 1 июля 2010 года истец принят на работу к ответчику на должность главного механика, с указанной даты между сторонами был заключен трудовой договор.

Приказом N 34 от 20 августа 2010 года истцу объявлен выговор за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих должностных обязанностей. В качестве основания для вынесения приказа указана докладная Ф.И.О. 1.

Приказом N 38 от 24 августа 2010 года истцу объявлен выговор за ненадлежащее исполнение своих должностных обязанностей, за некорректное поведение. В качестве основания для вынесения приказа указана докладная исполнительного директора ЗАО <...> Ф.И.О. 1.

Приказом N 14 от 14 сентября 2010 года истец уволен с занимаемой должности с 14 сентября 2010 года по подп. "а" п. 6 ст. 81 Трудового кодекса РФ - за прогулы без уважительной причины. В качестве основания для вынесения приказа указаны докладная и акт о прогуле без уважительной причины от 27 августа 2010 года.

Решение суда в части признания вышеуказанных приказов N 34 и N 38 незаконными в кассационном порядке не обжаловано. По мнению Судебной коллегии, решение в указанной части принято с правильным применением норм материального права, нарушений норм процессуального права, влекущих отмену решения, судом не допущено.

Так, согласно ст. 57 Трудового кодекса РФ трудовая функция относится к числу существенных условий трудового договора и подразумевает под собой, в том числе конкретный вид поручаемой работнику работы. Из содержания заключенного между сторонами трудового договора следует, что работник (истец) обязан выполнять обязанности по должности главного механика, при этом перечень обязанностей не раскрыт.

В соответствии со ст. 22 Трудового кодекса РФ к числу прав работодателя отнесено право принимать локальные нормативные акты. Данному праву корреспондирует обязанность знакомить работников под роспись с принимаемыми локальными нормативными актами, непосредственно связанными с их трудовой деятельностью.

Должностные обязанности главного механика закреплены в должностной инструкции, утвержденной директором ООО <...> 2 августа 2010 года. С данной инструкцией истец ознакомлен под роспись после издания обжалованных истцом приказов, что подтверждается документально и участниками процесса не оспаривалось. Все представленные сторонами в указанной части доказательства оценены судом в соответствии с требованиями ст.ст. 55, 59, 60, 67 Гражданского процессуального кодекса РФ. Оснований для их переоценки в суде кассационной инстанции не имеется.

Согласно ст. 192 Трудового кодекса РФ под дисциплинарным проступком понимается неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей.

Вывод суда о том, что из текстов приказов о наложении дисциплинарного взыскания не представляется возможным установить, за неисполнение или ненадлежащее исполнение каких конкретно должностных обязанностей к истцу применено наказание, противоречит содержанию данных приказов, в которых имеется ссылка на соответствующие докладные и акт. В свою очередь, названные документы содержат указание на конкретные вменяемые истцу нарушения и даты их совершения истцом. Указанные в докладных и акте сведения о допущенных истцом нарушениях и дате их совершения полностью соотносятся как с письменными возражениями ответчика на иск, так и с устными пояснениями представителей ответчика, данными в судебном заседании. В связи с изложенными обстоятельствами правильным является довод кассационного представления о том, что вышеуказанный недостаток обжалованных истцом приказов не является самостоятельным основанием для признания их незаконными.

По мнению Судебной коллегии, вывод суда о незаконности увольнения истца является верным. Бремя доказывания по данному требованию судом распределено правильно. В частности, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения правомерно возложена на ответчика.

Как следует из приказа N 14 от 14 сентября 2010 года, истец уволен за прогулы без уважительной причины по подп. "а" п. 6 ст. 81 Трудового кодекса РФ. Под прогулом, в силу указанной нормы, понимается отсутствие работника на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (ее) продолжительности, а также отсутствие на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).

Следовательно, для признания увольнения законным ответчику необходимо было представить доказательства, отвечающие требованиям ч. 3 ст. 67 Гражданского процессуального кодекса РФ, подтверждающие наличие прогула со стороны истца.

Из положений вышеуказанной нормы трудового права следует, что для установления наличия прогула необходимо помимо факта отсутствия работника на работе устанавливать также и причины, по которым работник отсутствовал. Прогулом является отсутствие на работе по неуважительным причинам.

Позиция ответчика основана на том, что истец отсутствовал на работе 27 августа 2010 года с 8 до 17 часов, а также 30 августа 2010 года с 11 до 17 часов без уважительных причин. В приказе об увольнении в качестве основания увольнения ответчик сослался на докладные начальника транспортного цеха Ф.И.О. 2 (л.д. 35) и механика транспортного цеха Ф.И.О. 3 (л.д. 36), а также на акт от 27 августа 2010 года, в котором зафиксировано отсутствие истца на рабочем месте 27 августа 2010 года (л.д. 41).

Доводы кассационной жалобы являются частично обоснованными, поскольку, по мнению Судебной коллегии, истцом действительно совершен прогул 30 августа 2010 года.

Вместе с тем довод истца о том, что 27 августа 2010 года до обеда он занимался оформлением договора купли-продажи и находился в своем рабочем кабинете, ответчиком не опровергнут. Из материалов дела также следует, что в указанный день истец находился на приеме у врача в <...> больнице, что подтверждается представленной суду выпиской из медицинской карты истца и свидетельствует об уважительности причин отсутствия на работе. Нахождение истца в медицинском учреждении являлось обоснованным, поскольку жалобы истца на наличие болевых ощущений были подтверждены. О нахождении у врача истец уведомил начальника транспортного цеха предприятия, которая, в свою очередь, известила об этом руководителя предприятия. Допрошенные судом свидетели обстоятельства, изложенные истцом, подтвердили.

Совокупностью перечисленных доказательств подтверждается, что у истца отсутствовал умысел на нарушение трудовой дисциплины 27 августа 2010 года, поскольку истец полагал, что болен, и принял все необходимые меры для надлежащего извещения работодателя о временном отсутствии на работе.

Утверждение истца об отсутствии на рабочем месте 30 августа 2010 года по уважительным причинам в ходе судебного заседании ответчиком опровергнуто.

Так, позиция истца основана на том, что он весь день занимался ремонтом автомобиля "Волга", принадлежащего ответчику. Из пояснений свидетелей Ф.И.О. 2 и Ф.И.О. 4 следует, что в указанный день автомобиль сломан не был, на нем ездил директор предприятия. Свидетель Ф.И.О. 4, в частности, показал, что на ремонте автомобиль находился в сентябре 2010 года. Указание ответчика на то, что рабочее место главного механика находится по месту нахождения общества, истец не оспаривал, что следует из его пояснений в ходе судебного заседания. На рабочем месте после обеда 30 августа 2010 года истца не видели, что следует из пояснений допрошенных судом свидетелей.

От объяснений по факту своего отсутствия на рабочем месте 27 и 30 августа 2010 года истец отказался, что подтверждается актом об отказе от объяснений от 14 сентября 2010 года (л.д. 43) и показаниями допрошенных судом свидетелей.

Совокупность изложенного позволяет Судебной коллегии сделать вывод о том, что уважительных причин отсутствия на рабочем месте 30 августа 2010 года после 11 часов и до конца рабочей смены у истца не имелось. В данном случае действия истца правильно квалифицированы работодателем как прогул.

В то же время Судебная коллегия приходит к выводу, что увольнение истца является незаконным, поскольку, в силу положений п. 53 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 2 от 17 марта 2004 года "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", обстоятельством, имеющим значение для правильного рассмотрения дел об оспаривании дисциплинарного взыскания или о восстановлении на работе и подлежащим доказыванию работодателем, является соблюдение им при применении к работнику дисциплинарного взыскания вытекающих из статей 1, 2, 15, 17, 18, 19, 54 и 55 Конституции РФ и признаваемых РФ как правовым государством общих принципов юридической, а следовательно и дисциплинарной, ответственности, таких, как справедливость, равенство, соразмерность, законность, вина, гуманизм.

В этих целях работодателю необходимо представить суду доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен, а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду.

По мнению Судебной коллегии, соответствующие доказательства ответчиком суду не представлены. Так, фактов нарушения истцом трудовой дисциплины до издания приказа об увольнении не установлено. Приказы о применении дисциплинарных взысканий N 34 от 20 августа 2010 года и N 38 от 24 августа 2010 года признаны судом незаконными. До 27 августа 2010 года истец прогулов не совершал, что подтверждается табелем учета рабочего времени и показаниями свидетелей. Руководитель предприятия, принимавший решение об увольнении истца и допрошенный судом в качестве свидетеля, охарактеризовал истца как грамотного специалиста. Наступление негативных последствий у работодателя, в частности невыход автотранспорта на линию по вине истца, ответчиком не доказано.

Таким образом, увольнение истца является незаконным, поскольку произведено без учета вышеизложенных обстоятельств. Нарушение работодателем требований ч. 5 ст. 192 Трудового кодекса РФ является самостоятельным основанием для признания увольнения незаконным и восстановления истца на прежней работе.

Установив, что увольнение истца является незаконным, суд, руководствуясь требованиями статей 237, 394 Трудового кодекса РФ, правомерно удовлетворил требования истца о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

Между тем при определении размера компенсации морального вреда судом не в полной мере был учтен принцип разумности и справедливости, не был учтен факт совершения истцом прогула 30 августа 2010 года и не было учтено то, что истец после принятия на работу и издания первого приказа о наказании не настаивал на конкретизации его должностных обязанностей в письменном виде, отказался от дачи объяснений непосредственно перед изданием приказа об увольнении, не представил документов о нахождении 27 августа 2010 года в медицинском учреждении.

При указанных обстоятельствах Судебная коллегия считает возможным определить компенсацию морального вреда за незаконные дисциплинарные взыскания в виде выговоров в размере по 250 рублей, за незаконное увольнение - в размере 1000 рублей, всего - в размере 1500 рублей.

Упущение суда в части отсутствия в резолютивной части решения выводов по требованиям истца о признании незаконными приказов N 34 и N 38 о наложении дисциплинарных взысканий судом устранено до кассационного рассмотрения дела посредством вынесения дополнительного решения в порядке ст. 201 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Решением суда с ответчика в доход федерального бюджета взыскана государственная пошлина в размере 5 091 рубля 55 копеек. По мнению Судебной коллегии, судом первой инстанции неправильно определен размер государственной пошлины, а также вид бюджета, в который она подлежит зачислению.

Так, в соответствии со ст. 103 Гражданского процессуального кодекса РФ государственная пошлина, от уплаты которой истец был освобожден, взыскивается с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований. Истец освобожден от уплаты государственной пошлины на основании п. 1 ч. 1 ст. 333.36 Налогового кодекса РФ - подача иска с требованием, вытекающим из трудовых правоотношений.

В соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 333.17 Налогового кодекса РФ организации признаются плательщиками государственной пошлины в случае, если они выступают ответчиками в судах общей юрисдикции и если при этом решение суда принято не в их пользу и истец освобожден от уплаты государственной пошлины.

Истцом было заявлено пять исковых требований, четыре из которых - о восстановлении на работе, признании незаконными двух приказов о привлечении к дисциплинарной ответственности и о компенсации морального вреда - являются неимущественными, а пятое - о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула - является имущественным требованием, подлежащим оценке.

Следовательно, исходя из требований ч. 1 ст. 333.19 и п. 1 ч. 1 ст. 333.20 Налогового кодекса РФ, с учетом того, что исковые требования удовлетворены частично, с ответчика подлежит взысканию государственная пошлина в размере 971 рубля 55 копеек.

Кроме того, государственная пошлина в указанном размере подлежит зачислению не в федеральный бюджет, а в бюджет муниципального образования "Игринский район УР", в соответствии с ч. 1 ст. 103 Гражданского процессуального кодекса РФ и ч. 2 ст. 61.1 Бюджетного кодекса РФ.

Руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального Кодекса РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

решение Игринского районного суда УР от 11 ноября 2010 года в части взыскания компенсации морального вреда изменить, уменьшив размер взысканной с общества с ограниченной ответственностью <...> в пользу С.А.В. компенсации с 5000 рублей до 1500 рублей.

Из мотивировочной части того же решения исключить вывод суда о недоказанности обществом с ограниченной ответственностью <...> совершения С.А.В. прогула 30 августа 2010 года.

Уменьшить размер взысканной с общества с ограниченной ответственностью <...> государственной пошлины до 971 рубля 55 копеек и изложить абзац 5 решения суда в следующей редакции:

"Взыскать с общества с ограниченной ответственностью <...> государственную пошлину в доход бюджета муниципального образования "Игринский район УР" в размере 971 рубля 55 копеек".

В остальной части то же решение оставить без изменений, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью <...> и кассационное представление помощника прокурора Игринского района УР удовлетворить частично.

 

Председательствующий

И.Л.КОПОТЕВ

 

Судьи

Г.Ю.МЕЛЬНИКОВА

О.Б.БУЛАТОВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь