Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ИРКУТСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 января 2011 г. по делу N 33-311/2011

 

Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда в составе:

председательствующего Орловой Е.Ю.,

судей Николаевой Т.В. и Поповой А.А.,

при секретаре М.,

с участием прокурора Зайцевой С.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу истца М.П. на решение Кировского районного суда г. Иркутска от 19 октября 2010 года по гражданскому делу по исковому заявлению М.П. к Управлению Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков по Иркутской области о признании приказа <...> от <...> об увольнении незаконным, восстановлении в прежней должности, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, признании незаконным бездействия ответчика, выразившегося в незаключении (непродлении) контракта в должности <...> с <...>, обязании ответчика заключить бессрочный контракт до достижения предельного возраста по должности <...> с <...> с окладом согласно штатному расписанию,

 

установила:

 

М.П. обратился в суд с иском к Управлению Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков по Иркутской области о признании приказа <...> от <...> об увольнении незаконным, восстановлении в прежней должности, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, признании незаконным бездействия ответчика, выразившегося в незаключении (непродлении) контракта в должности <...> с <...>, обязании ответчика заключить бессрочный контракт до достижения предельного возраста по должности <...> с <...> с окладом согласно штатному расписанию.

В обоснование исковых требований указал, что с 2005 года работал в Ангарском межрайонном отделе Управления Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков в должности оперуполномоченного. С ним были заключены срочные контракты. Срок последнего контракта истекал <...>.

<...> приказом от <...> по личному составу он был уволен в связи с окончанием срока службы, предусмотренного контрактом в соответствии с Положением о правоохранительной службе в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Увольнение считает незаконным по следующим основаниям. Истец имел намерение продолжить службу в Ангарском МРО УФСКН по Иркутской области, в связи с чем <...> он подал рапорт о продлении контракта, что подтверждается выпиской из журнала <...> учета входящих, исходящих и внутренних документов Ангарского МРО УФСКН России по Иркутской области. После рассмотрения рапорта он был направлен на комиссию ВВК, что расценил как согласие работодателя на заключение нового контракта. За время работы нареканий и взысканий со стороны работодателя он не имел, о своем желании продолжить службу неоднократно уведомлял ответчика, имел хорошие результаты по службе, в связи, с чем поощрялся работодателем, таким образом, незаключение с ним контракта и увольнение в связи с этим произошло по инициативе работодателя безосновательно, вопреки его желанию продолжить службу. По требованию лица, которому отказано в заключении трудового договора, работодатель обязан сообщить причину отказа в письменной форме.

Кроме того, приказ об увольнении был вынесен работодателем в период временной нетрудоспособности истца, о чем он уведомил работодателя до увольнения, однако последний проигнорировал п. 145 вышеназванного Положения, который запрещает увольнение сотрудника в период временной нетрудоспособности и ст. 81 Трудового кодекса РФ, которые не допускают увольнение работника по инициативе работодателя в период его временной нетрудоспособности. Таким образом, ответчик незаконно отказал истцу в заключении (продлении) контракта и произвел незаконные действия по увольнению его с должности сотрудника УФСКН в период его временной нетрудоспособности.

В судебном заседании истец М.П., представитель истца по доверенности К. исковые требования поддержали в полном объеме по основаниям, изложенным в иске.

В судебном заседании представитель ответчика Л. исковые требования не признала.

Решением Кировского районного суда г. Иркутска от 19 октября 2010 года исковые требования М.П. оставлены без удовлетворения.

В кассационной жалобе истец М.П. просит решение суда отменить и направить дело на новое рассмотрение. В обоснование доводов жалобы указано, что согласно п. 3.2 Инструкции об организации работы по увольнению сотрудников со службы в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, утвержденной приказом N 115 от 12.04.2005 г., увольнение сотрудника по окончании срока службы, предусмотренного контрактом, по подпункту 4 пункта 142 Положения осуществляется по инициативе сотрудника, если сотрудник далее не желает проходить службу в органах наркоконтроля, или по инициативе начальника органа наркоконтроля, если принято решение не заключать с сотрудником нового контракта, а также в связи с выходом на службу сотрудника, находившегося в отпуске по уходу за ребенком. По данному основанию увольнение сотрудника со службы в органах наркоконтроля осуществляется в день окончания срока службы, предусмотренного контрактом. Увольнение по инициативе сотрудника по подпункту 4 пункта 142 Положения осуществляется на основании его рапорта. Рапорт о нежелании продолжить службу истец не подавал, имел намерение продолжить службу, в связи с чем, им был подан рапорт о заключении контракта на новый срок, однако суд посчитал, что его волеизъявление на увольнение со службы было выражено в ходе беседы 04.06.2010 г., результаты которой были отражены в листе беседы.

По требованию лица, которому отказано в заключении трудового договора, работодатель обязан сообщить причину отказа в письменной форме. Такое требование истцом было заявлено, однако работодатель отказался сообщить ему причину отказа, как и представить по его письменному запросу копии документов, связанных с работой. Суд не дал должной правовой оценки вышеуказанному факту нарушения его трудовых и конституционных прав, посчитав фактический безосновательный отказ работодателя в предоставлении работы (возможности продолжить службу) и заключении контракта на новый срок. Считает, что при вынесении решения суд в первую очередь должен был руководствоваться нормами трудового права, закрепленными в Трудовом кодексе РФ, а не в ведомственных инструкциях и приказах, которые имеют меньшую юридическую силу и сферу правового применения.

Кроме того, приказ об его увольнении был вынесен работодателем в период временной нетрудоспособности истца, о чем он уведомил работодателя до увольнения, однако последний проигнорировал не только п. 145 вышеназванного Положения, который запрещает увольнение сотрудника в период временной нетрудоспособности (в ред. Указа Президента РФ от 31.08.2005 N 1007), но и статью 81 ТК РФ, которая также указывает, что не допускается увольнение работника по инициативе работодателя (за исключением случая ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем) в период его временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске. Суд не применил указанные нормы, посчитал увольнение в период временной нетрудоспособности работника законным.

Доводы суда о недоказанности истцом факта дискриминации со стороны работодателя также являются следствием неполного и необъективного судебного следствия. Суд не исследовал и не дал должной правовой оценки заявленным истцом обстоятельствам, которые могли быть подтверждены или опровергнуты только в ходе судебного рассмотрения дела при полном и объективном исследовании всех доказательств. Таким образом, суд при вынесении решения не только неправильно применил нормы права, но и не исследовал и не доказал в должной мере обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.

Возражая на кассационную жалобу, представитель ответчика Л. просит решение суда оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Орловой Е.Ю., объяснения истца М.П. и его представителя К., поддержавших доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Зайцевой С.А., полагавшей решение суда законным и обоснованным, проверив законность и обоснованность решения суда в соответствии с частью 1 статьи 347 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации по доводам кассационной жалобы и возражения на нее, обсудив приведенные в них доводы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

Как установлено судом при разрешении спора и подтверждается материалами дела, истец М. приказом от <...> <...> был принят на службу в органы наркоконтроля в качестве стажера и назначен на должность <...> Ангарского межрайонного отдела с испытательным сроком до 6 месяцев с <...> <...> с М.П. был заключен контракт о прохождении службы в органах наркоконтроля сроком на пять лет, то есть до <...>, что подтверждается приказом от <...> <...>.

Судом также установлено, что <...> М.П., в соответствии с пунктом 3.2 Инструкции об организации работы по увольнению сотрудников со службы в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, утвержденной приказом Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков от <...> <...> был письменно предупрежден о предстоящем увольнении. Указанное обстоятельство подтверждено истцом в судебном заседании. <...> с М.П. была проведена беседа, в ходе которой ему были сообщены основания увольнения, разъяснены вопросы, связанные с предстоящим увольнением. В ходе беседы М.П. был ознакомлен с п. 3.2 данной Инструкции, предусматривающим порядок увольнения сотрудника по окончании срока, предусмотренного контрактом. Истец в ходе беседы просил выплатить ему при увольнении денежную компенсацию взамен неиспользованного отпуска, выразил желание пройти ВВК. Результаты беседы, в соответствии с п. 7 Инструкции были отражены в листе беседы (л.д. 46). Ответчиком подготовлено представление к увольнению из органов наркоконтроля и исключению из списка сотрудников органа наркоконтроля М.П. Приказом <...> от <...> М.П. уволен по <...> Положения о правоохранительной службе в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ по окончании срока службы, предусмотренного контрактом.

При таких обстоятельствах суд обоснованно признал, что работодатель был вправе уволить М.П. по <...> Положения о правоохранительной службе в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, утвержденного Указом Президента РФ от <...> <...>, увольнение произведено в точном соответствии с требованиями Положения и Инструкции, в связи с чем, оснований для восстановления истца в прежней должности и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула не имеется.

Суд правильно отверг доводы истца об обязанности заключения с ним контракта о службе на новый срок (продления срока контракта) до достижения предельного возраста пребывания на службе в органах наркоконтроля, поскольку законодательство, регулирующее вопросы данной службы, при истечении срока контракта сотрудника не предусматривает такой обязанности для органа наркоконтроля.

Доводы истца о допущении в его отношении дискриминации, выразившейся в необоснованном отказе в продлении срока контракта, также не приняты судом во внимание, поскольку не доказаны истцом.

В соответствии с п. 145 Положения о правоохранительной службе в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ не допускается увольнение сотрудника по инициативе начальника органа наркоконтроля в период нахождения указанного сотрудника в очередном отпуске или в период временной нетрудоспособности.

Учитывая, что увольнение сотрудника наркоконтроля по пп. 4 п. 142 Положения по окончании срока службы, предусмотренного контрактом, не является увольнением по инициативе работодателя, суд правильно признал несостоятельными доводы истца о неправомерности его увольнения в период временной нетрудоспособности.

При таких обстоятельствах суд правильно оставил без удовлетворения заявленные М.П. требования.

Выводы суда в решении мотивированы, соответствуют требованиям материального закона, правильно примененного судом, подтверждены материалами дела, основаны на полном, всестороннем, объективном и непосредственном исследовании всех имеющихся в деле доказательств и их оценке в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ.

Доводы кассационной жалобы основаны на ином толковании пп. 4 п. 142 Положения о правоохранительной службе в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, утвержденного Указом Президента РФ от 05.06.2003 г. N 613, с которым согласиться нельзя.

Доводы кассационной жалобы правового значения не имеют, ее следует оставить без удовлетворения.

Решение суда является законным и обоснованным и отмене по доводам кассационной жалобы не подлежит.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 360, 361, 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда

 

определила:

 

решение Кировского районного суда г. Иркутска от 19 октября 2010 года по данному делу оставить без изменения, кассационную жалобу истца М.П. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Е.Ю.ОРЛОВА

 

Судьи:

Т.В.НИКОЛАЕВА

А.А.ПОПОВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь