Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 января 2011 г. N 33-807/2011

 

Судья: Павлова Е.Е.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Витушкиной Е.А.

судей Осининой Н.А. и Володкиной А.И.

при секретаре И.

рассмотрела в открытом судебном заседании 24 января 2011 года дело по кассационной жалобе П.Т., П.М. на решение Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 03 декабря 2010 года по иску П.А. к П.Т., П.М. о признании сделки недействительной, применении последствий недействительности сделки, разделе общего имущества супругов.

Заслушав доклад судьи Витушкиной Е.А., объяснения П.М. и ее представителя Р.А., П.Т., поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения представителя П.А. С., находившего решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

Истец П.А. обратился в суд с иском к П.Т., П.М. о признании недействительным договора дарения квартиры <...>, заключенного между ответчицами, отмене государственной регистрации права собственности на данную квартиру П.М., разделе совместной собственности супругов, признании права собственности на <...> долю спорной квартиры. В обоснование иска ссылался на то, что эта квартира была приобретена в период его брака с П.Т., фактически семья распалась в 1992 г., и он выехал из спорной квартиры; при этом, у них с П.Т. была договоренность, что спорная квартира перейдет в собственность их дочерей П.М. и Р. (ранее - П.) в равных долях; однако в феврале 2010 г. от младшей дочери Р. ему стало известно о том, что 28.05.2009 г. П.Т., на которую в 1993 г. была зарегистрирована спорная квартира, подарила квартиру старшей дочери П.М., после чего муж младшей дочери Р. был в судебном порядке выселен из данной квартиры; считает договор дарения недействительным, поскольку, заключая данный договор, П.Т. распорядилась общим супружеским имуществом без согласия истца.

Решением Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 03 декабря 2010 года исковые требования П.А. удовлетворены в полном объеме.

П.Т., П.М. в кассационной жалобе просят отменить решение суда, указывая, что решение суда является незаконным и необоснованным.

В соответствии с ч. 1 ст. 347 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе.

Учитывая вышеизложенное, а также то, что П.Т. и П.М. правомерность выводов суда об отказе в иске по существу не оспаривают, ссылаясь лишь на то, что суд необоснованно не применил срок исковой давности, судебная коллегия проверяет законность и обоснованность решения суда только исходя из доводов кассационной жалобы.

П.А. в заседание судебной коллегии не явился, извещен надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, о причине неявки суду не сообщил, доказательств уважительности причин неявки не представил и об отложении разбирательства по делу не просил.

Таким образом, учитывая, что неявка лиц, участвующих в деле и извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, в силу ч. 2 ст. 354 ГПК РФ не является препятствием для рассмотрения дела в суде кассационной инстанции, судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие П.А.

Выслушав объяснения участников процесса, обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы дела, судебная коллегия не находит правовых оснований для отмены решения суда по доводам кассационной жалобы.

В соответствии со ст. 199 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) истечение срока исковой давности, о применении которого заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

В силу п. 3 ст. 35 Семейного кодекса Российской Федерации (далее - СК РФ) супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение сделки по распоряжению недвижимым имуществом не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.

Из материалов дела усматривается, что договор дарения между П.Т. и П.М. был заключен 25.05.2009 г.; П.А. согласно его объяснениям, которые подтверждаются показаниями свидетеля Р., узнал о заключении между ответчицами данного договора только в феврале 2010 г.; доказательства обратного в материалах дела отсутствуют; доказательств, дающих основания полагать, что П.А. узнал или должен был узнать об оспариваемом договоре до февраля 2010 г. с учетом того, что в спорной квартире он с 1993 г. не проживает и в 1998 г. снялся с регистрационного учета, в материалах дела не имеется.

При таких обстоятельствах, принимая во внимание, что с настоящим иском в суд П.А. обратился 22.06.2010 г. (л.д. 6), т.е. в пределах годичного срока, установленного ст. 35 СК РФ, суд пришел к правильному выводу о том, что срок исковой давности по требованию о признании сделки дарения спорной квартиры недействительным им не пропущен.

В соответствии с п. 7 ст. 38 СК РФ к требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трехлетний срок исковой давности.

При этом, учитывая разъяснения Верховного Суда РФ, изложенные в п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 г. N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака" о том, что течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут, следует исчислять не со времени прекращения брака, а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п. 1 ст. 200 ГК РФ), принимая во внимание, что о нарушении своего права на причитающуюся ему долю квартиры П.А. узнал в феврале 2010 г., когда младшая дочь ему сообщила о том, что П.Т. подарила квартиру П.М., судебная коллегия считает правильным вывод суда о том, что срок исковой давности по требованиям о разделе общего имущества супругов истцом также не пропущен.

Довод кассационной жалобы о том, что ответчик не мог не знать о том, что право собственности на спорную квартиру было зарегистрировано за П.Т., не может быть принят судебной коллегией во внимание, поскольку сама по себе регистрация нажитого в период брака имущества на имя одного из супругов не свидетельствует о том, что второй супруг права собственности на данное имущество не имеет, поэтому указанное обстоятельство не имеет правового значения для настоящего спора и не влияет на выводы суда о сроках исковой давности по заявленным истцом требованиям.

Остальные доводы кассационной жалобы являются несостоятельными, поскольку не опровергают вышеизложенных выводов, направлены на переоценку выводов суда первой инстанции и правового значения не имеют.

Представленные по делу доказательства, судом первой инстанции оценены по правилам ст. 67 ГПК РФ, решение постановлено в соответствии с требованиями закона и не может быть отменено по доводам жалобы.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 03 декабря 2010 года - оставить без изменения, кассационную жалобу П.Т., П.М. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь