Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 января 2011 г. N 33-810/2011

 

Судья: Преображенская О.М.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Витушкиной Е.А.

судей Володкиной А.И. и Осининой Н.А.

при секретаре И.

рассмотрела в открытом судебном заседании 24 января 2011 года дело по кассационной жалобе М.А. на решение Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 17 ноября 2010 года по иску М.А. к Р. о признании права собственности на наследственное имущество.

Заслушав доклад судьи Витушкиной Е.А., объяснения М.А. и его представителя адвоката Чумакова М.А., поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения представителя Р. адвоката Куклиной М.А., находившей решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

Спорной является квартира <...> в Санкт-Петербурге, право собственности на которую было зарегистрировано за К.

29.01.2002 г. К. завещала данную квартиру Р.; 23.02.2003 г. К. умерла.

Супруг К.М. обратился в суд с иском к Р. о признании права собственности на <...> доли спорной квартиры, указывая, что имеет право на обязательную долю в наследстве, так как является нетрудоспособным супругом наследодателя, а также на <...> доли данной квартиры, поскольку она приобретена в период его брака с К.

11.07.2009 г. М. умер, в связи с чем к участию в деле в порядке процессуального правопреемства был привлечен М.А., которому М. 26.03.2004 г. завещал все свое имущество.

Истец М.А. уточнил исковые требования и просил признать за ним право собственности на 5/6 доли спорной квартиры, ссылаясь на те же основания, что и М.

Решением Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 17 ноября 2010 года исковые требования М.А. удовлетворены частично: за ним признано право собственности на 1/20 доли спорной квартиры, а за Р. признано право собственности на 19/20 доли данной квартиры.

М.А. просит решение суда отменить, указывая, что решение суда является незаконным и необоснованным.

Выслушав объяснения участников процесса, обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы дела, судебная коллегия приходит к следующему.

Из материалов дела следует, что М. и К. состояли в зарегистрированном браке с 30.09.1987 г.; спорная квартира, расположенная в доме ЖСК N <...>, была предоставлена К. на нее одну на основании ордера от 23.06.1983 г.; взносы за данную квартиру в ЖСК N <...> в общей сумме 4533 руб. 45 коп. были произведены К. 05.08.1974 г., 12.09.1974 г., 13.10.1975 г., 12.12.1979 г., что подтверждается представленными в дело квитанциями сберкассы (т. 1 л.д. 115, 116), т.е. до брака с М.; доказательства того, что данные взносы вносились за другую квартиру, расположенную в доме ЖСК N <...>, в материалах дела отсутствуют; доказательств внесения К. за квартиру иной суммы в материалах дела не имеется.

Из материалов дела также следует, что право собственности К. на данную квартиру зарегистрировано 14.03.1997 г. на основании справки ЖСК N <...> от 11.03.1997 г.; при этом, из сведений ГУЮ ГБР от 18.09.2003 г. о содержании правоустанавливающего документа следует, что согласно указанной справке ЖСК паевой взнос был выплачен К. полностью в июне 1990 г. в сумме 5047 руб.

Учитывая вышеизложенное, суд пришел к обоснованному выводу о том, что в период брака М. и К. за квартиру было внесено (5047 руб. - 4533 руб. 45 коп.) = 513 руб. 45 коп., следовательно М. в силу ст. 1150 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) ст. 39 Семейного кодекса Российской Федерации имел право на <...> доли от уплаченной за квартиру суммы (513 руб. 45 коп. / 2 = 257 руб.) и соответствующую данной доле долю спорной квартиры, которая составляет (34,0 кв. м (общая площадь квартиры) * 257 руб. / 5047 руб.) = 1/20 доли, поэтому исковые требования М.А. в части признания за ним права собственности на 1/20 доли спорной квартиры подлежат удовлетворению.

Одновременно, суд правильно не принял во внимание дубликат справки ЖСК N <...> от 27.04.2009 г., согласно которой паевой взнос за спорную квартиру К. внесен полностью в декабре 1990 г. в сумме 5122 руб. 20 коп., поскольку содержание данного дубликата противоречит сведениям ГУЮ ГБР и справке ЖСК N <...> от 11.03.1997 г., представленной К. для регистрации ее права собственности.

Вместе с тем, судебная коллегия не может согласиться с выводом суда о том, что требования М.А. в части признания за ним права собственности на долю квартиры, причитавшейся М. в качестве обязательной доли в наследстве, удовлетворению не подлежат, по следующим основаниям.

Так, отказывая М.А. в иске в этой части, суд исходил из того, что М. не принял часть наследства после смерти К. в качестве обязательной доли, поэтому в силу ч. 3 ст. 1156 ГК РФ его право на обязательную долю в порядке наследственной трансмиссии не переходит к его наследнику М.А.

Данный вывод суда является необоснованным, поскольку в соответствии со ст. 546 Гражданского кодекса РСФСР, п. 1 ст. 1153 ГК РФ наследник признается принявшим наследство, если он его фактически принял либо если он подал нотариусу по месту открытия наследства заявление о принятии наследства.

Из материалов дела следует, что М. в установленном порядке и в установленный срок обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства после смерти супруги К., в котором просил выдать ему свидетельство о праве на наследство по закону на обязательную долю (т. 1 л.д. 47 - оборот); 11.04.2007 г. М. выдано дополнительное свидетельство о праве на наследство по закону на 2/3 доли наследственного имущества (т. 1 л.д. 75).

Таким образом, М. принял причитающуюся ему часть наследства в качестве обязательной доли, поэтому данное имущество на момент смерти ему уже принадлежало, следовательно, к его наследнику М.А. перешло не право М. на принятие наследства, а само наследственное имущество М.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что оснований для отказа М.А. в иске в части признания за ним права собственности на долю спорной квартиры, причитавшейся М. в качестве обязательной доли в наследстве после смерти К., у суда не имелось.

Согласно ст. 8 ФЗ "О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации" правила об обязательной доле в наследстве, установленные частью третьей ГК РФ, применяются к завещаниям, совершенным после 1 марта 2002 года.

Поскольку завещания К., которым она завещала спорную квартиру Р., было составлено 29.01.2002 г., обязательная доля в наследстве, причитающаяся супругу К.М., являвшемуся инвалидом 2 группы по общему заболеванию с 26.12.2001 г., подлежит определению по правилам ст. 535 Гражданского кодекса РСФСР и составляет 2/3 доли.

Таким образом, поскольку М. имел право на 1/20 доли спорной квартиры как на долю в супружеском имуществе и на 2/3 доли всего наследственного имущества, оставшегося после смерти К., в качестве обязательной доли, а всего (1/20 + 19/20: 3 * 2) = (1/20 + 19/30) = 41/60 доли, судебная коллегия считает необходимым изменить решение суда, признав за М.А. как за наследником М. по завещанию право собственности на 41/60 доли спорной квартиры, а за Р., соответственно, на 19/60 доли спорной квартиры.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 17 ноября 2010 года - изменить.

Признать за М.А., <...>, право собственности на 41/60 (сорок одну шестидесятую) доли квартиры <...> в Санкт-Петербурге, <...>. В остальной части иска отказать.

Признать за Р., 22 <...>, право собственности на 19/60 (девятнадцать шестидесятых) доли квартиры <...>.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь