Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 января 2011 г. N 33-817/2011

 

Судья: Мирошникова Е.Н.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Рогачева И.А.

судей Нюхтилиной А.В. и Пучинина Д.А.

при секретаре К.

рассмотрела в открытом судебном заседании 24 января 2011 года кассационную жалобу Б.В. на решение Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 26 октября 2010 года по делу N 2-1910/10 по иску Б.В. к обществу с ограниченной ответственностью "Петрожилстрой" о защите прав потребителя.

Заслушав доклад судьи Рогачева И.А., объяснения Б.В., поддержавшего жалобу, представителя ответчика С. и представителей третьих лиц: ООО "Сфера-Инвест" - Б.М. и ООО "Архитектурная мастерская Тирских С.В." - Т., полагавших, что оснований для удовлетворения жалобы не имеется, судебная коллегия

 

установила:

 

Б.В. 26.11.2009 г. заключил с ООО "Петрожилстрой" договор купли-продажи однокомнатной квартиры <...> по цене <...>. На основании указанного договора за истцом <...> зарегистрировано право собственности на квартиру (т. 1, л.д. 12, 67 - 69).

Договор купли-продажи был заключен во исполнение предварительного договора от 01.06.2006 г. и дополнительных соглашений к нему от 01.06.2006 г. и от 16.03.2009 г. (т. 1, л.д. 5 - 11).

Согласно передаточному акту от 16.03.2009 г. квартира была фактически передана истцу до заключения договора купли-продажи (т. 1, л.д. 23).

Решением Кировского районного суда от 26.10.2010 г. по настоящему делу отказано в удовлетворении требований Б.В.:

- о возложении на ООО "Петрожилстрой" обязанности устранить недостатки, приводящие к недостаточному обогреву принадлежащей истцу однокомнатной квартиры: заменить витражное остекление в комнате квартиры и сделать створки в рамах для обслуживания стеклопакетов снаружи;

- о взыскании с ответчика суммы понесенных истцом расходов на замену оконного блока в помещении кухни и неустойки за просрочку исполнения требования об устранении недостатков, всего в размере 40.606,40 рубля;

- об обязании ответчика представить расчет тепловой мощности установленных в квартире отопительных приборов и иные документы, необходимые для проведения экспертизы системы отопления дома;

- об обязании ответчика предоставить результаты тепловизионного обследования дома в зимний период;

- о взыскании с ответчика денежной суммы в размере 2.483,42 руб. в возмещение затрат истца на оплату обслуживания и содержания квартиры и общего имущества дома за период с 01.07.2009 г. по 26.10.2010 г.;

- о возложении на ответчика обязанности оплатить счета, предъявленные истцу управляющей организацией ООО "Сфера-Инвест" за тот же период, на общую сумму 30.043,44 руб.;

- о признании недействительным пункта 5.2. предварительного договора купли-продажи квартиры, заключенного истцом и ответчиком 01.06.06 г., и о взыскании с ответчика денежной суммы в размере 13.110 руб., уплаченной истцом на основании этого пункта в качестве компенсации расходов ответчика по содержанию и обслуживанию квартиры за период с даты ввода дома в эксплуатацию;

- об обязании ответчика предоставить проект жилого дома и сметную документацию для выяснения того, была ли ими предусмотрена установка домофонов и запорно-переговорных устройств;

- о взыскании с ответчика денежной компенсации морального вреда в сумме 1.824.150 рублей;

- об обязании ответчика установить домофон и выдать истцу электронные ключи от переговорно-запорного устройства на входной двери дома.

В кассационной жалобе Б.В. просит отменить вынесенное судом решение, считая его необоснованным и не соответствующим нормам материального права, и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Разрешая спор, суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что пункт 5.2. заключенного сторонами предварительного договора купли-продажи квартиры (т. 1, л.д. 5 - 8) не противоречит закону, и основания для признания договора в этой части недействительным отсутствуют.

Судом также правильно принято во внимание, что денежная сумма в размере 13.110 рублей, внесенная истцом во исполнение обязательства, предусмотренного данным пунктом (т. 1, л.д. 24 - копия квитанции), по соглашению сторон вошла в окончательную стоимость квартиры установленную в 1.824.150 рублей дополнительным соглашением к предварительному договору, заключенным 16.03.2009 г., и основным договором купли-продажи квартиры от 26.11.2009 г. (т. 1, л.д. 11, 67 - 68).

В соответствии с пунктами 1 и 4 ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422).

Обязательство покупателя компенсировать продавцу те или иные затраты, связанные с содержанием имущества, являющегося объектом купли-продажи, в том числе за период до перехода права собственности к покупателю, само по себе не противоречит действующему законодательству.

Суд первой инстанции, надлежащим образом оценив представленные сторонами доказательства, также обоснованно признал, что установка в жилом доме запорно-переговорных устройств не входила в обязанности застройщика, осуществлялась управляющей организацией ООО "Сфера-Инвест", и требования, связанные с обеспечением доступа в дом, должны предъявляться истцом к этой организации.

Довод кассационной жалобы о том, что факт установки системы домофонной связи застройщиком, а не управляющей организацией, подтверждается содержанием договора между ними от 12.09.2008 г. об управлении многоквартирным домом (т. 1, л.д. 138 - 144), нельзя признать состоятельным, поскольку указание в составе общего имущества многоквартирного дома, в отношении которого осуществляется управление, системы домофонной связи, а также системы видеонаблюдения и контроля доступа во двор само по себе не свидетельствует о фактическом существовании этих систем в доме, а означает лишь, что обязательства управляющей организации распространяются и на эти системы в случае их установки.

Вместе с тем, как установлено судом на основании объяснений сторон и третьих лиц, в том числе ООО "АМ Тирских С.В.", осуществлявшего проектирование жилого дома, установка указанных систем проектом не предусматривалась и была осуществлена управляющей компанией по отдельному рабочему проекту за счет средств собственников помещений дома.

Таким образом, оснований для отмены решения в указанной части не имеется.

В то же время нельзя согласиться с выводами суда по требованиям истца о возложении на ООО "Петрожилстрой" обязанности заменить витражное остекление в комнате квартиры истца и сделать створки в рамах для обслуживания стеклопакетов снаружи, а также о взыскании с ответчика суммы понесенных истцом расходов на замену оконного блока в помещении кухни и неустойки.

Материалами дела подтверждено, что, несмотря на произведенные в 2009 году по требованию истца работы по регулировке окон и устранению замечаний по примыканиям витража в квартире истца (т. 1, л.д. 111, 113, 232 - 234), недостатки этих конструкций в полном объеме устранены не были.

На основании заключенного с истцом договора на создание научно-технической продукции от 30.04.2010 г. специалистами негосударственного образовательного учреждения дополнительного профессионального образования "Научно-информационный учебно-производственный центр "Межрегиональный институт окна" в мае 2010 г. было произведено обследование оконного блока в помещении кухни квартиры истца и фасадной конструкции из алюминия (эркера) в комнате квартиры.

В составленном по результатам исследования "акте экспертного обследования" (т. 1, л.д. 170 - 181) со ссылками на действующие нормативно-технические требования отражены конкретные недостатки этих конструкций.

В частности, согласно акту, в помещении кухни обнаружены существенные недостатки, свидетельствующие о ненадлежащем качестве как самой оконной конструкции, так и работ по ее установке, в том числе:

- водоотлив со стороны фасада здания закреплен к рамному профилю выше дренажных отверстий, влага из которых может проникать в монтажный шов и утеплитель вентилируемого фасада стены, что приводит к снижению его теплоизоляционных параметров;

- оконный блок установлен с отклонениями от горизонтальной (на 7 мм) и вертикальной (на 4 мм) плоскости, превышающими допустимые значения;

- в фальце левого вертикального профиля рамы имеется ошибочно выполненное технологическое отверстие под анкерный болт, на большой и малой створках имеются царапины от 65 до 70 мм с лицевой и наружной стороны, выявлен прожог профиля;

- уплотняющие прокладки выпадают из паза, имеют по всему периметру контура множественные разрывы профиля, особенно в углах, в ряде случаев достигающие 40 мм, наружный уплотнитель под стеклопакетом в углах "провален" или выпадает, чем и обусловлено продувание в местах примыканий;

- стеклопакет большой створки не соответствует требуемому размеру: при замере его размер составил 1.558 х 938 мм, для данной створки требуется 1572 х 955 мм, существующий стеклопакет не может эксплуатироваться в этой створке. Продувание по периметру стеклопакета является следствием несоответствия размера. Дефект является неустранимым, требует замены стеклопакета;

- в нижнем узле примыкания изделие смонтировано без опорных колодок, верхний монтажный шов имеет размер до 54 мм при рекомендуемом зазоре не более 50 мм;

- шаг крепления оконного блока в проеме анкерными болтами в нижнем узле составляет до 780 мм, что не соответствует нормативным требованиям; боковые распорные колодки отсутствуют, в результате чего происходит передача силовых нагрузок на монтажный шов.

В помещении комнаты, согласно заключению, установленная конструкция имеет только одну открывающуюся створку, поэтому невозможно обеспечить безопасную эксплуатацию - помыв стекол снаружи, что требует установки дополнительных створок, а кроме того, в нижней части остекления конструкция является небезопасной вследствие отсутствия с внутренней стороны многослойного ламинированного стекла (триплекс).

Содержащиеся в акте фактические данные подтверждены фотографиями.

С выводом суда первой инстанции о том, что данный акт не может быть признан надлежащим доказательством, отвечающим признакам относимости, допустимости и достоверности, и что юридически значимые для дела обстоятельства могли доказываться истцом только путем возбуждения ходатайства о проведении судебной экспертизы, согласиться нельзя.

Положения действующего законодательства, в том числе Закона РФ "О защите прав потребителей", не исключают возможность внесудебного урегулирования споров по поводу качества товаров, работ и услуг, на что, в частности, указывает положение п. 5 ст. 18 Закона, согласно которому в случае спора о причинах возникновения недостатков товара продавец (изготовитель), уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер обязаны провести экспертизу товара за свой счет. Экспертиза товара проводится в сроки, установленные статьями 20, 21 и 22 настоящего Закона для удовлетворения соответствующих требований потребителя. Потребитель вправе присутствовать при проведении экспертизы товара и в случае несогласия с ее результатами оспорить заключение такой экспертизы в судебном порядке.

Данное положение закона применимо к отношениям между Б.В. и ООО "Петрожилстрой", основанным на договоре купли-продажи жилого помещения, заключенном истцом с целью удовлетворения его личных бытовых потребностей в жилье.

Исходя из этого акт исследования, полученный истцом во внесудебном порядке, составленный специалистами, имеющими соответствующую квалификацию (т. 2, л.д. 4, т. 1, л.д. 180, 181), и содержащий определенные фактические данные относительно состояния оконных конструкций и выводы об их соответствии или несоответствии нормативно-техническим требованиям, сопровожденные ссылкой на источники этих требований, может использоваться в качестве письменного доказательства по гражданскому делу как документ, содержащий сведения о юридически значимых обстоятельствах, независимо от того, что он не обладает признаками заключения судебной экспертизы.

Из материалов дела следует, что ООО "Петрожилстрой" было уведомлено истцом о проведении исследования светопрозрачных конструкций в его квартире 24.05.2010 г. (т. 2, л.д. 5), однако своим правом участвовать в осмотре не воспользовалось.

Какие-либо доказательства, опровергающие содержание акта, ответчиком при рассмотрении дела представлены не были.

Из представленного истцом акта определенно следует, что оконная конструкция в помещении кухни квартиры имеет ряд существенных недостатков, в том числе таких, для устранения которых требуется полная замена отдельных элементов конструкции: створок оконного блока, уплотнительных профилей и стеклопакета.

Содержание данного акта подтвердил допрошенный в судебном заседании 17.08.2010 г. Ш. составивший акт (л.д. 69 - 73) Указанное лицо хотя и допрашивалось судом в качестве специалиста, пояснения которого по смыслу ст. ст. 55 и 188 ГПК РФ не относятся к числу доказательств и могут быть только средством оказания суду технической помощи при получении и исследовании доказательств, однако было предупреждено судом об ответственности свидетеля за дачу заведомо ложных показаний (т. 2, л.д. 67), а его показания содержали не только пояснения технического характера, но и сведения о фактах, имеющих значение для дела, т.е. по существу в этой части должны рассматриваться именно как свидетельские показания.

При таком положении следует признать обоснованными требования истца о возмещении ему расходов на устранение недостатков оконного блока путем его замены по договору с ООО "Биссектриса" от 22.06.2010 г. на сумму 18.020 рублей, уплаченную истцом (т. 1, л.д. 187 - 190, т. 2, л.д. 3), а также дополнительных расходов на приобретение расширителя в сумме 1.580 рублей и на приобретение строительных материалов в сумме 194 рублей (т. 2, л.д. 2, 3), а всего 19.794 руб.

Согласно п. 1 ст. 20 Закона РФ "О защите прав потребителей", если срок устранения недостатков товара не определен в письменной форме соглашением сторон, эти недостатки должны быть устранены изготовителем (продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) незамедлительно, то есть в минимальный срок, объективно необходимый для их устранения с учетом обычно применяемого способа. Срок устранения недостатков товара, определяемый в письменной форме соглашением сторон, не может превышать сорок пять дней.

В соответствии со ст. 22 Закона РФ "О защите прав потребителей" требования потребителя о соразмерном уменьшении покупной цены товара, возмещении расходов на исправление недостатков товара потребителем или третьим лицом, возврате уплаченной за товар денежной суммы, а также требование о возмещении убытков, причиненных потребителю вследствие продажи товара ненадлежащего качества либо предоставления ненадлежащей информации о товаре, подлежат удовлетворению продавцом (изготовителем, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) в течение десяти дней со дня предъявления соответствующего требования.

Согласно п. 1 ст. 23 Закона за нарушение предусмотренных статьями 20, 21 и 22 настоящего Закона сроков, а также за невыполнение (задержку выполнения) требования потребителя о предоставлении ему на период ремонта (замены) аналогичного товара продавец (изготовитель, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер), допустивший такие нарушения, уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку (пеню) в размере одного процента цены товара.

Приведенным положениям Закона не противоречит требование Б.В. о взыскании в его пользу с ответчика неустойки исходя из стоимости оплаченных истцом работ по замене оконной конструкции в помещении кухни квартиры истца.

Поскольку указанные расходы были произведены истцом в связи с неисполнением его неоднократных требований об устранении недостатков, неустойка подлежит исчислению с момента, когда были произведены соответствующие расходы - 13.07.2010 г. (т. 1, л.д. 2, 3), в связи с чем ее общий размер к моменту рассмотрения дела превышал основную сумму расходов и должен быть ограничен этой суммой с учетом нормы ст. 333 ГК РФ.

Как указано выше, в акте обследования оконных конструкций в квартире истца отражены также недостатки витражного остекления в комнате, выражающиеся в том, что конструкция небезопасна, поскольку имеет только одну открывающуюся створку, а в нижней части конструкции отсутствует с внутренней стороны многослойное ламинированное стекло (триплекс).

Действительно, как следует из схемы витражного остекления, представленной истцом в суд кассационной инстанции, такое остекление в квартире истца и в других аналогично расположенных квартирах должно иметь одну поворотно-откидную и две поворотных створки (т. 2, л.д. 204).

То, что данная схема действительно является частью проекта жилого дома, подтвердил представитель третьего лица - проектной организации ООО "Архитектурная мастерская Тирских С.В."

Изложенное подтверждает, что конструкция витражного остекления в квартире истца выполнена не в соответствии с проектом, и согласуется с содержащимся в акте исследования НИУПЦ "Межрегиональный институт окна" указанием о том, что существующая конструкция не обеспечивает безопасную эксплуатацию - помыв стекол снаружи.

Ответчиком не приведено доводов о том, какова причина указанного отклонения от проекта и является ли оно допустимым.

В свою очередь, заключение Службы государственного строительного надзора и экспертизы Санкт-Петербурга от 17.02.2006 г. по проекту жилого дома (л.д. 94 - 107), как и акт приемки объекта капитального строительства от 23.10.2008 г., где зафиксировано выполнение работ в соответствии с проектной документацией (т. 1, л.д. 108 - 101), сами по себе не могут рассматриваться как доказательства того что витражное остекление не имеет недостатков и не являются причиной недостаточного прогрева жилого помещения.

При таком положении, независимо от обоснованности выводов специалистов относительно правильности выбора стеклопакетов, использованных в фасадной конструкции, и о том, что сопротивление теплопередаче этой конструкции не соответствует требуемому при площади остекления более 18% от общей площади фасада, отказ в удовлетворении требований истца, связанных с недостатками указанной конструкции, нельзя признать правильным.

Для правильного разрешения спора в этой части суду следовало определить, каким способом могут быть устранены установленные недостатки.

С учетом изложенного решение подлежит отмене также в части отказа в удовлетворении требования истца о компенсации морального вреда, для правильного разрешения которого суду необходимо установить и оценить объем нарушения прав истца и его последствия.

При этом подлежит учету, что указанные требования истца основаны не только на обстоятельствах, связанных с недостатками оконных конструкций, но и на других фактах, свидетельствующих, по мнению истца, о ненадлежащем качестве переданной ему в собственность квартиры, которое ограничивало возможности ее использования для проживания.

Так, актами измерения температуры воздуха в <...>, составленными с участием сотрудников управляющей компании ООО "Сфера-Инвест" 02.02.2010 г. и 24.02.2010 г., фиксировалась низкая (от 10 до 14 градусов) температура в помещениях квартиры истца (т. 1. л.д. 19, 20).

Из письма ООО "Петрожилстрой" на имя руководителя ООО "Сфера-Инвест" от 04.03.2010 г. N 091/10, копия которого приобщена к делу (т. 1, л.д. 88), следует, что ответчиком признавалось ненадлежащее качество теплоснабжения жилого дома по адресу <...>, для улучшения которого планировалось провести ряд работ: промывку теплообменника до 05.03.2010 г., расчет теплопотребления дома до 12.03.2010 г. и наладочные работы с установкой дополнительных элементов теплообменника до 26.03.2010 г.

О ненадлежащем качестве отопления дома свидетельствует и коллективное обращение жильцов дома в Государственную жилищную инспекцию Санкт-Петербурга от 25.01.2010 г. (т. 1, л.д. 89 - 90).

В акте проверки качества теплоизоляции ограждающих конструкций от 20.03.2009 г. подтверждено выявление витражей, окон и балконных блоков с дефектами заделки и инфильтрацией наружного воздуха (т. 1, л.д. 93).

Вместе с тем, поскольку представленные суду доказательства не позволяют сделать вывод о том, что указанные истцом недостатки, связанные с ненадлежащим качеством остекления, сами по себе исключали использование квартиры по назначению, и что недостаточный обогрев квартиры был вызван исключительно этими недостатками, а не иными обстоятельствами (в частности, ненадлежащим качеством работ эксплуатирующей организации ООО "Сфера-Инвест" по настройке и эксплуатации системы отопления дома), у суда отсутствовали основания для возмещения Б.В. расходов по оплате жилого помещения и коммунальных услуг, произведенных в период с 01.07.2009 г. по 26.10.2010 г., как убытков, связанных с ненадлежащим качеством квартиры, а также для возложения на ответчика обязанности оплатить счета, выставленные истцу ООО "Сфера-Инвест" за этот период.

В зависимости от объема удовлетворенных требований истца при окончании рассмотрения дела по существу судом должен быть разрешен также вопрос о судебных расходах, в том числе расходах истца по оплате обследования оконных конструкций и составления отчета в сумме 10.030 руб. (т. 1, л.д. 161), учитывая, что предметом исследования являлось определение качества оконных конструкций как в комнате, так и в кухне квартиры.

Судебная коллегия также полагает, что судом первой инстанции были ошибочно рассмотрены по существу в качестве самостоятельных исковых требований требования Б.В. об обязании ответчика представить расчет тепловой мощности установленных в квартире отопительных приборов и иные документы, необходимые для проведения экспертизы системы отопления дома, об обязании ответчика предоставить результаты тепловизионного обследования дома в зимний период, а также об обязании ответчика предоставить проект жилого дома и сметную документацию для выяснения того, была ли ими предусмотрена установка домофонов и запорно-переговорных устройств.

Указанные требования, по смыслу исковых заявлений Б.В., заявлялись им не в качестве самостоятельного способа защиты его прав, а исключительно с целью сбора доказательств, необходимых для доказывания оснований его материально-правовых требований к ответчику, предметом которых являлось устранение недостатков, допущенных при строительстве жилого дома, возмещение связанных с этим убытков, а также устранение ограничений прав истца, связанных с отсутствием у него ключей от запорно-переговорного устройства.

Таким образом, суду следовало рассматривать эти требования как ходатайства об оказании истцу содействия в доказывании в порядке ч. 1 ст. 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Имеющиеся у ответчика документы, позволяющие сделать выводы об обстоятельствах, по поводу которых возбужден спор, были представлены в суд первой инстанции, в связи с чем решение об отказе в их истребовании является неправильным.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 26 октября 2010 года по настоящему делу в части отказа в удовлетворении требований Б.В. о возмещении убытков в виде расходов на замену оконного заполнения в помещении кухни квартиры, взыскании неустойки, возложения на ООО "Петрожилстрой" обязанности заменить витражное остекление в комнате квартиры и о компенсации морального вреда отменить.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью "Петрожилстрой" в пользу Б.В. сумму расходов на замену оконного заполнения в размере 19.794 рублей и неустойку в том же размере, а всего 39.588 (тридцать девять тысяч пятьсот восемьдесят восемь) рублей.

В остальной отмененной части дело направить в суд первой инстанции для нового рассмотрения в ином составе судей.

Исключить из резолютивной части решения указания об отказе в удовлетворении требований Б.В. об обязании ответчика представить расчет тепловой мощности установленных в квартире отопительных приборов и иные документы, необходимые для проведения экспертизы системы отопления дома, об обязании ответчика предоставить результаты тепловизионного обследования дома в зимний период и об обязании ответчика предоставить проект жилого дома и сметную документацию для выяснения, была ли ими предусмотрена установка домофонов и запорно-переговорных устройств.

В части отказа в удовлетворении требований Б.В. о признании недействительным пункта 5.2. предварительного договора купли-продажи квартиры от 01.06.06 г. о взыскании с ответчика денежных сумм в размере 13.110 и 2.483,42 руб. и об обязании ответчика оплатить счета, предъявленные истцу управляющей организацией ООО "Сфера-Инвест", на общую сумму 30.043,44 руб., решение оставить без изменения, кассационную жалобу Б.В. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь