Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 24 января 2011 г. по делу N 4а-3617/10

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу А. на постановление мирового судьи судебного участка N 73 Головинского района г. Москвы от 21 сентября 2010 года и решение судьи Головинского районного суда г. Москвы от 19 октября 2010 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 73 Головинского района г. Москвы от 21 сентября 2010 года А. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 5 месяцев.

Решением судьи Головинского районного суда г. Москвы от 19 октября 2010 года вышеуказанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, а жалоба А. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе А. просит об отмене названных судебных решений и возвращении дела на новое рассмотрение, ссылаясь на то, что дорожную разметку 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ он пересек по завершении маневра обгона, на сторону встречного движения выехал в зоне действия прерывистой дорожной разметки; в ходе судебного разбирательства был допрошен сотрудник ГИБДД Л., который составлял протокол об административном правонарушении и в силу осуществления служебных полномочий может быть заинтересован в исходе дела, а Х., указанный в протоколе об административном правонарушении в качестве свидетеля, в судебное заседание не вызывался; в нарушение ст. 25.6 КоАП РФ в материалах дела не зафиксированы показания сотрудника ГИБДД Л., заверенные его подписью; показания сотрудника ГИБДД Л. отличаются от сведений, изложенных им в рапорте и схеме места нарушения; мировым судьей отказано в удовлетворении ходатайства о назначении автотехнической дорожно-трасологической экспертизы; видеофиксация не может служить доказательством по делу; в ходе рассмотрения дела и жалобы на постановление мирового судьи протокол судебного заседания не велся.

Проверив представленные материалы, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу состоявшиеся по делу судебные решения законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 26 августа 2010 года примерно в 18 часов 58 минут А., управляя автомашиной "<...>" государственный регистрационный знак <...>, по адресу: г. <...>, <...> набережная, д. <...> в нарушение требований п. 1.3 ПДД РФ и дорожной разметки 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ совершил выезд на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, не соединенный с разворотом, поворотом налево или объездом препятствия, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Факт совершения А. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения и который А. подписал, не выражая несогласие с вменяемым ему правонарушением; рапортом сотрудника ГИБДД Л. с отраженной в нем схемой места нарушения ПДД, а также его показаниями, данными в ходе судебного разбирательства; видеофиксацией правонарушения; объяснениями А., который в ходе производства по делу не оспаривал факт завершения маневра обгона в зоне действия дорожной разметки 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ, а потому вывод мирового судьи о наличии в действиях А. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, является правильным.

Довод А. о том, что дорожную разметку 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ он пересек по завершении маневра обгона, на сторону встречного движения выехал в зоне действия прерывистой дорожной разметки, не свидетельствует об отсутствии в его действиях состава вменяемого ему правонарушения. Из представленных материалов следует и не оспаривается А., что маневр обгона был завершен в зоне действия разметки 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ, при наличии которой А. следовал по стороне дороги, предназначенной для встречного движения. Данные действия образуют состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, так как нарушением требований дорожной разметки 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ является как ее пересечение, так и движение во встречном направлении слева от нее и возвращение в полосу попутного направления в зоне ее действия.

В надзорной жалобе А. указывает, что в ходе судебного разбирательства был допрошен сотрудник ГИБДД Л., который составлял протокол об административном правонарушении и в силу осуществления служебных полномочий может быть заинтересован в исходе дела, а Х., указанный в протоколе об административном правонарушении в качестве свидетеля, в судебное заседание не вызывался. Каких-либо объективных сведений о заинтересованности сотрудника ГИБДД Л. в исходе дела не имеется, он был вызван мировым судьей и допрошен в судебном заседании в качестве свидетеля с соблюдением процессуальных требований КоАП РФ для выяснения обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела. То, что сотрудник ГИБДД является должностным лицом и осуществляет формирование доказательственной базы, не может являться поводом к тому, чтобы не доверять его показаниям, которые в соответствии положениями закона подлежат оценке, наравне с другими доказательствами по делу. Данные требования закона судебными инстанциями выполнены.

Относительно утверждения А. о том, что в судебное заседание не вызывался Х., указанный в протоколе об административном правонарушении в качестве свидетеля, следует отметить, что в ходе производства по делу А. не ходатайствовал о допросе указанного лица в порядке, предусмотренном ст. 24.4 КоАП РФ, судебными инстанциями его допрос необходимым не признавался. Наличие в протоколе об административном правонарушении сведений об очевидцах правонарушения не влечет обязанность судьи его допросить, при отсутствии соответствующего ходатайства данный вопрос разрешается судьей с учетом конкретных обстоятельств дела. Имеющиеся по делу доказательства обоснованно были признаны судебными инстанциями достаточными для рассмотрения дела по существу.

Довод А. о том, что в нарушение ст. 25.6 КоАП РФ в материалах дела не зафиксированы показания сотрудника ГИБДД Л., заверенные его подписью, основан на неверном толковании норм КоАП РФ, которыми не предусмотрено фиксирование показаний и объяснений допрашиваемых в рамках судебного разбирательства лиц в отдельных протоколах, равно как и ведение протокола при рассмотрении дела судьей. Объяснения лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показания свидетелей и иных лиц фиксируются в судебном акте, который выносится по результатам рассмотрения дела. При допросе сотрудника ГИБДД Л. процессуальные требования КоАП РФ мировым судьей соблюдены, права и обязанности свидетеля, предусмотренные ст. 25.6 КоАП РФ, ему были разъяснены, об административной ответственности за дачу заведомо ложных показаний по ст. 17.9 КоАП РФ он предупрежден, его показания зафиксированы в постановлении, вынесенном по результатам рассмотрения дела.

В надзорной жалобе А. заявляет, что показания сотрудника ГИБДД Л., в которых он подтвердил, что маневр обгона был начат в зоне действия прерывистой линии разметки, отличаются от сведений, зафиксированных им в рапорте и схеме места нарушения. Данный довод не ставит под сомнение достоверность означенных доказательств и не свидетельствует о наличии в них противоречий, поскольку как из показаний сотрудника ГИБДД, так и из письменных материалов дела следует, что А. следовал по стороне встречного движения в нарушение дорожной разметки 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ. Более того, в данном случае не имеет правового значения, в зоне действия какой линии дорожной разметки был начат маневр обгона.

Довод А. о том, что мировым судьей отказано в удовлетворении ходатайства о назначении автотехнической дорожно-трасологической экспертизы для проверки длины разметки и ее соответствия ГОСТ, удовлетворение жалобы не влечет. По смыслу ст. 24.4 КоАП РФ судья вправе как удовлетворить, так и отказать в удовлетворении ходатайства (в зависимости от конкретных обстоятельств дела). Требования ст. 24.4 КоАП РФ мировым судьей выполнены, свои выводы об отсутствии оснований для удовлетворения указанного ходатайства мировой судья мотивировал в определении от 13 сентября 2010 года, обстоятельств, которые могли бы поставить под сомнение данные выводы, не имеется.

Довод А. о том, что видеофиксация не может служить доказательством по делу, поскольку она произведена с использованием любительской видеокамеры, сведения о ней не отражены в протоколе об административном правонарушении, является несостоятельным. Согласно ч. 1 ст. 26.8 КоАП РФ под специальными техническими средствами понимаются измерительные приборы, утвержденные в установленном порядке в качестве средств измерения, имеющие соответствующие сертификаты и прошедшие метрологическую поверку. Таким образом, прибор, которым была произведена видеофиксация правонарушения, к специальным техническим средствам не относится, а каких-либо требований, устанавливающих порядок применения видеозаписывающих устройств и производства видеофиксации, нормы КоАП РФ не содержат. Видеозапись нарушения оценена судебными инстанциями по правилам ст. 26.11 КоАП РФ как иной документ, содержащий сведения, которые имеют значение для производства по настоящему делу и зафиксированы на видеоносителе. То обстоятельство, что сведения о наличии видеофиксации не отражены в протоколе об административном правонарушении, нарушением не является, поскольку наличие в указанном протоколе графы "Приложения к протоколу" не свидетельствуют о том, что в ней должны быть отражены все приложенные к нему документы.

Довод А. о том, что в ходе рассмотрения дела и жалобы на постановление мирового судьи протокол судебного заседания не велся, не влечет отмену состоявшихся по делу судебных решений, поскольку нормами КоАП РФ не предусмотрено ведение протокола при рассмотрении дела судьей.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ. Срок давности и порядок привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 73 Головинского района г. Москвы от 21 сентября 2010 года и решение судьи Головинского районного суда г. Москвы от 19 октября 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении А. оставить без изменения, надзорную жалобу А. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь