Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

РЕШЕНИЕ

от 25 января 2011 г. N 12-34/11

 

Судья Ромашова Т.Б. Дело N 5-332/10

Судья Санкт-Петербургского городского суда Литова Лидия Антоновна, рассмотрев 25 января 2011 года в открытом судебном заседании в помещении суда при секретаре Ц. административное дело по жалобе на постановление судьи Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 13 декабря 2010 года в отношении

М.Г., <...>

сведения о привлечении к административной ответственности за нарушение ПДД РФ отсутствуют;

 

установил:

 

Постановлением судьи Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 13 декабря 2010 года (л.д. 37 - 40) М.Г. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП, и ей назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на 1 (один) год 3 (три) месяца.

Вина М.Г. была установлена в том, что она <...> в <...>, управляя автомобилем "Ниссан Алмера", г.р.з. <...> у <...>, совершила столкновение с автомобилем "Форд Фокус", г.р.з. <...>, под управлением М.А. после чего в нарушение п. 2.5 ПДД РФ оставила место ДТП.

М.Г. обратилась с жалобой в Санкт-Петербургский городской суд (л.д. 44 - 53), в которой считает постановление судьи районного суда от 13 декабря 2010 года незаконным и необоснованным. Ее, М.Г., вины в правонарушении по ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ в виде прямого умысла, так и в виде неосторожности не могло быть по следующим основаниям. В материалах дела имеются объяснения М.А. от 28.09.2010 г. (л.д. 10), из которых следует, что М.А. на транспортном средстве двигался по левому ряду проезжей части дороги, а она, М.Г., на транспортном средстве, перестраиваясь в правый ряд, допустила соприкосновение бампера своего т/с с бампером т/с М.А. Между тем в материалах дела имеется схема ДТП (л.д. 7), подписанная самим М.А. из которой следуют совершенно другие обстоятельства происшествия, а именно то, что транспортное средство М.А. двигалось в правом ряду, а ее, М.Г., т/с, совершая перестроение в правый ряд, совершило соприкосновение совершенно с другой частью автомобиля М.А. о которой противоречиво указано в объяснениях М.А. (л.д. 10). Из материалов дела следует, что первоначальная схема ДТП составлена исключительно со слов М.А. а, соответственно, все измерения должностных лиц, указанные в схеме ДТП, являются не соответствующими действительности, что впоследствии в судебном заседании, отвечая на вопросы ее, М.Г., защитника Самыжова подтвердил М.А. В частности, М.А. сказал, что измерительная рулетка должностными лицами не применялась и место вменяемого ДТП не исследовалось. Кроме того, из объяснений М.А. следует, что он в нарушение ПДД не остановился на своем транспортном средстве, а продолжил движение до следующего перекрестка, где и предъявил ей, М.Г., свои претензии, на что она, М.Г., ответила, что соприкосновений с его транспортным средством не допускала, поскольку не видела и не слышала никаких характерных соприкосновению т/с звуков. Для установления обстоятельств дела, она осталась на месте и дождалась совместно с М.А. сотрудников ДПС. Полагает, что из объяснений М.А. следует, что именно он нарушил п. 2.5 ПДД, так как он оставил место ДТП. Указала, что в суде первой инстанции М.А. пояснил, что у него якобы не было возможности остановиться в соответствии с ПДД, и, не трогая транспортное средство с места, привлечь свидетелей и вызвать сотрудников ДПС, поскольку ее, М.Г., транспортное средство отъехало вперед и он, М.А. не запомнил г.р.з. ее автомобиля. Однако данные пояснения опровергаются его собственными объяснениями (письменными и устными), из которых следовало, что транспортные средства двигались в плотном потоке, даже стояли в "пробке", соответственно у М.А. и его жены имелась возможность не нарушая установленный ПДД порядок собрать необходимые сведения.

Информации о том как определялось место совершения ДТП, почему возбуждалось административное расследование и составлен протокол об административном правонарушении в отношении нее, М.Г., в материалах дела не имеется. При рассмотрении административного дела использовались недопустимые доказательства, соответственно не мог быть установлен сам факт предъявленного правонарушения. Схемы, составленные должностным лицом, а именно: первичная схема (л.д. 8) и схема с указаниями места ДТП с приведенными размерами (л.д. 7), не могут быть допустимым доказательством по данному делу, поскольку составлялись со слов М.А. без проведения реальных измерений и более того без осмотра предъявленного ей, М.Г., места совершения ДТП. Данные обстоятельства подтверждаются самой схемой (л.д. 8), из которой следует, что она составлена со слов М.А. и подтверждающими ответами самого М.А. в районном суде на вопросы ее, М.Г., защитника Самыжова Р.Е. о том, что должностными лицами размеры не производились и место ДТП должностные лица не осматривали. Считает, что постановление судьи районного суда было вынесено неправомочным судьей с нарушением подсудности рассмотрения дела согласно ст. 23.1 КоАП РФ, поскольку по данному делу административное расследование фактически не проводилось. Экспертиза по данному делу не проводилась, не потребовалось совершать процессуальные действия, требующие значительных временных затрат, не потребовалось должностным лицам разыскивать ее, М.Г., поскольку она присутствовала на месте вызова сотрудников ГИБДД 28.09.2010 года и изначально участвовала в их процессуальных действиях, и даже давала объяснения раньше самого М.А. Постановление в суде первой инстанции вынесено без ее, М.Г., участия. Также в материалах дела имеются существенные процессуальные нарушения, допущенные должностными лицами ОГИБДД Петроградского района, а именно: протокол об административном правонарушении ДТП N 006235 был составлен инспектором М.Б., определение от 28.09.2010 года - инспектором Б.Д., а определение от 21.10.2010 года - начальником Петроградского ОГИБДД - С.В. Решения руководителя о передаче дела для проведения административного расследования инспектору М.Б. отсутствует. Считает, что ей необоснованно назначено строгое наказание, предусмотренное ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ. А потому просит отменить постановление судьи районного суда и производство по делу прекратить.

В судебном заседании защитники М.Г. Воронцов Н.В. и Самыжов Р.Е., действующие на основании нотариальной доверенности от 23 октября 2010 года (л.д. 19), доводы жалобы М.Г. поддержали в полном объеме.

Участник ДТП М.Г., поддержав доводы своей жалобы, показала, что когда 28 сентября 2010 года около <...> час. утра она ехала на работу по <...> в Санкт-Петербурге, то на перекрестке <...> и <...> ей перегородил дорогу автомобиль "Форд Фокус", водитель которого М.А. сказал ей, что она задела его автомобиль и уехала с места ДТП. На ее вопросы где это могло произойти, М.А. не дал точного ответа, говорил: "Вы там перестраивались". У нее, М.Г., по время движения автомобиля не было ощущения, что произошло столкновение с другим автомобилей, не слышала никаких звуков, характерных для столкновения автомобилей, никаких звуковых сигналов. Поскольку ей, М.Г., были предъявлены претензии, то она, переехав перекресток, остановилась и стала вместе с М.А. ждать приезда наряда ОГИБДД, чтобы разобраться в возникшей ситуации.

Участник ДТП потерпевший М.А. считает виновной в ДТП водителя М.Г. Показал, что он вместе с супругой 28 сентября 2010 года в <...> двигался по <...> в Санкт-Петербурге в сторону <...> в левом ряду. По левой полосе была серьезная пробка. Напротив ларьков по продаже цветов "Оранж", от перекрестка примерно 20 метров, он ощутил удар сзади. Его автомобиль объезжал автомобиль "Ниссан Альмера", перестраиваясь в правый ряд. Когда этот автомобиль поравнялся с ним, то он, М.А. встретился глазами с водителем "Ниссана", водителем которого была женщина, и понял, что водитель знает, что произошло столкновение. Когда женщина поехала вперед, он, М.А. начал подавать звуковые сигналы. Поскольку не было видно номеров автомобиля, то он, М.А. сделав несколько маневров, догнал автомобиль "Ниссан" на перекрестке и перегородил ему дорогу. Подойдя к водителю автомобиля "Ниссан", он сообщил, что произошло ДТП и что он вызвал наряд ОГИБДД.

Затем вместе с водителем М.Г. они отъехали на <...> и стали ждать приезда ОГИБДД.

Проверив материалы дела и материалы ДТП N 006235, поступившие из ОГИБДД УВД по Петроградскому району Санкт-Петербурга, считаю, что постановление судьи районного суда от 13 декабря 2010 года подлежит отмене по следующим основаниям.

Так, согласно требованиям ст. ст. 26.1, 26.11 КоАП РФ по делу об административном правонарушении подлежит выяснению, в том числе, событие административного правонарушения, а наличие такового и виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, устанавливаются доказательствами, оценка которым производится на основании всестороннего, полного и объективного исследования всех обстоятельств дела в их совокупности.

Никакие доказательства не могут иметь заранее установленной силы.

В соответствии с требованиями ст. 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

Судьей районного суда указанные требования закона при рассмотрении дела в полном объеме выполнены не были.

В материалах дела имеется справка о дорожно-транспортном происшествии от 28 сентября 2010 года (л.д. 10), в которой указано, что в результате ДТП у автомобиля "Форд", г.р.з. <...> имеются повреждения заднего бампера, у автомобиля "Ниссан Альмера", г.р.з. <...> поврежден передний бампер. Однако в чем конкретно заключаются повреждения (царапины, сколы, вмятины, трещины и т.д.) в справке не указано. Также не был указан и характер повреждений на автомобиле "Форд" в протоколе осмотра транспортного средства от 21 октября 2010 года (л.д. 13). В отношении автомобиля "Ниссан" указано, что имеются царапины с краской темного цвета.

При этом М.Г. в своих объяснениях от 21 октября 2010 года (л.д. 12) и в районном суде указывала, что данные повреждения были получены ее автомобилем в феврале 2010 года им указывала очевидца ДТП гр. П.С.

В судебном заседании потерпевший М.А. пояснил, что от соприкосновения двух углов бамперов автомобилей у него образовались царапины на бампере. Факт ДТП ему необходимо было зафиксировать, чтобы получить страховое возмещение, поскольку его автомобиль застрахован и по КАСКО, и по ОСАГО.

Проверка и анализ материалов показывают, что органы дознания и суд первой инстанции не располагали достаточными относимыми и допустимыми доказательствами, бесспорно свидетельствующими об осознании водителем М.Г. факта состоявшегося ДТП и преднамеренного оставления ею места ДТП. Доказательством того, что М.Г. умышленно оставила место ДТП, являются лишь показания потерпевшего М.А. Другие объективные доказательства в деле отсутствуют. Повреждения, полученные автомобилями при соприкосновении - царапины на бамперах - не могут свидетельствовать о том, что М.Г. достоверно знала, что произошло ДТП, поскольку сам потерпевший М.А. указывает, что было очень плотное движение автомобилей. Вместе с тем как только М.Г. со слов М.А. стало известно, что произошло соприкосновение двух автомобилей, она прекратила движение и стала ожидать сотрудников ОГИБДД для оформления административных материалов.

Таким образом при рассмотрении дела в районном суде не были приняты во внимание доводы защитника М.Г. Самыжова Р.Е. в части отсутствия в действиях М.Г. такого обязательного элемента состава правонарушения как "субъективная сторона", характеризуемого в форме умысла.

При таком положении, в соответствии с ч. 4 ст. 1.5 КоАП РФ, неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

В связи с вышеизложенным, постановление судьи районного суда от 13 декабря 2010 года подлежит отмене, а производство по делу - прекращению по п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ - в связи с отсутствием в действиях М.Г. состава административного правонарушения.

Поскольку факт ДТП с участием автомобилей водителей М.Г. и М.А. установлен материалами настоящего дела, то возможные вопросы возмещения ущерба по последствиям ДТП его участники могут разрешить добровольно либо в порядке гражданского судопроизводства.

Руководствуясь п. 3 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ,

 

решил:

 

Постановление судьи Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 13 декабря 2010 года в отношении М.Г. отменить.

Производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, в отношении М.Г. прекратить в связи с отсутствием в ее действиях состава административного правонарушения.

 

Судья

ЛИТОВА Л.А.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь