Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЯРОСЛАВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 января 2011 г. по делу N 22-100/2011

 

Судья Кузьминов А.Л.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Ярославского областного суда в составе:

председательствующего - судьи Предко И.П.,

судей Федченко В.Н. и Чугунова А.Б.,

при секретаре С.,

рассмотрела в судебном заседании 25 января 2011 года кассационное представление заместителя Переславского межрайонного прокурора Грушевича А.А. и кассационные жалобы осужденного И. на приговор Переславского районного суда Ярославской области от 18 ноября 2010 года, которым

И.

ДАТА РОЖДЕНИЯ

МЕСТО РОЖДЕНИЯ

ГРАЖДАНСТВО

СЕМЕЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ

ОБРАЗОВАНИЕ

МЕСТО ЖИТЕЛЬСТВА

АДРЕС,

осужден по ч. 1 ст. 264 УК РФ в редакции ФЗ от 29 декабря 2009 года к 1 году лишения свободы без лишения права управлять транспортными средствами, на основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 1 год, на осужденного возложена обязанность не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного; мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении отменена.

Заслушав доклад судьи Чугунова А.Б., выступления прокурора Берковской Т.А., полагавшего приговор подлежащим отмене, и осужденного И. в поддержание кассационной жалобы, мнения потерпевшей ФИО1 и защитника осужденного - адвоката Скрипилева Е.В. о согласии с кассационной жалобой И., судебная коллегия

 

установила:

 

И. осужден за нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека. Преступление совершено 19 сентября 2009 года примерно в 14 часов на НАСЕЛЕННЫЙ ПУНКТ 1 Переславского района Ярославской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании И. виновным себя не признал.

В кассационном представлении заместитель Переславского межрайонного прокурора просит об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое рассмотрение ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, неправильного применения уголовного закона, нарушений уголовно-процессуального закона и несправедливости приговора.

Ссылаясь на норму ч. 1 ст. 9 УК РФ, автор кассационного представления полагает, что действия осужденного ошибочно квалифицированы по ч. 1 ст. 264 УК РФ в редакции Федерального закона от 29 декабря 2009 года, поскольку новый уголовный закон обратной силы не имеет.

Считает, что в нарушение п. 1 ст. 307 УПК РФ суд излишне указал при описании преступного деяния на нарушение И. п. 1.4 Правил дорожного движения РФ, содержащего общую, а не специальную норму.

Из приговора невозможно понять, сколько смягчающих наказание обстоятельств признал таковыми суд - одно или три.

Вывод суда о неприменении дополнительного наказания в виде лишения права управления транспортным средством в приговоре никак не мотивирован, при этом назначение этого наказания заместитель межрайонного прокурора полагает необходимым.

В кассационных жалобах (основной и дополнительной, подписанных также потерпевшей ФИО1 и защитником И. - адвокатом Скрипилевым Е.В.) осужденный И. просит приговор отменить и вынести оправдательный приговор за отсутствием состава преступления.

И. указывает на то, что суд не определил порядка исследования доказательств, нарушив ст. 274 УПК РФ.

Суд не выполнил требований ч. 6 ст. 388 УПК РФ и не исследовал доводов стороны защиты.

Полагает, что вынесение обвинительного приговора стало следствием отсутствия независимости суда, поскольку "удовлетворение адвокатских запросов" не произведено, нормы международного права не применены, применение Правил дорожного движения РФ не соответствует материалам дела.

Суд не устранил противоречий между схемами дорожно-транспортного происшествия, нарушив ч.ч. 3 и 4 ст. 14 УПК РФ, не оценил позиции потерпевшей с учетом норм Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан.

Высказывает мнение об уходе суда от решения процессуальных задач, обращает внимание на позицию ЕСПЧ относительно неэффективности надзорной инстанции как средства судебной защиты. Суды различных инстанций, удерживая его водительское удостоверение, в не предусмотренной законом форме лишали его права управлять транспортным средством. Полагает, что у кассационной инстанции теоретически возникает возможность "оправдать" его в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, что нарушено его право на справедливое судебное разбирательство.

В приговоре искажена картина дорожно-транспортного происшествия, сделаны неверные выводы о месте столкновения транспортных средств, о допустимости протокола осмотра и схемы ДТП, об оценке показаний свидетеля ФИО2.

Суд не учел требований суда кассационной инстанции, проигнорировал вопросы о нарушении сотрудниками ГИБДД ведомственных нормативных актов, не получил заключений экспертов о перекрестке, направлении и силе удара, времени составления схемы ДТП. Суд не запросил сведений о принадлежности дорог в "Ярдорслужбе".

Делая вывод о нарушении им Правил дорожного движения РФ, суд не учел, что при имевшихся условиях выезд на полосу встречного движения не запрещен, п. 8.6 Правил он не нарушал, так как в момент столкновения находился на пересечении проезжих частей.

Суд неверно трактует понятие перекрестка, в нарушение уголовно-процессуального закона безмотивно отверг доводы стороны защиты и отказал в удовлетворении ходатайств, позиция суда о невиновности ФИО2 не соответствует Правилам дорожного движения РФ. Указание суда на нарушение им п. 1.4 Правил дорожного движения РФ представляет собой расширение обвинения. Протокол осмотра места происшествия ему не предъявлялся, оценка его показаний и показаний потерпевшей несостоятельна. Отказ суда в допросе судебно-медицинского эксперта нарушил его право на защиту.

Считает, что суд мог постановить оправдательный приговор по основанию, предусмотренному ст. 25 УПК РФ, выражает намерение добиться восстановления справедливости и найти инстанцию, которая примет законное и объективное решение.

Проверив по кассационным представлению и жалобам законность, обоснованность и справедливость судебного решения, судебная коллегия находит приговор суда первой инстанции законным, обоснованным и справедливым.

Нарушений УПК РФ, влекущих отмену или изменение приговора, по делу не допущено, отвод государственному обвинителю и ходатайства участников процесса судом разрешены в соответствии с уголовно-процессуальным законом, сведений о какой-либо заинтересованности судьи в исходе дела нет.

Исследованные доказательства, изложенные в приговоре в необходимом объеме, были проанализированы и оценены судом с точки зрения относимости, допустимости, достоверности и достаточности для разрешения уголовного дела, и судебная коллегия с этой оценкой соглашается. Оснований для признания взятых за основу при постановлении приговора доказательств недопустимыми не имеется; мотивы, по которым суд принял одни доказательства и отверг другие, в приговоре приведены. Обстоятельства дела исследованы судом полно и объективно, позиция стороны защиты не признана состоятельной обоснованно. Судом правильно установлены юридически значимые фактические обстоятельства дела, и вывод суда о доказанности виновности подсудимого в совершении преступления при изложенных в приговоре обстоятельствах является верным.

Как установлено судом, при подъезде к перекрестку И. в нарушение п. 1.4 Правил дорожного движения для сокращения траектории движения через перекресток выехал на полосу, предназначенную для движения встречных транспортных средств, в результате чего в ходе выполнения маневра поворота налево в нарушение п. 8.6 Правил при выезде с пересечения проезжих частей оказался на стороне встречного движения, где и произошло столкновение транспортных средств. При установленных судом обстоятельствах вменение осужденному в вину нарушения п. 1.4 Правил дорожного движения РФ судебная коллегия признает правильным. Делая указанный вывод, суд не вышел за пределы предъявленного И. обвинения, а довод осужденного о том, что нормой п. 1.4 Правил дорожного движения РФ не запрещен выезд на полосу встречного движения, неточен и некорректен, поскольку выезд на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, и движение по этой стороне дороги разрешены Правилами дорожного движения РФ лишь в определенных случаях, например, при совершении обгона.

Версия стороны защиты о месте столкновения транспортных средств была проверена судом, однако не нашла своего подтверждения и была мотивированно отвергнута в приговоре. Совокупность признанных судом достоверными доказательств свидетельствует о том, что в момент дорожно-транспортного происшествия автомобиль ВАЗ находился на стороне дороги, предназначенной для движения транспортных средств в направлении от НАСЕЛЕННЫЙ ПУНКТ 2 к НАСЕЛЕННЫЙ ПУНКТ 3, оснований не доверять соотносящимся с материалами дела показаниям свидетелей ФИО3, ФИО4, ФИО2, ФИО5, ФИО3, ФИО7 у суда не имелось.

Приведенные в кассационных жалобах доводы о соблюдении осужденным п. 8.6 Правил дорожного движения РФ нельзя признать обоснованными, а недостатки составленной 19 сентября 2009 года схемы места дорожно-транспортного происшествия не ставят под сомнение законность и обоснованность приговора.

В соответствии с п. 8.6 Правил дорожного движения РФ поворот должен осуществляться таким образом, чтобы при выезде с пересечения проезжих частей транспортное средство не оказалось на стороне встречного движения. Используемое в Правилах дорожного движения РФ понятие пересечения проезжих частей не тождественно понятию перекрестка, границы которого образуют большую, нежели пересечение проезжих частей, площадь и определяются в соответствии с п. 1.2 Правил.

Заявления И. о замене подлинной схемы места дорожно-транспортного происшествия на фальсифицированную проверялись следователем, прокуратурой и судом, но не подтвердились и опровергаются как показаниями ФИО2, сотрудников ГИБДД и понятых, так и заключением почерковедческой экспертизы.

Из показаний свидетеля ФИО7 в судебном заседании (т. 2 л.д. 93) и упомянутой схемы усматривается, что при изображении на схеме прямых углов перекрестка и пунктирной линии, от которой измерено расстояние до заднего левого колеса автомобиля ВАЗ, фактически была нанесена воображаемая линия продолжения левого края проезжей части дороги от НАСЕЛЕННЫЙ ПУНКТ 4 к перекрестку, каковая, по смыслу п. 8.6 Правил дорожного движения РФ, и представляет собой ближнюю к НАСЕЛЕННЫЙ ПУНКТ 2 границу пересечения проезжих частей дорог. Таким образом, столкновение транспортных средств имело место на расстоянии более чем 9,3 м от пересечения проезжих частей, с которого выехал И., что подтверждает законность и обоснованность вывода суда о нарушении осужденным п. 8.6 Правил дорожного движения РФ.

Исходя из этого, нельзя согласиться и с содержащимися в кассационных жалобах утверждениями о нарушении водителем "Субару" п. 13.11 Правил дорожного движения РФ, так как движение ФИО2 до места столкновения не вынуждало И.

при выполнении последним требований Правил изменять скорость или направление движения.

Степень тяжести вреда, причиненного здоровью потерпевшей ФИО1, определена судом в соответствии с заключением эксперта N 682/174 от 30 декабря 2009 года. Проведение исследования по медицинской документации не противоречит существующим правовым нормам об осуществлении судебно-медицинских экспертиз, сведений об оказании первой медицинской помощи потерпевшей вопреки ее воле не имеется, а первоначально избранные врачом способы диагностики и иммобилизации поврежденной кости не имеют правового значения для разрешения дела. Оснований усомниться в достоверности заключения эксперта не было, как и необходимости в допросе эксперта в разъяснение заключения.

При таких обстоятельствах судом сделан верный вывод о наличии в действиях осужденного состава преступления. Деяние И. правильно квалифицировано судом по ч. 1 ст. 264 УК РФ в ныне действующей редакции как нарушение лицом, управляющим автомобилем, Правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека; общее правило ч. 1 ст. 9 УК РФ в данном случае неприменимо. Новым уголовным законом с пяти до трех лет снижен максимальный срок предусмотренного санкцией ч. 1 ст. 264 УК РФ наименее строгого вида наказания - ограничения свободы, следовательно, по специальному правилу ч. 1 ст. 10 УК РФ, новый уголовный закон имеет обратную силу.

Наказание осужденному назначено в соответствии с нормами ст.ст. 6, 43 и 60 УК РФ, при назначении наказания судом учтены характер и степень общественной опасности преступления, конкретные обстоятельства дела и данные о личности И., обстоятельство, смягчающее наказание, и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, а также влияние назначенного наказания на исправление подсудимого и на условия жизни его семьи.

Судебная коллегия не соглашается с указанием кассационного представления на неясность количества смягчающих наказание обстоятельств, признанных таковыми судом. Термин "смягчающее наказание обстоятельство" употреблен судом в единственном числе, это позволяет однозначно заключить, что смягчающим наказание обстоятельством, согласно п. "а" ч. 1 ст. 61 УК РФ, судом признано совершение виновным впервые преступления небольшой тяжести вследствие случайного стечения обстоятельств, а родственные отношения подсудимого и потерпевшей и наличие у И. несовершеннолетнего ребенка приняты судом во внимание как конкретные обстоятельства дела и данные о личности виновного.

Выводы суда о необходимости назначения основного наказания в виде лишения свободы без назначения дополнительного наказания и о возможности исправления И. без реального отбывания лишения свободы судебная коллегия полагает обоснованными, положения ст. 73 УК РФ судом применены правильно, а потому, по мнению судебной коллегии, назначенное осужденному наказание не может быть признано ни чрезмерно мягким, ни чрезмерно суровым, поскольку оно соответствует принципу гуманизма и своим задачам и является справедливым.

Прочие доводы кассационных представления и жалоб тоже не порождают сомнений в законности, обоснованности и справедливости обжалуемого приговора, оснований для отмены либо изменения приговора суда первой инстанции, в том числе по доводам кассационных представления и жалоб, нет, и судебная коллегия оставляет кассационное представление и кассационные жалобы без удовлетворения.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377-378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Переславского районного суда Ярославской области от 18 ноября 2010 года в отношении И. оставить без изменения, а кассационное представление заместителя Переславского межрайонного прокурора Грушевича А.А. и кассационные жалобы осужденного И. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь