Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 января 2011 г. N 22-142/11

 

Судья Тутаринова О.В. Дело N 1-388/10

Судебная коллегия по уголовным делам

Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего: Глущенко О.В.,

судей Азовцевой О.А. и Матвеевой Т.Ю.,

при секретаре К.,

рассмотрела в судебном заседании 25 января 2011 года кассационную жалобу осужденного С. на приговор Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 13 ноября 2010 года, которым

С. <...>, несудимый, осужден:

по ст. 318 ч. 1 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 7000 рублей в доход государства;

по ст. 319 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 10000 рублей в доход государства.

На основании ст. 69 ч. 2 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено наказание в виде штрафа в размере 15000 рублей в доход государства.

Заслушав доклад судьи Азовцевой О.А., объяснения осужденного С. и адвоката Лучинского Ю.М. в его защиту, поддержавших кассационную жалобу и просивших приговор отменить, мнение прокурора Елкова Г.П., возражавшего против кассационной жалобы, полагавшего приговор законным и обоснованным, Судебная коллегия:

 

установила:

 

С. признан виновным в применении насилия, не опасного для жизни и здоровья в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

Он же (С.) признан виновным в публичном оскорблении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

Преступления были совершены 09 октября 2009 года вблизи территории ТК "Х" по адресу: <...> на территории Красногвардейского района Санкт-Петербурга при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании С. вину в совершении преступлений не признал.

В кассационной жалобе осужденный С. просит приговор отменить.

В обоснование указывает, что в ходе судебного разбирательства не добыто достаточно данных, свидетельствующих о доказанности его вины по предъявленному обвинению. В частности отсутствуют доказательства нанесения им ударов по спине потерпевшего Л., которые причинили ему физическую боль. Показания свидетелей указывают лишь на то, что он (С.) прикоснулся к потерпевшему сзади для обращения внимания на требование предъявить документы. Поэтому утверждение Л. о том, что своими действиями он (С.) причинил физическую боль, основана на субъективной оценке потерпевшего, не подтвержденной исследованиями, требующими специальных познаний. Также, по мнению осужденного, не добыто доказательств о наличии у него умысла на причинение боли потерпевшему. Кроме того, свидетели защиты указывают, что он (С.) вообще не прикасался к потерпевшему, однако эти показания не получили оценки суда.

Оспаривая выводы суда о его виновности в совершении оскорбления представителей власти, осужденный обращает внимание на то обстоятельство, что в ходе судебного следствия не установлено ни одного конкретного слова, которое подлежало бы оценке как оскорбление потерпевших. Показания потерпевших в этой части также носят противоречивый характер. Суд не дал оценки показаниям свидетеля В.С., который по мобильному телефону слышал разговор между ним (С.) и Л.

Полагает ошибочным вывод суда о том, что видеозапись, имеющаяся в материалах дела, не соотносится по времени с преступлением и не фиксирует событий преступления.

Далее осужденный С. ссылается на незаконность обыска, проведенного следователем Е., ввиду отсутствия решения суда о его проведении. В ходе обыска были изъяты документы, содержащие банковскую тайну. Обращает внимание на то, что место совершения преступлений установлено как вблизи территории ТК "Х" по адресу: <...>. В то же время в постановлении и проведении обыска указан адрес: <...>. Таким образом, по мнению осужденного, потерпевшие не имели оснований для производства обыска за территорией <...>. Поэтому обыск на территории, не указанной в постановлении о производстве обыска, проведен незаконно, что делает незаконными и действия потерпевших и лишает их законных полномочий по отношению к осужденному С. и иным гражданам.

На кассационную жалобу осужденного государственным обвинителем прокуратуры Красногвардейского района Санкт-Петербурга К.Н. принесены возражения, в которых указывается на законность и обоснованность приговора суда и отсутствие оснований для его отмены.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

В основу приговора судом обоснованно положены показания потерпевших Л. и Е., которые пояснили в суде, что в рамках расследуемого уголовного дела в отношении А. следователем Е. было вынесено постановление о производстве обыска по адресу: <...>. 09 октября 2009 года в ходе производства обыска ранее неизвестный С. после предъявления Л. удостоверения и пояснения о том, что в указанном месте производится обыск, стал толкать Л. кулаком в правое плечо, отчего тот испытал физическую боль, настаивал на повторном предъявлении удостоверения. Когда Л. вновь показал удостоверение и потребовал С. показать паспорт, последний отказался это сделать, стал публично выражаться в адрес оперуполномоченного Л. и следователя Е. нецензурной бранью.

Предметом исследования суда явились также показания свидетелей Б., Д., данные ими в суде, а также в ходе предварительного расследования, В.А., И., В., А.А., которые подтвердили факт применения С. насилия в отношении представителя власти Л., а также публичное оскорбление представителей власти Е. и Л. При этом потерпевшие исполняли свои должностные обязанности - участвовали в проведении обыска в рамках уголовного дела.

Показания указанных лиц в совокупности с письменными доказательствами, в том числе,

рапортами об обнаружении признаков преступления;

копией постановления о производстве обыска;

копией протокола обыска, согласно которому 09 октября 2009 года в период с 12 часов 40 минут до 17 часов 30 минут с участием понятых Д. и Б., оперуполномоченного Л. был проведен обыск в помещениях и строениях на основании постановления о производстве обыска от 08 октября 2009 года, в котором, в том числе отражен тот факт, что в ходе обыска к оперуполномоченному Л. подошел мужчина, который потребовал у Л. предъявить служебное удостоверение, а после того, как Л. его предъявил, мужчина стал выражаться нецензурной бранью, толкнул Л., паспорт предъявить отказался;

выписками из приказов о назначении на должность старшего оперуполномоченного Л. и старшего следователя СУ при УВД при Красногвардейского района Санкт-Петербурга Е., позволили суду сделать обоснованный вывод о доказанности вины С. в совершении преступлений, предусмотренных ст. 318 ч. 1, ст. 319 УК РФ.

Перечисленные доказательства подверглись оценке суда с точки зрения их соответствия требованиям уголовно-процессуального закона и обоснованно были признаны относимыми, допустимыми, достоверными и достаточными для установления вины С.

Квалифицируя действия С. по ст. 318 ч. 1 УК РФ суд обоснованно указал на то, что в ходе судебного разбирательства установлено, что С. во время проведения обыска следователем СУ при УВД Красногвардейского района Санкт-Петербурга Е., в котором принимал участие и оперуполномоченный Л., достоверно зная о том, что Л. является должностным лицом и находится при исполнении служебных обязанностей, так как до этого Л., предъявил С. служебное удостоверение и пояснил, что происходит производство обыска, умышленно, не менее 3-х раз толкнул его рукой в плечо, то есть применил насилие, не опасное для здоровья в отношении представителя власти в связи с исполнением им должностных обязанностей, причинив физическую боль, требуя при этом предъявления Л. удостоверения.

При квалификации действий С. по ст. 319 УК РФ, суд также правильно указал на исследованные в ходе судебного следствия доказательства, согласно которым С. публично в присутствии посторонних лиц - Б., А.А., Д. оскорбил нецензурной бранью представителей власти - следователя Е. и оперуполномоченного Л., в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей в ходе производства обыска.

Оснований для отмены приговора суда по доводам кассационной жалобы осужденного С. судебная коллегия не усматривает.

Доводы осужденного об отсутствии доказательств применения насилия к Л. в виде толкания в спину опровергаются исследованными доказательствами, в том числе, показаниями потерпевших Л., Е., Д., В.А., И., В., А.А., которые указывали на то, что С. несколько раз толкнул потерпевшего Л. в правое плечо. Показания потерпевшего Л. о том, что в результате действий С. ему была причинена физическая боль, также оценены в приговоре надлежащим образом. При этом суд указал на отсутствие оснований сомневаться в показаниях потерпевшего, в том числе и в этой части. Показаниям свидетелей защиты в приговоре также дана надлежащая оценка.

Доводы кассационной жалобы о том, что в ходе судебного следствия не установлено конкретных высказываний С., которые можно было расценить, как оскорбление потерпевших, также несостоятельны. На основании показаний потерпевших, а также свидетелей Д., В.А., И., В., А.А. судом установлено, что С. выражался в адрес потерпевших нецензурной бранью.

Суд указал основания, по которым не принимает в качестве доказательства невиновности С. показания свидетеля защиты В.С. В частности, судом указано на то обстоятельство, что В.С. не являлся непосредственным очевидцем произошедшего, его показания противоречат иным доказательствам, признанным судом достоверными.

Доказательство стороны защиты - видеозапись, произведенная свидетелем М. судом исследована наряду с иными доказательствами, выводы суда о том, что данное доказательство не свидетельствует о невиновности С. приведены в приговоре и являются мотивированными. Оснований для переоценки выводов суда судебная коллегия не имеет.

Доводы осужденного С. о незаконности обыска, который был произведен 09 октября 2009 года, явились предметом исследования суда и обоснованно отвергнуты с приведением мотивов принятого решения. При этом суд указал на отсутствие данных, позволяющих сделать вывод о том, что в ходе обыска были допущены нарушения норм УПК РФ. Сведения о том, что следственное действие - обыск, либо действия следователя, его производившего, были признаны незаконными в судебном порядке, суду первой и кассационной инстанций представлены не были. Доводы о нарушении банковской тайны также не основаны на представленных материалах.

Ссылка осужденного на проведение обыска на месте, не являющейся территорией, расположенной по адресу: Санкт-Петербург, <...>, также представляется неубедительной. В ходе исследования данного вопроса судом было осуществлено выездное заседание, в ходе которого, в том числе путем допроса С. и потерпевших Л. и Е., установлено, что обыск проводился на территории Х, по адресу: <...>, а также в помещениях, которые были обнесены единым забором с ТК "Х" и имели единые подъезды и выезды. Предметом исследования суда явились также сведения, предоставленные КУГИ <...> Санкт-Петербурга, решения арбитражного суда, согласно которому установлено неосновательное обогащение ООО "О" за пользование земельным участком, на котором расположены сооружения, круглосуточно охраняемые в общей системе рынка "Х".

Таким образом, выводы суда о виновности С. совершении преступлений, за которые он осужден, соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, полученных с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, полно и правильно приведенных в приговоре, в связи с чем их достоверность сомнений у судебной коллегии не вызывает. Квалификация действий осужденного является правильной.

Наказание осужденному назначено в соответствии с законом, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности осужденного и обстоятельств, влияющих на наказание. При назначении наказания судом учтены как обстоятельства совершения преступления, так и данные о личности С., в том числе состояние его здоровья, наличие на иждивении нетрудоспособной матери, что послужило основанием для назначения С. наказания в виде штрафа не на максимальный размер, предусмотренный санкциями ч. 1 ст. 318 и ст. 319 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 ч. 1 п. 1, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 13 ноября 2010 года в отношении С. оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного С. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь