Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 января 2011 г. по делу N 33-193-2011

 

Судья Феофанова В.Ю.

Докладчик Петрунина И.Н.

 

Суд кассационной инстанции по гражданским делам Новосибирского областного суда в составе:

    председательствующего     Шишко Г.Н.

    судей                     Петруниной И.Н., Дмитриевой Л.А.

    при секретаре             С.

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Новосибирске 25 января 2011 года кассационную жалобу ГУ УПФ Российской Федерации в Колыванском районе Новосибирской области на решение Колыванского районного суда Новосибирской области от 6 декабря 2011 года, которым: признано незаконным и отменено решение ГУ УПФ Российской Федерации в Колыванском районе Новосибирской области от 23 июня 2010 года об отказе в назначении Ч. досрочной трудовой пенсии, как лицу осуществляющему лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в соответствии с подпунктом 1 статьи 27 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" в связи с отсутствием льготного стажа.

ГУ УПФ Российской Федерации в Колыванском районе Новосибирской области обязано включить в трудовой стаж для назначения досрочной трудовой пенсии по старости, как лицу осуществляющему лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения, период службы в рядах Вооруженных Сил СССР с 3 мая 1982 года по 31 мая 1985 года (3 года 28 дней), а также обязано применить льготный порядок исчисления стажа, как год работы за год и 6 месяцев, за период работы с 6 мая 1980 года по 3 октября 1980 года. Определена дата начала выплаты пенсии с момента подачи заявления - 16 марта 2010 года.

Заслушав доклад судьи областного суда Петруниной И.Н., объяснения представителя ответчика по доверенности Н.А., суд кассационной инстанции

 

установил:

 

Ч. обратилась в суд с иском к ГУ УПФ в Колыванском районе Новосибирской области. В обоснование своих требований указала, что ее трудовой стаж составляет не менее 30 лет лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждениях, в связи с чем, она приобрела право на досрочную трудовую пенсию. Однако ответчик отказал ей в назначении пенсии по мотиву отсутствия требуемого стажа, так как в стаж, дающий право на досрочную трудовую пенсию, ей не был засчитан по льготному исчислению (год работы за год и 6 месяцев) период ее работы в должности акушерки патологического отделения родильного дома N 3 г. Самарканда (с 6 мая 1980 года по 3 октября 1980 года), на том основании, что данное структурное подразделение не поименовано в Списке должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения. Поскольку патологическое отделение родильного дома и акушерское отделение патологии беременных по сути тождественны, и она в период работы в патологическом отделении выполняла функциональные обязанности акушерки.

Кроме того, ответчиком не был включен в льготный стаж период службы в рядах Вооруженных Сил СССР с 3 мая 1982 года по 31 мая 1985 года (3 года 28 дней), в связи с чем, считает отказ ответчика в назначении пенсии незаконным. Просит суд отменить решение ответчика об отказе в назначении досрочной трудовой пенсии, обязать ответчика включить указанные периоды в льготный стаж дающий право на назначении досрочной трудовой пенсии и обязать назначить ей досрочную трудовую пенсию с 16 марта 2010 года.

Суд постановил вышеуказанное решение, обжалуемое ГУ УПФ РФ в Колыванском районе Новосибирской области по тем основаниям, что стаж истцы составляет менее 30 лет, а именно 29 лет 1 месяц 22 дня, поэтому ей не может быть назначена льготная пенсия по старости. Список должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения, не подлежит расширительному толкованию, а в этом Списке нет такого учреждения, как патологическое отделение. Служба в рядах Вооруженных сил СССР могла быть засчитана в льготный стаж только при условии, что на 1 октября 1993 года не менее 2/3 продолжительности стажа истицы приходился бы на работу в учреждениях, организациях и на должностях, работа в которых давала право на пенсию за выслугу лет. Также не согласны с датой назначения пенсии, поскольку истица, обратившись в отделение пенсионного фонда, не представила все требуемые законом документы. В кассационной жалобе просят решение суда отменить, и постановить по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены решения суда.

Разрешая спор, суд первой инстанции пришел к выводу, что ответчик неправомерно отказал истице в зачислении в льготный стаж, дающий право на назначение досрочной пенсии по старости, период службы в рядах Вооруженных Сил СССР с 3 мая 1982 года по 31 мая 1985 года (3 года 28 дней), поскольку указанный период относится к периоду деятельности до 1 января 2001 года (до установления нового правового регулирования назначения досрочных трудовых пенсий работникам здравоохранения), и подлежит включению в стаж работы по специальности при досрочном назначении трудовой пенсии по старости независимо от времени обращения истца за назначением ему пенсии и времени возникновения у него права на это.

Доводы кассационной жалобы о том, что в момент обращения истицы за назначением досрочной трудовой пенсии Постановление Совета Министров СССР от 17 декабря 1959 года N 1397, действовавшее на момент прохождения службы, утратило силу, следовательно, условие о включении в специальный стаж периода службы в Вооруженных Силах СССР при наличии не менее 2/3 стажа работы на тех должностях, которые дают право на назначение такой пенсии, должно быть соблюдено не на момент обращения гражданина за пенсией, а на момент утраты силы названного Постановления, несостоятельны, так как основаны на неправильном применении и толковании норм материального права.

В соответствии с абзацем 1 пункта 3 статьи 10 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", время нахождения граждан на военной службе по контракту засчитывается в их общий трудовой стаж, включается в стаж государственной службы государственного служащего и в стаж работы по специальности из расчета один день военной службы за один день работы, а время нахождения граждан на военной службе по призыву (в том числе офицеров, призванных на военную службу в соответствии с указом Президента Российской Федерации) - один день военной службы за два дня работы.

Положения части 2 статьи 6, части 4 статьи 15, части 1 статьи 17, статей 18, 19 и части 1 статьи 55 Конституции Российской Федерации предполагают правовую определенность и связанную с ней предсказуемость законодательной политики в сфере пенсионного обеспечения, необходимых для того, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано.

Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 29 января 2004 года N 2-П со ссылкой на Постановление от 24 мая 2001 года N 8-П и Определение от 5 ноября 2002 года N 320-О указал на то, что в отношении граждан, приобретших пенсионные права до введения нового правового регулирования, сохраняются ранее приобретенные права на пенсию в соответствии с условиями и нормами законодательства Российской Федерации, действовавшего на момент приобретения права.

В указанный спорный период времени действовало утвержденное Постановлением Совета Министров СССР от 17 декабря 1959 года N 1397 Положение о порядке исчисления стажа для назначения пенсий за выслугу лет работникам просвещения и здравоохранения, подпунктом "г" пункта 1 которого предусматривалось, что учителям, врачам и другим работникам просвещения и здравоохранения в стаж работы по специальности, кроме работы в учреждениях, организациях и должностях, работа в которых дает право на пенсию за выслугу лет, засчитывается служба в составе Вооруженных Сил СССР.

Период службы Ч. в Советской Армии относится к периодам деятельности до 1 января 2002 года, то есть до установления нового правового регулирования назначения досрочных трудовых пенсий работникам здравоохранения.

Поскольку законодатель не принял мер для создания правовой определенности, то истица не могла предвидеть в дальнейшем исключение из медицинского стажа периода ее службы в Вооруженных Силах СССР.

С учетом этого обстоятельства и исходя из вышеприведенной правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, определяющей возможность исчисления указанного стажа по нормам действовавшего до 1 января 2002 года законодательства независимо от того, выработал ли гражданин до дня изменения правового регулирования данный стаж полностью или частично, спорный период трудовой деятельности Ч. - служб в рядах Вооруженных Сил СССР с 3 мая 1982 года по 31 мая 1985 года (3 года 28 дней) подлежит включению в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в связи с осуществлением лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения.

Иное толкование и применение пенсионного законодательства повлекло бы ограничение конституционного права на социальное обеспечение, которое не может быть оправдано указанными в части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации целями, ради достижения которых допускается ограничение федеральным законом прав и свобод человека и гражданина.

Суд первой инстанции правомерно обязал ответчика применить льготный порядок исчисления стажа, как год работы за год и 6 месяцев, за период работы истицы в должности акушерки патологического отделения родильного дома N 3 г. Самарканда с 6 мая 1980 года по 3 октября 1980 года.

В кассационной жалобе кассатор ссылается на то обстоятельство, что Список должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения, не содержит такого названия структурного подразделения, как патологическое отделение, где работала истица, а потому время работы в этом отделении не может быть ей засчитано в льготный стаж по льготному исчислению для назначения досрочной пенсии.

Данный довод не может служить основанием для отмены решения.

Ч. с 6 мая 1980 года по 3 октября 1980 года работала в качестве акушерки патологическом отделении родильного дома N 3 г. Самарканда.

Согласно подпункту 11 пункта 1 статьи 28 Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (в редакции, действовавшей до 31 декабря 2008 года) лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения не менее 30 лет в городах, сельской местности и в поселках городского типа либо только в городах, независимо от их возраста, назначается трудовая пенсия по старости ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего Федерального закона.

Аналогичное положение содержится в действующей редакции Федерального закона (подпункт 20 пункта 1 статьи 27).

Списки соответствующих работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых назначается трудовая пенсия по старости в соответствии с подпунктом 11 пункта 1 настоящей статьи, правила исчисления периодов работы (деятельности) и назначения указанной пенсии при необходимости утверждаются Правительством Российской Федерации (п. 3 ст. 28 старой редакции Федерального закона N 173-ФЗ).

Перечень структурных подразделений учреждений здравоохранения и должностей врачей и среднего медицинского персонала, работа в которых в течение года засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, как год и шесть месяцев, утвержден Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 года N 781.

В пункте 1 данного Перечня установлено, что за год и шесть месяцев учитывается год работы в должности акушерки, включая старшую, в отделениях хирургического профиля стационаров учреждений, в том числе, акушерских патологий беременности.

В силу статьи 55 Конституции Российской Федерации ограничение федеральным законом прав и свобод человека и гражданина допустимо только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственного здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Конституционное право на социальное обеспечение включает право на получение пенсии в определенных законом случаях и размерах. Отказ в назначении пенсии в связи с несоответствием наименования структурного подразделение, в котором работала истица, наименованию подразделения, предусмотренного Списками, является ограничением конституционного права на социальное обеспечение, гарантированного частью 1 статьи 39 Конституции Российской Федерации.

Исходя из того, что стаж Ч. на 16 марта 2010 года составляет не менее 30 лет, она получила право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости на основании подпункта 11 пункта 1 статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".

Довод кассатора о том, что суд фактически установил тождество структурных подразделений, что не относится к его компетенции, противоречит положениям части 7 статьи 18 Федерального закона N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", а также позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной им в определениях от 4 марта 2004 года N 81-О и от 18 июня 2004 года N 197-О. В силу изложенного данный довод не может служить поводом для отмены судебного решения как не основанный на законе.

Несостоятельными являются и доводы кассационной жалобы о том, что пенсия Ч. не может быть назначена с 16 марта 2010 года, поскольку истица при обращении за назначением пенсии не представила в отделение пенсионного фонда все требуемые законом документы, основан на неправильном толковании закона.

В соответствии с пунктами 1, 2 статьи 19 Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" трудовая пенсия назначается со дня обращения за указанной пенсией, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 4 настоящей статьи, но во всех случаях не ранее чем со дня возникновения права на указанную пенсию. Днем обращения за трудовой пенсией считается день приема органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, соответствующего заявления со всеми необходимыми документами.

Из материалов дела следует, что Ч. обратилась в ГУ УПФ РФ в Колыванском районе Новосибирской области с заявлением о назначении досрочной трудовой пенсии по старости 16 марта 2010 года, что ответчиком не отрицается.

Учитывая изложенное, суд первой инстанции обоснованно обязал ответчика назначить пенсию истице с 16 марта 2010 года, то есть со дня ее обращения к ответчику.

Руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции

 

определил:

 

Решение Колыванского районного суда г. Новосибирска от 6 декабря 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу ГУ УПФ РФ в Колыванском районе Новосибирской области - без удовлетворения.

 

Председательствующий

ШИШКО Г.Н.

 

Судьи

ПЕТРУНИНА И.Н.

ДМИТРИЕВА Л.А.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь