Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 января 2011 г. по делу N 33-363

 

Судья Минеева И.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе

председательствующего судьи: Паршиной Т.В.

судей: Щербакова М.В., Лазорин Б.П.

при секретаре Л.

рассмотрела в открытом судебном заседании 25 января 2011 года дело

по кассационной жалобе О.

на решение Павловского городского суда Нижегородской области от 29 октября 2010 года по гражданскому делу

по иску О. к З. о признании договора ренты недействительным в части, о признании права собственности на наследственное имущество в виде */* доли квартиры,

заслушав доклад судьи Нижегородского областного суда Щербакова М.В., объяснения О., судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда,

 

установила:

 

О. обратился в суд с исковым заявлением к З. о признании договора ренты квартиры, расположенной по адресу:, заключенного между А.С.С. и З. недействительным в части, о признании за ним права собственности на наследственное имущество в виде */* доли вышеуказанной квартиры, после смерти его отца А.К.В., мотивировав требования следующим.

2010 года умерла его бабушка, А.С.С., года рождения, мать его отца, А.К.В. После ее смерти открылось наследство в виде кооперативной квартиры, расположенный по адресу:. После смерти бабушки он решил обратиться в нотариальную контору с заявлением о вступлении в права наследования. Но оказалось, что квартира в настоящее время принадлежит ответчику по настоящему делу. Право собственности на квартиру за З. зарегистрировано в Управлении федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Нижегородской области 2010 года. Право собственности на спорную квартиру принадлежит З. на основании договора ренты. Такие сведения были им получены у нотариуса, но в выдаче данного документа, ему было отказано.

Истец указал в исковом заявлении, что после регистрации брака его бабушка, дед проживали у его родителей, после смерти деда, свекровь его бабушку выгнала из дома, и она стала проживать с его отцом у ее сестры в д.. Впоследствии, его бабушка и отец, который уже работал водителем, решили построить кооперативную квартиру. Членом ЖСК была его бабушка. И бабушка, и его отец работали в заводе. Бабушка получала заработную плату в сумме 150 рублей. Его отец получал заработную плату в сумме 200 рублей в месяц. Проживали вместе общей семьей. Вместе питались, вместе покупали вещи, вмести платили деньги за квартиру. Первый паевой взнос был внесен в сентябре 1976 года, полостью пай выплачен в августе 1993 года. Его отец в данной квартире был прописан и проживал до своей смерти. Его отец и его мать начали проживать в данной квартире вместе с 1979 года по 1982 год. Проживали и вели совместное хозяйство вместе с бабушкой. Он родился также в спорной квартире в 1980 году. Потом родители разошлись. Его мать и он из квартиры выехали, а отец остался проживать со своей матерью. Поскольку его отец вместе со своей матерью выплачивали паевые взносы за кооперативную квартиру, он считает, что его отец имеет также право собственности на */* долю кооперативной квартиры. Его отец А.К.В., умер 2008 года. Он считает, что после его смерти открылось наследство в виде */* доли кооперативной квартиры. Единственным наследником после его смерти является он, его сын, О. В права наследования он не вступал, так как предполагал, что после смерти бабушки квартира все равно будет его, так как бабушка его сильно любила. В права наследования он вступил фактически, так как после смерти отца на память он взял его фотографии и некоторые вещи. Считает, что поскольку его отцу на праве собственности должна принадлежать */* доля спорной квартиры, а он его наследник, и в права наследования он вступил фактически, то ему должно после смерти отца принадлежать наследственное имущество в виде */* доли квартиры.

Решением Павловского городского суда Нижегородской области от 29.10.2010 года в удовлетворении исковых требований О. к З. о признании договора ренты недействительным в части, о признании права собственности на наследственное имущество в виде */* доли квартиры отказано.

Взыскано в федеральный бюджет с О. судебные расходы в виде государственной пошлины в размере 7408,36 рублей.

В кассационной жалобе О. содержится требование об отмене решения суда по доводам того, что в материалах дела имеется достаточно доказательств, подтверждающих, что пай за спорную квартиру выплачивался и его бабушкой и его отцом, в связи, с чем его отцу должна была принадлежать */* доля квартиры, а он, в свою очередь, как наследник имеет право на приобретение данного имущества.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав объяснения явившихся лиц, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Из материалов гражданского дела следует, что А.С.С. являлась членом ЖСК N г. области. Первый паевой взнос оплачен ею в сентябре 1976 г. в сумме 1260 руб. 00 коп., а полностью пай выплачен в августе 1993 г., в сумме 4732 руб. 37 коп., что подтверждается справкой N от 12.12.2005 г.

Членом кооператива N г. области отец истца А.К.В., умерший 2008 г., не являлся.

На основании справки N, выданной Правлением Жилищно-строительного кооператива N от 12.12.2005 г. А.С.С. в установленном законном порядке зарегистрировала свое право на спорную квартиру в ГУ ФРС по Нижегородской области, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации серии N от 28.02.2005 г.

24.06.2008 г. между А. и З. был заключен договор пожизненного содержания с иждивением (л.д. 19), по условиям которого А.С.С. передала в собственность З. жилое помещение квартиру, находящуюся по адресу:.

В свою очередь, З. обязалась принять указанную квартиру в собственность и осуществлять пожизненное содержание истца на период ее жизни в виде обеспечения потребностей в жилище, осуществлении ухода во время болезни, обеспечения продуктами питания и одеждой, оплаты ритуальных услуг. УФРС по Нижегородской области выдало З. свидетельство о государственной регистрации права собственности на квартиру (л.д. 16).

2010 г. А.С.С. умерла, что подтверждается свидетельством о смерти серии N от 27.05.2010 г.

Разрешая спор, суд первой инстанции, пришел к выводу, что А.С.С. являлась единственным собственником кооперативной квартиры по адресу:, выплатив пай в 1993 году.

Указанные выводы основаны на обстоятельствах, которые были установлены на основании доказательств, соответствующих требованиям ст. 59 и 60 Гражданского процессуального кодекса РФ, об их относимости и допустимости, в частности, на основании объяснений сторон, показаний свидетелей. Выводы суда подробно мотивированы в решении суда и не нуждаются в дополнительной проверке.

Правильным является вывод суда о том, что истцом при предъявлении иска и при его рассмотрении в ходе судебного заседания не выполнены требования статьи 56 Гражданского процессуального кодекса РФ, заключающиеся в том, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Довод заявителя кассационной жалобы о том, что в материалах дела имеется достаточно доказательств, подтверждающих факт того, что его отец принимал участие в выплате пая за спорную квартиру, и которым не дана надлежащая оценка судом, не может быть принят во внимание судебной коллегией.

Предоставление суду полномочий по оценке доказательств и отражению ее результатов в судебном решении вытекает из принципа самостоятельности судебной власти и служит одним из проявлений дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия, что, вместе с тем, не предполагает произвольную и противоречащую закону оценку судом доказательств.

Соглашается судебная коллегия и с выводом суда первой инстанции об отсутствии оснований для признания договора пожизненного содержания с иждивением недействительным.

Заключая вышеуказанный договор, А.С.С. действовала в рамках правомочий собственника, который вправе распоряжаться своим имуществом по своему усмотрению.

Разрешая спор и отказывая О. в удовлетворении заявленных требований, суд установил, что А.С.С. знала о характере и предмете сделки, ее условиях, при жизни не оспаривала договор пожизненного содержания с иждивением.

Отказывая истцу в удовлетворении заявленных требований о признании договора недействительным, суд первой инстанции, пришел к правильному выводу о недоказанности нарушения прав истца в результате совершенной сделки, поскольку она совершена в соответствии с законом.

Судебная коллегия соглашается с данным выводом суда первой инстанции, поскольку он верен, основан на материалах дела.

Суд полно исследовал все обстоятельства дела, дал надлежащую оценку представленным доказательствам, выводы суда не противоречат материалам дела, юридически значимые обстоятельства по делу судом установлены правильно, нормы материального права судом применены верно. Оснований для отмены решения суда не имеется.

С учетом изложенного у судебной коллегии не имеется оснований сомневаться в соблюдении судом порядка принятия решения и выводах, изложенных в нем. Основания для отмены решения суда, предусмотренные статьей 362 Гражданского процессуального кодекса РФ, отсутствуют. Кассационная жалоба заявителя удовлетворению не подлежит.

На основании изложенного и руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

Решение Павловского городского суда Нижегородской области от 29.10.2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь