Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 января 2011 г. по делу N 33-451/11

 

Судья Нагайцев А.Н.

 

25 января 2011 года Судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе председательствующего Погорелко О.В., судей Пятовой Н.Л. и Крашенинниковой М.В.

при секретаре Ф.

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу Крашенинниковой М.В.

с участием представителя С.А. - по доверенности М.Ю.

дело по кассационной жалобе М.М., М.Г., С.Ю., Т.

на решение Дивеевского районного суда Нижегородской области от 26 ноября 2010 года

по иску М.М., М.Г., С.Ю., Т. к С.А. о восстановлении срока для принятия наследства, признании права собственности на доли в праве собственности на жилой дом и земельный участок в порядке наследования, признании недействительными свидетельств о праве на наследство по закону, признании фактически принявшими наследство,

 

установила:

 

М.М., М.Г., С.Ю., Т. обратились в суд с иском о восстановлении срока для принятия наследства по праву представления после смерти 17 октября 2007 г. М.П.М., являющейся М.М. и М.Г. бабушкой (отец истцов М.К.И. умер 01.09.2006 г.), С.Ю. и Т. - прабабушкой (мать истцов - дочь М.К.И., Т.Т.К. умерла 21.06.2006 г.). Истцы указали, что после смерти М.П.М., осталось наследственное имущество в виде жилого дома площадью кв. м, расположенного по адресу:, а также земельного участка площадью кв. м, на котором расположен указанный дом. Примерно в 2001 - 2002 г.г. С.А. (внебрачный сын М.К.И.), объявил всем, что между ним и М.П.М., заключен договор ренты, либо договор купли-продажи, и дом расположенный по адресу принадлежит теперь ему. Заявители неоднократно спрашивали у М.П.М. правда ли это, на что она отвечала утвердительно. Учитывая, что иного наследственного имущества у нее не было, заявители полагали, что после ее смерти ни какого наследства не осталось, и к нотариусу не обращались. В конце августа, начале сентября 2010 г., к заявителям обратился С.А. с предложением об отказе от наследственного имущества, вышеуказанного дома, оставшегося после М.П.М., после они выяснили, что действительно между С.А. и М.П.М. был заключен договор пожизненного содержания с иждивением и М.П.М. его подписала, однако указанный договор в установленном законом порядке зарегистрирован не был, т.е. не порождает правовых последствий. В октябре 2010 г., заявители обратились в Управление Росреестра по Нижегородской области и выяснили, что дом, в котором жила бабушка и земельный участок так и числятся за ней. Поскольку до начала осени 2010 г. заявители не знали, что после смерти М.П.М. осталось наследство, истцы считают, что срок для принятия наследства пропущен ими по уважительной причине, ввиду введения их в заблуждение С.А.

Первоначально истцы просили восстановить им срок для принятия наследства М.П.М.: жилого дома площадью кв. м и земельного участка площадью кв. м., расположенных по адресу:.

Впоследствии истцы в порядке ст. 39 ГПК РФ увеличили размер исковых требований, указав, что совершили действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности М.Г. взял из ее дома швейную машинку "", М.М., С.Ю. и Т. приняли по одному комплекту постельного белья, в течение установленного срока для принятия наследства. Окончательно истцы просили суд:

- восстановить им срок для принятия наследства М.П.М.: жилого дома площадью кв. м и земельного участка площадью кв. м., расположенных по адресу;

- признать за каждым из истцов право собственности в порядке наследования на спорные жилой дом и земельный участок за М.М. и М.Г. в ? доле; за С.Ю. и Т. в 1/8 доле;

- признать недействительными выданные нотариусом Дивеевского района С.А. свидетельства о праве на наследство по закону от 29 сентября 2010 года и от 20 октября 2010 года;

- установить факт принятия наследства М.П.М.

Представитель ответчика С.А. по доверенности - М.Ю. иск не признал.

Решением суда от 26 ноября 2010 года в удовлетворении иска М.М., М.Г., С.Ю., Т. отказано.

В кассационной жалобе истцов поставлен вопрос об отмене решения суда как незаконного и необоснованного, поскольку вывод суда о непринятии истцами наследства после смерти М.П.М. сделан судом с нарушением норм материального и процессуального права.

В соответствии со ст. 347 ГПК РФ суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции, исходя из доводов, изложенных в кассационных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав явившихся по делу лиц, судебная коллегия приходит к выводу о законности постановленного судом первой инстанции решения.

Разрешая заявленные исковые требования, исследовав представленные доказательства по делу, допросив ряд свидетелей, суд обоснованно отклонил доводы истцов о фактическом принятии ими наследства после смерти М.П., а также правомерно отказал им в восстановлении срока принятия указанного наследства, не усмотрев уважительных причин пропуска данного срока.

Доводы кассационной жалобы не могут быть положены в основу отмены решения суда по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 1114 ГК РФ временем (днем) открытия наследства является день смерти гражданина.

Согласно ст. 1142 ГК РФ, наследниками первой очереди по закону являются - дети, супруг и родители умершего (наследодателя). Внуки наследодателя и их потомки наследуют по праву представления.

Статья 1152, 1154 ГК РФ предусматривает, что для приобретения наследства наследник должен его принять в течение срока принятия наследства (шесть месяцев со дня открытия наследства). Принятие наследником части наследства означает принятие всего причитающегося ему наследства, в чем бы оно ни заключалось и где бы оно ни находилось. Принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации.

На основании ст. 1153 ГК РФ, существует два способа принятия наследства. В первом случае принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о праве на наследство должностному лицу заявления наследника о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство.

Во втором случае, признается, пока не доказано иное, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности если наследник:

вступил во владение или в управление наследственным имуществом;

принял меры по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц;

произвел за свой счет расходы на содержание наследственного имущества;

оплатил за свой счет долги наследодателя или получил от третьих лиц причитавшиеся наследодателю денежные средства.

Статья 1155 ГК РФ предусматривает возможность принятия наследства по истечении установленного срока. А именно, по заявлению наследника, пропустившего срок, установленный для принятия наследства (статья 1154), суд может восстановить этот срок и признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам и при условии, что наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали.

По признании наследника принявшим наследство суд определяет доли всех наследников в наследственном имуществе и при необходимости определяет меры по защите прав нового наследника на получение причитающейся ему доли наследства (пункт 3 настоящей статьи). Ранее выданные свидетельства о праве на наследство признаются судом недействительными.

Как видно из доказательств, имеющихся в материалах дела, М.П.М., 24.09.1915 г.р., умерла 17 октября 2007 г. (л.д. 13).

М.П.М., является С.А., М.М. и М.Г. бабушкой (их отец М.К.И. умер 01.09.2006 г.), С.Ю. и Т. - прабабушкой (мать истцов - дочь М.К.И., Т.Т.К. умерла 21.06.2006 г.) (л.д. 14-32, 39).

05.11.2001 г. между М.П.М. и С.А. были заключены договоры пожизненного содержания с иждивением, согласно которым М.П.М. передала бесплатно в собственность С.А. дом и земельный участок, расположенные по адресу:, а С.А. обязуется пожизненно полностью содержать М.П.М., обеспечивая ее питанием, одеждой, уходом и необходимой помощью и сохранив за ней право бесплатного пожизненного пользования домом и земельным участком. Указанные договоры были нотариально удостоверены, однако не прошли государственную регистрацию, что предусмотрено ст. 584 ГК РФ. Поэтому после смерти М.П.М. дом и земельный участок вошли в состав наследственного имущества (л.д. 33-34, 35-36).

Судом установлено и не оспаривается в кассационной жалобе, что сразу же после смерти М.П.М. в ее жилой дом со своей семьей въехал С.А., тем самым, приняв открывшееся наследство. Данное обстоятельство подтверждается также справкой главы администрации (л.д. 38).

20.10.2010 г. С.А. выданы свидетельства о праве на наследство по закону на наследственное имущество, состоящее из жилого дома и земельного участка, расположенных по адресу: (л.д. 40, 41).

Истцы к нотариусу в установленный законом срок с заявлением в порядке ст. 1153 ГК РФ не обращались, обратившись 19.10.2010 г. в суд с заявлением о восстановлении срока принятия наследства.

Рассматривая вопрос о наличии у истцов уважительных причин для восстановления установленного для принятия наследства ст. 1154 ГК РФ срока, суд обоснованно пришел к выводу об их отсутствии.

При этом суд первой инстанции привел аргументированное суждение о том, что указанная истцами причина пропуска срока принятия наследства не является уважительной, поскольку закон не наделяет обязанностью одних наследников информировать других об открывшемся наследстве и возможности его принятия; принятие наследства связано с личным инициативным поведением наследника и его желанием принять наследство, т.е. в данном случае ничто объективно не препятствовало истцам принять наследство после смерти М.П.М.

Рассматривая требование истцов об установлении факта принятия ими спорного наследства, суд обоснованно исходил из того обстоятельства, что в силу ст. 56 ГПК РФ, бремя доказывания в данном случае лежит на истцах.

Из пояснений истцов в судебном заседании видно, что в течение шести месяцев после смерти наследодателя М.Г. взял в доме умершей швейную машинку "" и 3 комплекта нового постельного белья, отдав комплекты М.М. и С.Ю. (л.д. 93-94).

Вместе с тем, кроме объяснений самих истцов М.Г., М.М. и С.Ю. данные обстоятельства ничем не подтверждены, а, следовательно, не могли быть положены в основу решения суда, поскольку оспариваются ответчиком.

Показания свидетеля М.В.В. по данному вопросу не могут быть признаны допустимым доказательством по делу, поскольку об обстоятельствах принятия наследственного имущества ей стало известно со слов жены истца М.Г. - М.О.Н. (л.д. 96).

Доказательств принадлежности умершей имущества, которое истцы считаю принятым как наследственное суду не представлено, более того, свидетель М.О.Н., являющаяся женой истца М.Г. подтвердила в судебном заседании, что в момент смерти швейная машинка была подарена М.П.М. ее дочери (л.д. 95), в первоначальной редакции искового заявления истцы указывали, что пропустили установленный законом срок принятия открывшегося после смерти М.П.М. наследства (л.д. 4-5).

Поскольку доказательств фактического принятия наследства в шестимесячный срок со дня его открытия после смерти М.П.М., отвечающих требованиям допустимости и достаточности, истцами не представлено, судебная коллегия находит правомерным вывод суда об отказе в удовлетворении требований истцов об установления факта принятия ими наследства, открывшегося после смерти М.П.М.

Также судебная коллегия принимает во внимание взаимоисключающий характер заявленных истцами требований о восстановлении срока принятия наследства и установлении факта принятия того же наследства.

С учетом отсутствия достаточных доказательств принятия в течение шести месяцев наследства внуками и правнуками умершей 17 октября 2007 г. М.П.М. - М.М., М.Г., С.Ю., Т., судом также обоснованно отказано в удовлетворении их иска о признании права собственности на спорный жилой дом и земельный участок в порядке наследования, а также признании недействительными ранее выданных С.А. свидетельств о праве на наследство по закону.

При таких обстоятельствах постановленное судом решение является законным и обоснованным и отмене не подлежит.

При разрешении спора судом дано верное толкование нормам права, регулирующим спорные отношения и аргументированное суждение о том, что заявленные истцами требования незаконны и необоснованны.

Доводы кассационной жалобы были предметом исследования и оценки суда первой инстанции, с выводами которого судебная коллегия согласна.

Выводы суда основаны на доказательствах, исследованных в процессе судебного разбирательства в соответствии со ст. 67, 71 ГПК РФ.

Решение суда первой инстанции соответствует требованиям ст. 198 ГПК РФ, нарушений норм материального и процессуального права, которые могут повлечь отмену судебного решения, судом первой инстанции не допущено.

На основании изложенного, и руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Дивеевского районного суда Нижегородской области от 26 ноября 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь