Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 января 2011 г. N 33-899

 

Судья Кравцова Т.Ю.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Смышляевой И.Ю.

судей Белисовой О.В. и Чуфистова И.В.

при секретаре П.

рассмотрела в судебном заседании дело N 2-561/10 по кассационным жалобам Компании <...>, В., Банка на решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 21 сентября 2010 года по иску ОАО "А." к В. о признании договора комплексного ипотечного страхования недействительным в части.

Заслушав доклад судьи Смышляевой И.Ю., объяснения В., его представителя - С.С., представителя Банка и Компании <...> - Б., представителя ОАО "А." - С.А.,

судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

05.07.2006 года между ОАО "А." и В. заключен договор комплексного ипотечного страхования N <...> по рискам "Гибель" ("Уничтожение"), "Утрата" ("Пропажа"), "Повреждение" застрахованного недвижимого имущества; по рискам "Смерть", "Утрата трудоспособности" Страхователя (застрахованного); по рискам "Потеря объекта залога в результате прекращения на него права собственности страхователя полностью или частично". Срок действия договора - с 06 июля 2006 года по 05 сентября 2021 года.

Согласно п. 2.4 договора комплексного ипотечного страхования N <...> от 05.07.2006 года застрахованными по рискам "Смерть", "Утрата трудоспособности" являются: В. и Р.

19.02.2009 года застрахованное лицо - Р. умерла, из справки о смерти N <...> от 20.02.2009 года усматривается, что причиной смерти стал рак желудка.

В связи со смертью Р. В. обратился в ОАО "А." за выплатой страхового возмещения, представив для этого необходимый пакет документов.

ОАО "А." обратилось в суд с иском к В. и в соответствии с уточненными в порядке ст. 39 ГПК РФ требованиями просит признать договор комплексного ипотечного N <...> от 05.07.2006 года, заключенный между ОАО "А." и В., недействительным с момента заключения в части п/п. 2 п. 2.4 в отношении застрахованного лица Р., указывая в обоснование заявленных требований, что при заключении договора страхователем были сообщены заведомо ложные сведения о состоянии здоровья, а именно: в заявлении от 26.06.2006 года не указано, что застрахованное лицо - Р. имела когда-либо хронические заболевания - расстройства пищеварительной системы, язву и т.д., проводила обследования, находилась на амбулаторном, стационарном лечении в связи с заболеваниями за последние пять лет, а также проводила оперативное лечение, тогда как в действительности с 24.05.2005 года по 14.06.2005 года Р. находилась на обследовании и лечении в филиале Клиники <...> с диагнозом: язвенная болезнь обострение. Язва луковицы 12 перстной кишки. Хронический гастродуоденит, ассоциированный с хеликобактер. Субкомпенсированный стеноз пилородуоденальной зоны. По данному заболеванию Р. был выдан листок временной нетрудоспособности. Данный факт подтверждается справкой ГИИ ПИИ ПММ филиала "Клиники <...>". Кроме того, истец указывает, что с 05.10.2005 года по 17.10.2005 года Р. находилась на стационарном лечении и была прооперирована. Данный факт подтверждается выписным эпикризом из Санкт-Петербургского ГУЗ <...> от 17.10.2005 года.

Истец считает, что на момент заключения договора Р. уже были диагностированы тяжелые соматические заболевания, следствием которых явилось оперативное лечение с резекцией 2/3 органа (желудка): язвенная болезнь обострение, язва луковицы 12 перстной кишки, хронический гастродуоденит ассоциированный с хеликобактер, субкомпенсированный стеноз пилородуоденальной зоны. В справке о смерти Р. N <...> от 20.02.2009 года указана причина смерти рак желудка. Указание ложных сведений о состоянии здоровья лишило истца возможности правильно определить степень риска и принять правильное решение о возможности принять на страхование данный риск. Поскольку после заключения договора установлено, что страхователь сообщил страховщику заведомо ложные сведения об обстоятельствах, имеющих существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления (страхового риска), то страховщик вправе потребовать признания договора недействительным.

Третьим лицом по делу в исковом заявлении указан Банк.

Определением суда от 21.09.2010 года к участию в дело в качестве третьих лиц привлечены С. и Я., наследники умершей Р.

Решением Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 21 сентября 2010 года исковые требования ОАО "А." к В. удовлетворены.

Договор комплексного ипотечного страхования N <...> от 05.07.2006 года, заключенный между ОАО "А." и В., признан недействительным с момента заключения в части п/п. 2 п. 2.4 в отношении застрахованного лица Р.

С В. в пользу ОАО "А." взысканы расходы по оплате государственной пошлины в сумме 2000 руб.

В., Банк с решением суда не согласны и в кассационных жалобах решение суда просят отменить.

Компанией <...> на указанное решение также подана кассационная жалоба, в которой податель жалобы ссылается также на то, что состоявшимся судебным постановлением затронуты его права, как выгодоприобретателя по договору страхования, однако он не был привлечен к участию в деле.

Определением Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 08.12.2010 года процессуальный срок на подачу кассационной жалобы компании <...> восстановлен.

Изучив материалы дела, проверив доводы кассационных жалоб, выслушав объяснения участников процесса, судебная коллегия полагает, приходит к следующему.

В ходе рассмотрения дела судом первой инстанции установлено, что договор комплексного ипотечного страхования от 05.07.2006 года между ОАО "А." и В. был заключен на основании "Правил комплексного ипотечного страхования", утвержденных ОАО "А." 20.01.2005 года, и заявлений на комплексное ипотечное страхование.

Согласно п. 3.2.2 указанного договора одним из страховых случаев по риску смерти, утраты трудоспособности застрахованного является смерть застрахованного, произошедшая в результате несчастного случая или болезни в период действия договора страхования.

Согласно п. 2.4 договора застрахованными по рискам "Смерть", "Утрата трудоспособности" являются: В. и Р.

При заполнении Р. заявления на комплексное ипотечное страхование от 26.06.2006 года ею было не указано, что она имела когда-либо хронические заболевания, а именно расстройство пищеварительной системы, желчного пузыря или печени: гастрит (подозрение на него), язву, часто повторяющиеся нарушения пищеварения, отрыжку, изжогу, боли и т.д. (л.д. 26). Также ею не было не указано, что она проходила стационарное лечение, специальные обследования в связи с заболеваниями за последние пять лет (л.д. 27), предшествующих заключению договора.

19.02.2009 года застрахованное лицо - Р. умерла; из справки о смерти N <...> от 20.02.2009 года усматривается, что причиной смерти стал рак желудка.

В связи со смертью Р. В. обратился в ОАО "А." за выплатой страхового возмещения, представив для этого пакет документов, из которых следует, что в период с 24.05.2005 года по 14.06.2005 года Р. находилась на обследовании и лечении в ГУП НИИ ПММ Филиал "Клиника <...>" с диагнозом: язвенная болезнь обострение. Язва луковицы 12 перстной кишки. Хронический гастродуоденит ассоциированный с хеликобактер. Субкомпенсированный стеноз пилородуоденальной зоны; в период с 05.10.2005 года по 17.10.2005 года Р. находилась на стационарном лечении в СПб ГУЗ <...> с диагнозом: язвенная болезнь. Хр. Язва пилородуоденальной зоны, в связи с чем была прооперирована.

На основании вышеустановленного, оценив по правилам ст. 67 ГПК РФ представленные по делу доказательства, в том числе пояснения сторон, которые в силу положений ст. ст. 55, 68 ГПК РФ являются доказательствами по делу и подлежат оценке наряду с другими доказательствами, показания свидетеля, суд пришел к выводу о том, что на момент заключения договора комплексного ипотечного страхования N <...> от 05.07.2006 года Р. знала о наличии у нее заболеваний, а также о прохождении ею стационарного лечения, однако в заявлении на комплексное ипотечное страхование от 26.06.2006 года данные обстоятельства не указала, то есть сообщила страховщику заведомо ложные сведения о состоянии своего здоровья.

В соответствии со ст. 943 ГК РФ, условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков (правилах страхования). Условия, содержащиеся в правилах страхования и не включенные в текст договора страхования (страхового полиса), обязательны для страхователя (выгодоприобретателя), если в договоре (страховом полисе) прямо указывается на применение таких правил и сами правила изложены в одном документе с договором (страховым полисом) или на его оборотной стороне либо приложены к нему.

В соответствии с ч. 1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным Гражданским кодексом РФ в силу признания ее таковой (оспоримая сделка), либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Согласно ч. 1 ст. 179 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

В данном случае заявлен иск о признании недействительной оспоримой сделки - требования о признании недействительным договора страхования как сделки, совершенной под влиянием обмана.

Как следует из положений ч. 1 ст. 944 ГК РФ при заключении договора страхования страхователь обязан сообщить страховщику известные страхователю обстоятельства, имеющие существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления (страхового риска), если эти обстоятельства не известны и не должны быть известны страховщику. При этом существенными признаются во всяком случае обстоятельства, определенно оговоренные страховщиком в стандартной форме договора страхования.

Таким образом, все обстоятельства, оговоренные в заявлении, являющемся приложением к договору страхования, относятся к обстоятельствам, имеющим существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления (страхового риска).

Данная обязанность, как верно указано судом, также предусмотрена п. 6.3.1 договора комплексного ипотечного страхования N <...> от 05.07.2006 года и п. 13.2.1 Правил комплексного ипотечного страхования от 20.01.2005 года. При этом согласно указанному договору существенными признаются обстоятельства, оговоренные в заявлении на страхование, которое является приложением N <...> к договору комплексного ипотечного страхования.

В силу положений ч. 3 ст. 944 ГК РФ и п. 6.2.8 договора комплексного ипотечного страхования N <...> от 05.07.2006 года, если после заключения договора страхования будет установлено, что страхователь сообщил страховщику заведомо ложные сведения об обстоятельствах, указанных в п. 1 ст. 944 ГК РФ (п. 6.3.1 договора соответственно), страховщик вправе потребовать признания договора недействительным и применения последствий, предусмотренных пунктом 2 статьи 179 ГК РФ.

Поскольку в ч. 3 ст. 944 ГК РФ применительно к договору страхования конкретизированы общие положения ст. 179 ГК РФ о недействительности сделок, совершенных под влиянием обмана, то, для признания договора страхования недействительным по основаниям, предусмотренным ст. 944 ГК РФ, сведения, предоставленные страхователем страховщику должны быть заведомо ложными, то есть страхователь при сообщении этих сведений должен достоверно знать об их ложном характере.

Разрешая заявленные требования, суд на основании вышеустановленного, указанных норм действующего законодательства пришел к выводу об удовлетворении заявленных требований, поскольку сообщенные Р. сведения о состоянии ее здоровья являются заведомо ложными и данные заведомо ложные сведения касаются обстоятельств, имеющих существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления.

При этом суд обоснованно отклонил доводы ответчика и представителя 3-го лица по делу - Банка - выгодоприобретателя по договору комплексного ипотечного страхования, о применении последствий пропуска срока исковой давности, правомерно указав в решении, что с заявлением о выплате страхового возмещения в связи со смертью Р. ответчик обратился к истцу 24.02.2009 года, не ранее этой даты представил и медицинские документы Р., из которых усматривается, что ею были сообщены истцу заведомо ложные сведения об обстоятельствах, имеющих существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления (страхового риска), что дает основания считать, что течение срока исковой давности началось не ранее 24.02.2009 года, который на момент обращения в суд с настоящим иском (11.08.2009 года) не истек.

Судебная коллегия считает, что, разрешая заявленные требования, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства дела, применил закон, подлежащий применению, дал надлежащую правовую оценку собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам и постановил решение, отвечающее нормам материального права при соблюдении требований гражданского процессуального законодательства.

Доводы кассационных жалоб правовых оснований к отмене решения суда не содержат, основаны на неверном толковании примененных судом норм действующего законодательства и неправильном определении обстоятельств, имеющих значения для дела, и сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования суда первой инстанции.

В кассационных жалобах кроме несогласия с решением суда по существу компания <...> и Банк также указывают, что 05.07.2006 года между В., Р. и Банком был заключен кредитный договор N <...>, в соответствии с условиями которого, Банк предоставил заемщику кредит в сумме 1 530 000 рублей для приобретения квартиры, находящейся по адресу: <...>.

В соответствии с п. 4.4.6 кредитного договора кредитор вправе передать свои права по закладной другому лицу в соответствии с требованиями действующего законодательства Российской Федерации и передать саму закладную.

13.02.2008 года в соответствии с индивидуальным договором купли-продажи закладных все права по кредитному договору перешли от Банка к компании <...>.

05.07.2006 года между В. и ОАО "А." был заключен договор комплексного ипотечного страхования N <...> недвижимого имущества, находившегося в общей совместной собственности В. и Р. и переданного в залог (ипотеку) выгодоприобретателю в обеспечение обязательств по кредитному договору.

В соответствии с требованиями п. 1 ст. 934 ГК РФ, право на получение страховой суммы принадлежит лицу, в пользу которого заключен договор.

Пунктом 1.3 полиса страхования предусмотрено, что при переходе прав по закладной на получение исполнения по денежному обязательству к другому лицу, страхователь (застрахованное лицо), подписывая настоящий полис, выражает тем самым свое письменное согласие на смену залогодержателя/выгодоприобретателя и назначение нового залогодержателя/выгодоприобретателя по настоящему полису. При этом датой замены залогодержателя/выгодоприобретателя считается дата передачи прав требования по кредитному договору (передачи прав по закладной) независимо от того, когда стороны получили уведомление о переходе прав. Стороны договорились, что при смене залогодержателя/выгодоприобретателя по указанным обстоятельствам дополнительное соглашение не заключается.

Таким образом, как указывается в кассационных жалобах, все права и обязанности кредитора по кредитному договору, в том числе права выгодоприобретателя по договору страхования, с 13.02.2008 перешли к Компании, т.е. в рамках настоящего дела был разрешен вопрос о правах и обязанностях компании <...>, не привлеченной к участию в деле.

Доказательств указанных обстоятельств - ни при подаче кассационных жалоб, ни в ходе рассмотрения дела судом первой инстанции не представлялось. В письменных возражениях на иск, поданных представителем Банка, ссылка на данные обстоятельства также отсутствовала, как и доказательства сообщения о них сторонам по договору.

В соответствии со ст. 12 ГПК РФ правосудие в РФ по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ, содержание которой следует рассматривать в контексте с положениями п. 3 ст. 123 Конституции РФ и ст. 12 ГПК РФ, закрепляющих принцип состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Кроме того, привлечение к участию в деле компании <...> не могло изменить правильное по существу решение суда.

Таким образом, судебная коллегия считает, что обжалуемое решение, постановленное в соответствии с установленными в суде обстоятельствами и требованиями закона, подлежит оставлению без изменения, а кассационные жалобы, которые не содержат предусмотренных ст. 362 ГПК РФ оснований для отмены решения суда первой инстанции, - оставлению без удовлетворения.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

определила:

 

Решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 21 сентября 2010 года оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь