Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 января 2011 г. N 33-903

 

Судья: Кузовкина Т.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Вашкиной Л.И.

судей Чуфистова И.В., Белисовой О.В.

с участием прокурора Костиной Т.В.

при секретаре П.

рассмотрела в судебном заседании дело N 2-4090/2010 по кассационной жалобе на решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 08 ноября 2010 года по иску М.А. к <Юрицо> о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Вашкиной Л.И., объяснения представителей ответчика - К., Ч., поддержавших жалобу, представителя истца - М.П., возражавшего против жалобы, заключение прокурора Костиной Т.В., полагавшей решение суда подлежащим частичной отмене,

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

Истец обратился в суд с иском к ответчику о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что 21 мая 2009 года заключил трудовой договор с ответчиком, приняв на себя трудовые обязанности водителя Дирекции по сервисному обслуживанию. За период с начала работы до июля 2010 года дисциплинарных взысканий не имел. 21 июля 2010 года согласно приказу N 40-Л был привлечен к дисциплинарной ответственности в виде выговора за недобросовестное исполнение должностных обязанностей. Приказом N 47-Л от 06.08.10 года М.А. был объявлен выговор за отказ от выполнения производственного задания. 13 августа 2010 года М.А. был уволен на основании п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с неоднократным неисполнением без уважительных причин трудовых обязанностей. Истец указывал, что дисциплинарные взыскания были наложены безосновательно. Истец также указал, что является членом первичной профсоюзной организации ответчика с 07 июля 2010 года, ссылался на то, что ответчиком были нарушены нормы трудового законодательства, не согласовано его увольнение с профсоюзной организацией. В связи с изложенным истец просил обязать ответчика отменить приказы от 21.07.2010 г. и 06.08.2010 г. о наложении на него дисциплинарных взысканий, восстановить его на работе, взыскать с ответчика заработную плату за время вынужденного прогула в размере и взыскать компенсацию морального вреда в размере 100000 рублей.

Решением Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 08 ноября 2010 года исковые требования М.А. удовлетворены частично. Отменены приказы ответчика N 40-Л от 21.07.10 года и N 47-Л от 06.08.10 года как незаконные.

М.А. восстановлен на работе в должности водителя дирекции сервисного обслуживания организации ответчика с 13 августа 2010 года.

С ответчика в пользу М.А. взыскана заработная плата за время вынужденного прогула в сумме 91112 рублей 79 копеек, компенсация морального вреда в размере 2000 рублей, а всего - 93112 рублей 79 копеек. В удовлетворении остальной части требований отказано. С ответчика также взыскана госпошлина в доход государства в размере 2993 руб. 39 коп.

В кассационной жалобе ответчик просит решение суда отменить, ссылаясь на его неправильность.

Прокурор полагает неправильным и подлежащим отмене решение в части отмены как незаконного приказа от 21.07.10 г., а требования истца в данной части не подлежащими удовлетворению.

Также прокурор указывает на отсутствие у суда права отменить приказы ответчика и необходимости при наличии оснований признать приказы незаконными, в связи с чем полагает возможным изменить решение в отношении приказа от 06.08.2010 г., признав его незаконным.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия пришла к следующему.

Истец работал у ответчика водителем дирекции сервисного обслуживания организации.

Приказом ответчика от 21.07.2010 г. истец подвергнут дисциплинарному взысканию в виде выговора в связи с механическим повреждением автомашины, выявленным 07.06.2010 г., недобросовестным исполнением должностных обязанностей (нарушение п. 2.11 должностной инструкции).

Приказом ответчика от 06.08.2010 г. истец подвергнут дисциплинарному взысканию в виде выговора в связи некачественным выполнением должностных обязанностей, отказом от выполнения производственного задания по доставке экипажей к воздушному судну 21.07.2010 г. и 25.07.2010 г. (за нарушение должностных обязанностей п. 2.19, п. 4.11 должностной инструкции).

Трудовые отношения истца с ответчиком прекращены на основании приказа N 28/у от 13 августа 2010 года в связи с неоднократным неисполнением без уважительных причин трудовых обязанностей работника, имеющего дисциплинарное взыскание, по п. 5 ст. 81 ТК РФ. Основанием к увольнению послужило вмененное истцу дисциплинарное нарушение - неисполнение трудовых обязанностей, что выразилось в отказе истца во исполнение распоряжения руководителя перегнать неисправное транспортное средство в ремонт.

В соответствии с положениями должностной инструкции водителя автотранспорта (п. 2.11) водитель обязан проводить тщательную проверку технического состояния транспортных средств при приеме смены в присутствии сменщика; обо всех дефектах, выявленных при осмотре, своевременно докладывать заместителю директора СО по транспорту, начальнику смены для принятии решения о возможности дальнейшей эксплуатации автомашины; устранять исправности, не требующие вмешательства специалистов ремонтных мастерских, согласно присвоенному классу квалификации по единому тарифно-квалификационному справочнику; производить необходимый комплекс работ по подготовке ТС к передаче другой смене.

Согласно п. 2.19 должностной инструкции водитель обязан не допускать случаев нарушения трудовой, дорожно-транспортной и исполнительской дисциплины; своевременно выполнять указания начальника смены зала ВИП.

В соответствии с п. 2.2 инструкции водитель обязан перед началом работы и по окончании работы пройти предрейсовый и послерейсовый медицинский осмотр.

Согласно п. 4.11 должностной инструкции водитель несет ответственность за своевременное выполнение распоряжений своих начальников.

Признавая незаконным приказ от 21.07.2010 г. N 40-л и отменяя его, суд исходил из того, что истец, хотя и не выявил дефект в автомашине при ее осмотре, при его обнаружении своевременно сообщил работодателю.

С выводом суда о незаконности указанного приказа нельзя согласиться. Обстоятельства повреждения автомашины в период смены истца и ненадлежащего выполнения истцом должностных обязанностей, предусмотренных п. 2.11 должностной инструкции, нарушение которых вменено истцу при наложении указанного дисциплинарного взыскания, подтверждены материалами дела, а именно, докладной заместителя директора СО по транспорту от 11.06.2010 г., актом осмотра автомашины от 10.06.2010 г., объяснительными водителей других смен от 08 и 09 июня 2010 г., выпиской из журнала передачи транспорта по сменам за 07.06.2010 г., справкой начальника отдела кадров от 20.07.2010 г. о нахождении истца на больничном листе в период с 09.06.2010 г. по 25.06.2010 г., объяснительной самого М.А. от 07.06.2010 г., которые явились основанием издания приказа от 21.07.2010 г. о наложении на истца дисциплинарного взыскания. При наложении указанного взыскания ответчиком проведена тщательная проверка. Привлечение истца к дисциплинарной ответственности произведено с соблюдением требований ст. ст. 192, 193 Трудового кодекса Российской Федерации, вид взыскания не противоречит допущенному нарушению, степени вины истца, положениям п. 11 Правил внутреннего трудового распорядка.

При таком положении вывод суда о незаконности указанного приказа не соответствует обстоятельствам дела, решение суда в данной части согласно ст. 362 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации подлежит отмене с вынесением нового решения об отказе истцу в данной части иска.

Признавая незаконным приказ от 06.08.2010 г., суд пришел к выводу о правомерности отказа истца от выполнения задания, поскольку оно было передано истцу за 10 - 15 минут до окончания смены истца, и в случае его выполнения истец не успел бы до окончания смены выполнить задание и связанные с окончанием рабочей смены обязанности, предусмотренные должностной инструкцией (п. 2.2, п. 2.11), а именно, истцу надлежало пройти послерейсовый медосмотр и произвести работы по подготовке транспортного средства по передаче другой смене.

При таком положении согласно ст. 192 Трудового кодекса Российской Федерации истец неправомерно привлечен вышеуказанным приказом к дисциплинарной ответственности.

Доводы ответчика о том, что истец успел бы выполнить задание, не обоснованы, противоречат установленным судом обстоятельствам, получившим оценку с учетом данных о времени окончания рабочей смены истца, предусмотренных графиком рабочих смен, установленных Правилами внутреннего трудового распорядка, и с учетом предписанных ему должностными обязанностями действий по окончании смены и передаче транспортного средства другой смене.

Обеспечение такого режима работы водителей по сменам, при котором обеспечивается выполнение работником задания в пределах рабочего времени и при соблюдении Правил внутреннего трудового распорядка и должностных обязанностей, лежит на работодателе.

Судебная коллегия полагает необходимым отметить следующее. Истцом при оспаривании приказов о привлечении к дисциплинарной ответственности были заявлены требования об отмене приказов как незаконных, и судом при удовлетворении требований принято решение об отмене приказов. Однако приказы являются актами ответчика, суд не наделен правом их отмены, не соответствующие требованиям трудового законодательства приказы ответчика могут быть признаны незаконными. Вместе с тем, оспаривая приказы и заявляя требования об их отмене, истец ссылался именно на их незаконность, и судом приказы отменены именно как незаконные, в связи с чем само по себе то обстоятельство, что суд произвел отмену приказов как незаконных не является основанием к отмене решения и не требует внесения изменений в решение суда в части приказа от 06.08.2010 г., в отношении которого решение оставлено без изменений, поскольку по существу приказ признан незаконным, и спор разрешен правильно.

При разрешении спора об увольнении судом установлено, что отсутствовали основания для возложения на истца дисциплинарной ответственности в связи с его отказом перегнать неисправное транспортное средство в ремонт. При этом суд обоснованно исходил из того обстоятельства, что такие обязанности не предусмотрены должностной инструкцией.

Доводы ответчика о том, что указанное задание не противоречило должностной инструкции истца, несостоятельны. Истец не несет ответственность за невыполнение работы, которая не входит в его должностные обязанности. Таким образом, дисциплинарного проступка, за которое произведено увольнение истца, последним совершено не было.

При изложенных обстоятельствах суд пришел к правильному выводу об отсутствии законных оснований для наложения на истца дисциплинарного взыскания в виде увольнения, что отвечает требованиям ст. 192 Трудового кодекса Российской Федерации.

Также судом установлено, что истец является членом профсоюзной организации ответчика, созданной 07.07.2010 г., о создании которой ответчик был уведомлен 28.07.2010 г., однако при увольнении ответчиком не было в нарушение требований ст. 373 Трудового кодекса Российской Федерации истребовано мнение профсоюзного органа об увольнении истца.

В нарушение положений ч. 2 статьи 82 ТК РФ произведено увольнение работника, являющегося членом профсоюза, по основанию, предусмотренному п. 5 части первой статьи 81 ТК РФ без учета мотивированного мнения выборного органа первичной профсоюзной организации.

В кассационной жалобе ответчик ссылается на то, что ему не было известно о том, что М.А. является членом профсоюзной организации, т.к. он и профсоюзная организация ответчику об этом не сообщали. При этом ответчик ссылается на злоупотребление со стороны истца.

Злоупотребления не усматривается. Предоставление истцом ложной информации о том, что он членом профсоюза не является, ответчиком не доказано. Обязанность сообщать работодателю о членстве в профсоюзной организации, созданной на предприятии работодателя, на работника законом не возложена. Ответчик знал о создании профсоюзной организации, имел возможность проверить членство истца и истребовать мнение профсоюзной организации, однако произвел увольнение без проведения указанных мер.

С учетом изложенного суд пришел к правильному выводу о том, что ответчиком при прекращении трудового договора с истцом допущены нарушения требований действующего трудового законодательства, в связи с чем восстановил истца на работе, взыскал средний заработок за время вынужденного прогула, а также компенсацию морального вреда за нарушение трудовых прав истца, что отвечает требованиям ст. ст. 192, 394 Трудового кодекса Российской Федерации.

Размер заработной платы за время вынужденного прогула не оспаривается ответчиком, определен судом на основании расчета истца, проверенного судом и не опровергнутого со стороны ответчика.

Взыскивая компенсацию морального вреда, суд учел обстоятельства увольнения, характер причиненных истцу нравственных страданий, требования разумности и справедливости. Доводы ответчика о противоречивости решения суда по данному вопросу несостоятельны. Судом требования истца о компенсации морального вреда удовлетворены частично, мотивированно определен размер компенсации в сумме, удовлетворенной судом.

Оснований для отмены решения в указанной части не усматривается.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 08 ноября 2010 года в части удовлетворения исковых требований М.А. к <Юрицо> об отмене приказа <Юр.лицо> N 40-Л от 21.07.10 года о наложении на М.А. дисциплинарного взыскания отменить. В удовлетворении указанных требований М.А. отказать.

В остальной части решение оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь