Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 января 2011 г. N 33-923/2011

 

Судья: Мозерова Т.М.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего судьи Петровой Ю.Ю.,

судей Кутыева О.О., Зарочинцевой Е.В.,

при участии прокурора Мазиной О.Н.,

при секретаре Б.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу С., кассационное представление прокурора Приморского района Санкт-Петербурга на решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 17 ноября 2010 года по гражданскому делу по исковому заявлению К.А., А. к С., К.В., ООО "Вист-М" о компенсации морального вреда, причиненного в результате ДТП.

Заслушав доклад судьи Петровой Ю.Ю., объяснения С. - генерального директора ООО "Вист-М", действующего на основании выписки из ЕГРЮЛ от 21 апреля 2010 года, представителя С. - М., действующего на основании ордера N 827369 от 24 января 2011 года, К.В., А., заключение прокурора, полагавшего решение суда подлежащим отмене, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

К.А., А. обратились в Невский районный суд Санкт-Петербурга с иском к К.В. о компенсации морального вреда, причиненного в результате ДТП в пользу К.А. в сумме <...> рублей, в пользу А. в сумме <...> рублей, расходов по оплате услуг представителя <...> рублей, ссылаясь в обоснование иска на то обстоятельство, что 27 июня 2003 года напротив дома <...> ответчик, управляя автомобилем "Скания-143" с прицепом, совершил столкновение с автомобилем под управлением К.А., в котором находилась пассажир А. В результате ДТП истцы получили телесные повреждения, А. стала инвалидом 2 группы.

02 июня 2009 года определением Невского районного суда Санкт-Петербурга в связи с заменой ответчика К.В. на ООО "Вист-М" дело направлено для рассмотрения во Фрунзенский районный суд Санкт-Петербурга.

07 сентября 2009 года определением Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга в связи с заменой ответчика ООО "Вист-М" на С. дело направлено для рассмотрения в Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга.

29 октября 2009 года определением Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга в связи с установлением места жительства С. дело направлено для рассмотрения в Приморский районный суд Санкт-Петербурга.

В порядке ст. 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации истцы уточнили исковые требования, привлекли к участию в деле в качестве соответчиков К.В. и ООО "Вист-М", просили суд взыскать с ответчиков субсидиарно компенсацию морального вреда в пользу К.В. в сумме <...> рублей, в пользу А. в сумме <...> рублей.

Решением Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 17 ноября 2010 года исковые требования К.А. и А. удовлетворены частично со взысканием со С. в пользу К.А. компенсации морального вреда в размере <...> рублей, судебных расходов на оплату услуг представителя в размере <...> рублей, в пользу А. компенсации морального вреда в размере <...> рублей, судебных расходов на оплату услуг представителя в размере <...> рублей, в доход государства взыскана государственная пошлина в размере <...> рублей.

В кассационной жалобе С. просит отменить решение суда, ссылаясь на нарушение норм процессуального и материального права.

В кассационном представлении прокурор Приморского района Санкт-Петербурга просит отменить решение суда в части отказа в удовлетворении исковых требований к К.В., ссылаясь на нарушение норм материального права.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, выслушав объяснения С.. действующего также как генеральный директор ООО "Вист-М", представителя С., К.В., А., заключение прокурора, полагавшего решение суда подлежащим отмене, не находит правовых оснований для отмены решения суда, постановленного в соответствии с требованиями норм материального и процессуального права.

Как установлено судом первой инстанции, 27 июня 2003 года у дома 75 по улице Руставели в Санкт-Петербурге произошло ДТП с участием автомобиля "Скания-143" с прицепом, принадлежащего С. под управлением водителя К.В. и автомобиля ВАЗ-21056 принадлежащего и под управлением К.А., в результате которого К.А. и пассажиру А. были причинены множественные телесные повреждения.

Вина водителя К.В. в ДТП от 27 июля 2003 года установлена определением судебной коллегии по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда от 19 декабря 2005 года по уголовному делу N 1-654/05 Калининского районного суда Санкт-Петербурга, согласно которому приговором от 27 июня 2005 года фактические обстоятельства ДТП и действия К.В. правильно квалифицированы по ст. 264 ч. 1 УК РФ, а именно нарушение К.В. требований пунктов 1.3, 1.4, 1.5, 9.2, 9.10 и 10.1 ПДД РФ, а также требований дорожного знака 1.11.1 Приложения 1 к ПДД РФ.

А. в результате ДТП причинен тяжкий вред здоровью, при этом травма головы, сопровождающаяся периферическим парезом лицевого нерва, с наличием следа обширного осаднения на левой половине лица, привела к нарушению мимики слева и является неизгладимым повреждением лица.

К.А. в результате ДТП причинен вред здоровью средней тяжести.

В соответствии с п. 1 ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Согласно ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Разрешая спор и руководствуясь вышеуказанными нормами закона, принимая во внимание то обстоятельство, что на момент ДТП автомобиль "Скания-143", государственный регистрационный знак <...> принадлежал на праве собственности С., К.В. виновный в произошедшем 27 июля 2003 года ДТП, управлял транспортным средством по поручению собственника С., суд первой инстанции правильно пришел к выводу о наличии оснований для компенсации морального вреда в пользу истцов со С., как собственника источника повышенной опасности.

Довод кассационной жалобы С. о том, что он не был на месте ДТП, не управлял автомобилем, не мог предотвратить ДТП или повлиять на его исход, не может быть принят судебной коллегией поскольку, указанные обстоятельства не освобождают С. от ответственности за причиненный истцам вред принадлежащим ему на праве собственности источником повышенной опасности автомобилем "Скания-143".

Принимая во внимание управление автомобилем К.В. по поручению его собственника С. суд первой инстанции правильно отказал в удовлетворении исковых требований истцов к К.В.

Отказывая в удовлетворении исковых требований истцов к ООО "Вист-М", суд первой инстанции правильно указал на отсутствие в нарушение положений ч. 1 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательств факта управления К.В. автомобилем в качестве сотрудника ООО "Вист-М", в связи с чем, оснований для удовлетворения исковых требований истцов к ООО "Вист-М" не имеется.

Согласно записи в трудовой книжке К.В. в период с 01 мая 2002 года по 27 июня 2005 года он работал в ООО "Вист-М" в должности водителя.

Согласно положениям ст. 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Применительно к правилам, предусмотренным настоящей главой, работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.

Согласно пояснениям К.В. и С. К.В. был направлен в рейс собственником автотранспортного средства С., являющимся также учредителем и генеральным директором ООО "Вист-М", по заданию ООО "Квадрат-СТ" для перевозки груза, принадлежащего данному юридическому лицу, без оформления соответствующего гражданско-правового договора между ООО "Вист-М" и ООО "Квадрат-СТ".

Таким образом, принимая во внимание отсутствие доказательств, подтверждающих перевозку груза К.В. как работником ООО "Вист-М", отсутствие надлежащей передачи транспортного средства собственником С. юридическому лицу ООО "Вист-М", вывод суда об отсутствии оснований для возложения ответственности на ООО "Вист-М" является верным.

Довод кассационного представления о необоснованном освобождении от гражданско-правовой ответственности непосредственного причинителя вреда К.В. не указывает на незаконность судебного постановления, поскольку К.В. при перевозке груза действовал по заданию собственника автотранспортного средства С., на основании путевого листа, оформленного во исполнение договора аренды транспортного средства, заключенного между С. и ООО "Квадрат-СТ", суду не представлены доказательства, опровергающие данное утверждение.

То обстоятельство, что вина К.В. в ДТП установлена материалами уголовного дела не свидетельствует о наличии оснований для компенсации морального вреда с К.В., учитывая, что владельцем источника повышенной опасности является С.

Довод кассационной жалобы С. о том, что пассажир А. во время произошедшего ДТП не была пристегнута ремнем безопасности, не может быть принят судебной коллегией, поскольку доказательств указанных обстоятельств суду не представлено.

Кроме того, само по себе указанное обстоятельство не освобождает от гражданско-правовой ответственности, наступающей вне связи с виной причинителя вреда, если не будет представлено доказательств, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Согласно ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Положениями п. 2 ст. 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда, при этом должны учитываться требования разумности и справедливости.

При определении размера компенсации причиненного истцам морального вреда суд первой инстанции правильно учел то обстоятельство, что вред истцам причинен источником повышенной опасности, принял во внимание степень причиненного истцам вреда.

Довод кассационной жалобы С. о несоразмерности размера компенсации морального вреда и понесенных истцами материальных затрат на лечение основан на неверном толковании закона, поскольку размер компенсации морального вреда не зависит от размера причиненного материального ущерба.

Суд первой инстанции оценил в совокупности представленные доказательства и пришел к обоснованному выводу о наличии оснований для взыскания со С. в пользу К.А. компенсации морального вреда в размере <...> рублей, в пользу А. компенсации морального вреда в размере <...> рублей.

Решение суда в части определения размера компенсации морального вреда отвечает требованиям разумности и справедливости.

Обстоятельства, имеющие значение для дела, судом первой инстанции установлены правильно. Всем представленным доказательствам суд дал надлежащую правовую оценку в соответствии с требованиями ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, оснований для несогласия с которой у судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда не имеется.

Нарушений норм материального и процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, в том числе и тех, на которые имеются ссылки в кассационной жалобе, судом не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 17 ноября 2010 года оставить без изменения, кассационное представление, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь