Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 25 января 2011 г. по делу N 4а-3635/10

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу Д. на постановление мирового судьи судебного участка N 13 района Зюзино г. Москвы от 21 сентября 2010 года и решение судьи Зюзинского районного суда г. Москвы от 01 ноября 2010 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 13 района Зюзино г. Москвы от 21 сентября 2010 года Д. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 4 месяца.

Решением судьи Зюзинского районного суда г. Москвы от 01 ноября 2010 года вышеуказанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, а жалоба Д. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе Д. выражает несогласие с состоявшимися по делу судебными решениями, ссылаясь на то, что умысла на движение во встречном направлении у него не было, на сторону встречного движения он выехал лишь половиной корпуса автомобиля, а потому этот выезд был минимальным и кратковременным, более того, он был связан с объездом препятствия в виде стоящих на перекрестке автомобилей; протокол об административном правонарушении составлен с нарушением закона, поскольку сотрудник ГИБДД не отразил в нем данные об очевидцах произошедшего, понятые при составлении протокола не присутствовали; протокол об административном правонарушении признан судебными инстанциями доказательством по делу, тогда как он не может являться таковым самостоятельно, без учета всех обстоятельств, поскольку лишь фиксирует вменяемое правонарушение; схема места нарушения ПДД не соответствует действительности; рапорт сотрудника ГИБДД не может служить доказательством по делу, так как сотрудник ГИБДД в нарушение ч. 5 ст. 25.6 КоАП РФ не был предупрежден об административной ответственности по ст. 17.9 КоАП РФ.

Проверив представленные материалы, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу состоявшиеся по делу судебные решения законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 10 августа 2010 года в 08 часов 20 минут Д., управляя транспортным средством "<...>" государственный регистрационный знак <...>, следовал в г. <...> по ул. <...> от <...> проспекта в сторону ул. <...>, у дома <...> по ул. <...> пересек линию дорожной разметки 1.3 Приложения N 2 к ПДД РФ, осуществил выезд на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, обогнав транспортное средство, нарушил п. 9.2 ПДД РФ, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Факт совершения Д. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения; рапортом сотрудника ГИБДД В., его показаниями, данными в ходе рассмотрения дела мировым судьей, и составленной им схемой места нарушения ПДД РФ; фотофиксацией правонарушения; объяснениями Д., который в ходе производства по делу не оспаривал факт выезда на сторону встречного движения, а потому вывод мирового судьи о наличии в действиях Д. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, является правильным.

Довод Д. о том, что умысла на движение во встречном направлении у него не было, является несостоятельным, поскольку о том, что выезд на сторону встречного движения в нарушение ПДД РФ был совершен Д. умышленно, свидетельствуют перечисленные выше доказательства, в том числе и его объяснения. Каждое из этих доказательств исследовано при рассмотрении дела мировым судьей и жалобы судьей районного суда, им дана надлежащая и мотивированная оценка по правилам, предусмотренным ст. 26.11 КоАП РФ. В силу п. 1.3 ПДД РФ Д., будучи участником дорожного движения, обязан был знать и соблюдать относящиеся к нему требования Правил, в частности, требования дорожной разметки 1.3 Приложения N 2 к ПДД РФ и п. 9.2 ПДД РФ. Однако, данные требования Д. нарушил и проследовал по стороне дороги, предназначенной для встречного движения.

Довод Д. о том, что на сторону встречного движения он выехал лишь половиной корпуса автомобиля, а потому этот выезд был минимальным и кратковременным, не может повлечь его освобождение от административной ответственности. Для привлечения к административной ответственности, предусмотренной ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, не имеет правового значения то обстоятельство, что транспортное средство оказалось на стороне встречного движения лишь половиной корпуса, поскольку это свидетельствует о пересечении водителем линии дорожной разметки 1.3 Приложения N 2 к ПДД РФ, что запрещено ПДД РФ и расценивается как выезд на сторону встречного движения. Исходя из содержания представленных материалов, совершенный Д. маневр обгона кратковременным не является. Во всяком случае кратковременность совершенного правонарушения не может являться основанием к отмене обжалуемых судебных решений, поскольку рассматриваемое административное правонарушение отнесено законодателем к разряду грубо нарушающих порядок пользования правом управления транспортными средствами, о чем свидетельствует вид предусмотренного санкцией ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ наказания.

Довод Д. о том, что выезд на сторону встречного движения был связан с объездом препятствия в виде стоящих на перекрестке автомобилей, не может быть принят во внимание, поскольку такие транспортные средства препятствием движению не являются.

По утверждению Д., протокол об административном правонарушении составлен с нарушением закона, поскольку сотрудник ГИБДД не отразил в нем данные об очевидцах произошедшего, понятые при составлении протокола не присутствовали. Данный довод не влечет удовлетворение жалобы. В соответствии с ч. 2 ст. 25.7 КоАП РФ присутствие понятых обязательно лишь в случаях, прямо предусмотренных главой 27 КоАП РФ, то есть в случаях применения мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, к каковым не относится возбуждение в отношении лица производства по делу об административном правонарушении, а положения ст. 28.2 КоАП РФ не предусматривают обязательное участие понятых при составлении протокола об административном правонарушении. Равным образом указанной правовой нормой не регламентировано обязательное указание в протоколе об административном правонарушении свидетелей, в случае наличия очевидцев правонарушения неуказание их в названном протоколе не лишало Д. возможности ссылаться на данных свидетелей и ходатайствовать об их допросе в ходе рассмотрения дела. Протокол об административном правонарушении по настоящему делу составлен с соблюдением требований ст. 28.2 КоАП РФ уполномоченным на то должностным лицом.

Довод Д. о том, что протокол об административном правонарушении признан судебными инстанциями доказательством по делу, тогда как он не может являться таковым самостоятельно, без учета всех обстоятельств, поскольку лишь фиксирует вменяемое правонарушение, нельзя признать обоснованным. В соответствии со ст. 26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными настоящим Кодексом, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами. Таким образом, протокол об административном правонарушении является доказательством по делу об административном правонарушении, он был исследован при рассмотрении дела, наряду с другими доказательствами, с учетом всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, и был подвергнут оценке в совокупности с другими доказательствами и в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ.

С доводом Д. о том, что схема места нарушения ПДД не соответствует действительности, согласиться нельзя, поскольку данный документ находится в соответствии с содержанием других доказательств по делу, объективно подтверждает факт движения Д. во встречном направлении с нарушением дорожной разметки 1.3 Приложения N 2 к ПДД РФ и п. 9.2 ПДД РФ, соответствует требованиям, предусмотренным ст. 26.2 КоАП РФ, и обоснованно признан судебными инстанциями имеющим доказательственную силу по настоящему делу.

Довод Д. о том, что рапорт сотрудника ГИБДД не может служить доказательством по делу, так как сотрудник ГИБДД в нарушение ч. 5 ст. 25.6 КоАП РФ не был предупрежден об административной ответственности по ст. 17.9 КоАП РФ, нельзя признать обоснованным, потому как рапорт должностного лица - сотрудника ГИБДД не относится к объяснениям, а потому при его написании не требуется предварительного предупреждения об административной ответственности по ст. 17.9 КоАП РФ.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

Порядок и срок давности привлечения к административной ответственности не нарушены, наказание назначено в пределах санкции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ. При назначении наказания мировым судьей учтены фактические обстоятельства дела, данные о личности виновного, а также характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 13 района Зюзино г. Москвы от 21 сентября 2010 года и решение судьи Зюзинского районного суда г. Москвы от 01 ноября 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении Д. оставить без изменения, надзорную жалобу Д. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь