Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 января 2011 г. по делу N 22-0731

 

Судья Ливенцева Е.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе: председательствующего Зубарева А.И., судей Медведева В.Н., Устиновой С.Ю. рассмотрела уголовное дело по кассационным жалобам осужденного А. и, его защитника адвоката Рябинина С.А. на приговор Никулинского районного суда г. Москвы от 17 ноября 2010 г., которым: А., ранее не судимый, осужден за преступление, предусмотренное ст. 146 ч. 3 п. "в" УК РФ к 2 годам лишения свободы, без штрафа, за два преступления, предусмотренные ст. 273 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы со штрафом в размере 20 000 рублей в доход государства, за каждое преступление, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно к наказанию в виде лишения свободы, сроком на 2 года 1 месяц, со штрафом в размере 30 000 рублей в доход государства; на основании ст. 73 УК РФ наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком в течение 1 года с обязательством А. в период испытательного срока не менять постоянного места жительства без уведомления уголовно-исполнительной инспекции; решен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Медведева В.Н., мнения осужденного А. и его защитника - адвоката Рябинина С.А., поддержавших жалобы, прокурора Богдашкиной А.А., возразившей против жалоб, и полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

А. признан виновным в совершении в г. Москве в августе 2010 г.: незаконного использования объектов авторского права, а равно приобретение, контрафактных экземпляров произведений в целях сбыта, в особо крупном размере; использования программ для ЭВМ, заведомо приводящих к несанкционированному блокированию и модификации информации; использования программ для ЭВМ, заведомо приводящих к несанкционированному блокированию, модификации и копировании информации, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании А. виновным себя не признал.

В жалобах осужденный А. и адвокат Рябинин С.А. считают приговор незаконным и необоснованным. Полагают, что экспертиза по делу выполнена с нарушениями законодательства и не может являться доказательством. Считают, что экспертом Центра независимой комплексной экспертизы и сертификации систем и технологий Н. были повреждены вещественные доказательства и не соблюдены требования методических рекомендаций, одобренных методическим советом федерального центра судебной экспертизы при Минюсте РФ. Указывают, что запрос фирме-правообладателю о стоимости контрафактной продукции не делался, в судебном заседании какие-либо сведения о стоимости продукции потерпевшим к материалам дела не приобщались, при этом в заключении эксперта N 7978 от 17 августа 2010 года нет ни одной даты (времени) издания справочника в соответствии с которым эксперт устанавливал причиненный ущерб. Полагают, что эксперт, отвечая на вопросы следователя, фактически выполнил комплексную экспертизу, при этом в судебном заседании экспертом к материалам дела была приобщена лишь лицензия на проведение компьютерных экспертиз, соответственно он в рамках проведения экспертизы не мог ответить на вопросы о причиненном ущербе и вредоносности программ. Указывают, что в материалах экспертизы нет ни одной даты и времени получения экспертом стоимости программных продуктов, не указанна программа для генерации кодов установки, не приведены файловые структуры данных компакт-дисков, нет исследования программ - описан только внешний вид диска. Считают, что указание эксперта на факт возможной установки программного продукта с предоставленного на экспертизу жесткого диска носит предположительный характер и не позволяет сделать однозначный вывод о том, что именно А. установил данные программы. Обращают внимание на то, что понятые не знают, какие именно программы были установлены на жесткий диск до прихода А., так как им был продемонстрирован лишь экран монитора, на который жесткий диск с установленными программами не выводился. Просят приговор отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

Проверив материалы дела, обсудив жалобы, судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

При производстве по делу нарушений уголовного и уголовно-процессуального законов, влекущих отмену или изменение приговора, не допущено.

Судебное следствие проведено в соответствии с главой 37 УПК РФ. Выводы суда о виновности А. в инкриминированных ему деяниях являются правильными, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом на основе исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательств. При собирании, проверке и оценке этих доказательств, в том числе заключения эксперта, не были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, в том числе, положений статей 85 - 88 УПК РФ, которые давали бы основания для признания их недопустимыми.

Из приведенных в приговоре доказательств виновности осужденного в преступлениях, видно, что они содержат сведения, которые полностью подтверждают описание в приговоре обстоятельств совершения А. инкриминированных ему преступлений. Выводы суда о юридической квалификации содеянного А. в приговоре убедительно мотивированы.

Так, из показаний свидетелей, оперуполномоченных ОБЭП УВД по ЗАО г. Москвы Я., П. и Б. видно, что в отдел поступила оперативная информация о том, что молодой человек по имени "А.", устанавливает не лицензионные программы на офисные компьютеры, в связи с чем было принято решение о проведении проверочной закупки, где Я. выступал в роли закупщика. 06 августа 2010 года Я. созвонился с "А." и договорился об установки ему программ, на что "А." сказал, что это будет стоит 3500 рублей. Я. в присутствии понятых были выданы денежные средства, а также диктофон, после чего он вместе с другими сотрудниками ОБЭП, а также двумя представителями общественности проследовали в офис ООО "И.", где был осмотрен жесткий диск, находящийся в системном блоке компьютера. Примерно в 12 часов в офис приехал "А.", как оказалось впоследствии А., который с принесенного с собой жесткого диска сбыл программы путем установки с указанного носителя информации на жесткий диск, установленный в системном блоке компьютера. За установку программ он отдал А. 3 500 рублей. Из показаний свидетелей - понятых Д. и Ф. видно, что в их присутствии сотруднику милиции были выданы предварительно осмотренные и отксерокопированные 3 500 рублей, а также диктофон и видеокамера, после чего примерно в 12 часов 00 минут они проследовали в офис ООО "И.", где был осмотрен системный блок компьютера, на котором никаких программ не было. Позже в офис приехал А., который используя принесенный с собой жесткий диск, а также обычные диски, что-то на данный компьютер устанавливал. Когда А. сказал, что закончил свою работу, сотрудник милиции, выступающий в роли покупателя, выдал А. 3 500 рублей. В ходе осмотра было обнаружено, что на жестком диске компьютера были установлены программы "Майкрософт Виндоуз Икс Пи", "Автокад 2007", "Автокад 2008", "Автокад 2009", при этом А. добровольно выдал внешний жесткий диск, с которого, как он сам пояснил, им были установлены вышеуказанные программы.

Из показаний представителя потерпевшего Б. видно, что от сотрудников милиции ему стало известно, что 06 августа 2010 года А. реализовал, путем установки на жесткий диск системного блока, программы для ЭВМ, авторские права на которые принадлежат А.

Представитель потерпевшего Б. и свидетели Д., Ф., Я., П. и Б. были допрошены в соответствии с уголовно-процессуальным законом, дали достаточно последовательные и детальные показания. Оснований полагать, что кто-либо из них оговорил осужденного, не имеется. Более того, показания указанных лиц согласуются между собой и подтверждаются другими доказательствами, в частности, заключением эксперта, согласно которому на представленном жестком диске содержаться программы, которые имеют отличия от выпускаемых лицензионных программ.

Поэтому суд обоснованно отверг доводы осужденного и его защитника о невиновности в инкриминируемых А. деяниях.

Утверждения осужденного и его защитника о том, что экспертиза по делу выполнена с нарушениями законодательства и не может являться доказательством по делу объективно не подтверждается материалами дела. Как видно, из материалов дела, нарушений уголовно-процессуального закона, в том числе требований главы 27 УПК РФ при назначении и производстве экспертизы, даче экспертом заключения, которые бы давали основания для признания заключения эксперта недопустимым доказательством, не было допущено. Заключение эксперта является подробным, мотивированным и последовательным. Из показаний эксперта ЦНКЭС Н. видно, что экспертиза им была проведена с соблюдением всех необходимых требований к проведению экспертиз такого рода. Определяя розничную стоимость оригинальных (лицензионных) экземпляров произведений программных продуктов он руководствовался справочником цен на лицензионное обеспечение, разработанным Некоммерческим Партнерством Поставщиков Программных Продуктов за 2010 год. Судебная коллегия соглашается с выводами суда об отсутствии оснований сомневаться в компетентности эксперта и в его заключении.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия считает, что судом правильно квалифицированы деяния А. по ст. 146 ч. 3 п. "в" УК РФ, именно, как совершение незаконного использования объектов авторского права, а равно приобретение, контрафактных экземпляров произведений в целях сбыта, в особо крупном размере, по ст. 273 ч. 1 УК РФ, как использование программ для ЭВМ, заведомо приводящих к несанкционированному блокированию и модификации информации, и по ст. 273 ч. 1 УК РФ, как использование программ для ЭВМ, заведомо приводящих к несанкционированному блокированию, модификации и копировании информации.

Наказание А. назначено в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 7, ст. ст. 60, 73 УК РФ, соразмерно тяжести и количеству преступлений, с учетом данных о личности осужденного, в пределах, установленных соответствующими статьями Общей и Особенной частей УК РФ,

При этом, суд учел, что А. ранее не судим, на учете у нарколога и психиатра не состоит, положительно характеризуется по месту жительства и работы, является инвалидом с детства, имеет на иждивении малолетнего ребенка, что признано судом смягчающим вину обстоятельством.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Никулинского районного суда г. Москвы от 17 ноября 2010 г. в отношении А. - оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь